23 фразы, которые нельзя говорить женщине

На семейном фронте есть запрещенное оружие, применение которого приводит к таким жертвам и разрушениям, что лучше его не использовать совсем. Потому что мира и пожарских котлет после таких ударов уже не будет. Даже если к вам не полетит сковорода системы “воздух-голова”, без ответки ваш демарш точно не останется. И поделом, если честно.

1. “Тебе бы только к чему-нибудь придраться”. Ага, это не Он сунул черные носки в стирку белого деликатного вот этими своими руками, а Она, негодяйка, Ему их подбросила. Именно чтобы подставить Его. В Ее же глазах. Коварнейшая многоходовка!

2. “Раз такая умная, возьми сама и сделай”. Закономерный вопрос “а зачем мне тогда ты, и за каким шишом я кормлю тебя ценными пожарскими котлетами” оставим за кадром.

3. “Решай сама наконец хоть что-нибудь!” В этом месте у пожарских, как правило, начинается истерика. У тебя, кстати тоже.

4. “Мы же с тобой об этом уже говорили”. Сам факт того, что Он изволил однажды молвить на эту тему слово, делает данную тему сакрально-неприкасаемой на ближайший геологический период.

5. “Это не то, что ты думаешь”. Угу, и совы не то, чем они кажутся, и вообще мир иллюзия, а стулья за твоей спиной превращаются в кенгуру. Что-то там летит в твою сторону, нет? Точно – кенгуру!

6. “Ты этого не говорила!” Вежливый вариант утверждения: “Дорогая, ты фатально больна: одной хромосомы нет, другая – явно лишняя, и еще, похоже, Альцгеймер на пороге”.

7. “Слушай, у тебя же уже есть сапоги!” Ну да, еще скажите садовнику, что в его саду уже имеется целая одна фиалка.

8. “Ну я же не зову тебя с собой покупать запчасти!” Ай спасибо. Добрый человек Штирлиц. А ведь мог бы и прикладом.

9. “Ты же все равно сидишь дома, неужели не могла”… После того, как прибрала в комнатах, вымыла окна, натерла пол, выбелила кухню, выполола грядки, посадила под окнами семь розовых кустов, познала самое себя, намолола кофе на семь недель вперед и наколбасила три фриланса?! Да конечно, могла! Тупо поленилась. Ой, кажется в тебя опять летит кенгуру!

10. “Я столько работаю, могу я наконец…” О да, да, йаволь, бэби. Этот мега-суперменский подвиг, достойный Гиннеса во всех его смыслах, дает карт-бланш на все на свете оптом. Можешь даже младенцев есть и не запивать их компотом. Потому что тыжестолькоработаешь, бедняжко.

11. “У тебя всегда что-нибудь болит”. Разумеется, это прямое следствие того, что по ночам она тайком протыкает собственную восковую фигурку… Коварная, коварная.

12. “Ну сколько можно?” Универсальный ответ, которым универсальный солдат выходит из любого боя. Главное – брови стремить повыше и гласные тянуть подольше.

13. “Не мужское это дело”. Ну да, мы ведь живем в средние века при дворе, где каждый чих расписан: умри, но от церемониала не отступись. А сложить тарелки в посудомоечную машину – это не царское, нет.

14. “Так уж мы, мужчины, устроены. ” Тут обычно выясняется, что у мужчин страшно прикольное устройство. Примерно такое же как у бюста Перикла: вещь крепкая, по большому счету нафиг не нужная, но при этом на нее лучше не дышать – потому что не дай бог разобьется.

15. “Ой, вот только не начинай, пожалуйста!” Магическое заклинание, способное уменьшить проблему космического масштаба до размера реснички инфузории-туфельки.

16. “И ты туда же. ” Она – Брут, Он – Цезарь. О чем после этого еще можно говорить?

17. “Женщина за рулем – это…” Плюс женская логика, ПМС и еще связка подобных ужасно остроумных формул. Отношения укрепляют – до уровня железобетона.

18. “Ну и что, ты меня теперь любить не будешь?” А эта волшебная штуковина называется индульгенция. Выдается на все случаи жизни. Разумеется, лучшее оправдание – это обвинение.

19. “Но тебе это, наверное, неинтересно”. Ну ясно, женщины только на деревьях кричать умеют и какать на голову прохожим. Вышивка крестиком – их потолок, косметическое с космическим перепутают. И даже Склодовская-Кюри была переодетый мужик.

20. “Да, конечно, конечно… А, что ты сказала?” Он бог внимания и коммуникации.

21. “Мне еще ни с кем не было так хорошо”. Расшифровка: смотри, это тебе сам султан сделал комплимент. Пади же ниц.

22. “Да ничего. Всё нормально”. Погребальная интонация и замогильная гримаса делают особенно убедительным этот блестящий ответ на вопрос: “Ты грустный, что-то случилось?”.

23. “Я тебя любую любить буду”. Ответ неправильный. Вы слабое звено и выбываете из игры. На жалобы: “постарела, потолстела” нужно отвечать “да ничего подобного!”. Ничего другого отвечать нельзя. Потому что кенгуру.

Источник: creu.ru

Наблюдаю в настоящий момент, насколько модно стало предлагать услуги по «избавлению от чувства вины»

Ну а что такого? Мы же нормально воспринимаем рекламу таблеток, обещающих исцелить “головные, суставные, регулярные женские боли”?

Естественное человеческое желание поменьше страдать вполне распространяется и на неприятные чувства. Мучает страх? Избавим от страха. Надоела вина? Какие проблемы? Сейчас отрежем!

Меж тем профессиональные психотерапевты вовсе не горят желанием избавлять своих клиентов от чувств. Наоборот, предлагают эти чувства изучать с разных сторон и даже ( о ужас!) переживать их. Нормальный психотерапевт не может гарантировать своим клиентам полное избавление от страданий.

Жизнь человка на планете Земля все-таки не 100% времени напоминает увеселительную прогулку. И каждый столкнется с трудностями, неисполненными желаниями, потерями, горем, болью. И сам обязательно будет являться причиной чьих-то трудностей или боли. Это неизбежо. И вина в этом случае – довольно правильное чувство. Оно рождено эмпатией и любовью к тому, кому мы причинили боль.

И смысл этого чувства в том, чтобы принять свою ответственность за действия, причинающие тяжелые переживания другому человеку. И, если есть возможность и ресурсы, помочь другому эту боль пережить с наименьшими потерями. Человек, который умеет переживать чувтство вины, способен удерживаться в отношениях гораздо лучше, чем люди, избегающие встречи с этим чувством.

Мы говорим о естественной вине, переживание которой приносит не самые приятные ощущения, но итогом переживания может стать личностный и духовный рост, укрепление или перестройка отношений. Чтобы человек был способен испытывать вину таким образом, он должен вырасти в семье, где переживание вины было легальным для всех ее членов.

То есть, если ребенок ронял вазу, то ему можно было ощущать вину за свою неловкость. С определенного возраста ребенок вполне способен понять, что мама и папа расстроились. И проникнуться сочувствием к ним и желанием все исправить даже без того, чтобы родители наказывали или стыдили. Но и родители имели право осознавать свою ответственнгость за то, что не предусмотрели такой поворот событий и не позаботились о хрупкой собственности и здоровье ребенка.

И испытывать вину за то, что они сгоряча накричали на малыша им тоже позволено. Нет у родителей страха потерять авторитет, проявляя свою человечность. Чувство вины требует каких-то действий по восстановлению равновесия в системе.

Виноватый не преследуется, из него не “выдавливают” извинения. От него не скрывают последствий его поступка и чувств, которые этот поступок вызвал. Возмещение ущерба, если он возможен, приветствуется и поддерживается. Если ситуация исчерпала себя, к ней не возвращаются в педагогических целях. И если в семье принято извиняться друг перед другом, не взирая на возраст и статус в семье, вряд ли в будущем выросший в такой семье человек будет обращать внимание на объвления “избавлю от чувства вины”.

Вообще, у меня есть предположение, что избавиться от чувства вины хотят те, у кого оно и так развито слабо. Но остатки совести мешают окончательному решению зашагать по трупам ради достижения собственных целей. А вот люди, действительно страдающие от чувства вины, придут к психотерапевту с совершенно иным запросом.

Например, таким: “Я недостаточно старался и мной до сих пор недовольны – на работе, в семье”. Или: “Я плохая хозяйка, жена и мать. Как мне стать лучше?” К терапевту приходят люди, которые, грубо говоря, заняли пять копеек, уже вернули сто рублей, но просят терапевта помочь им найти у себя по карманам пару лишних миллионов, чтобы раздать остальные воображаемые долги по процентам.

То есть, помимо действительной, часто пустячной вины (а все мы, повторюсь, не ангелы), человек испытывает необходимость извиняться чуть ли не за факт своего существования.

Психотерапия не избавляет от страданий. Но она точно способна помочь разобраться с тем избыточным грузом, который человек несет с собой по разным причинам и который причиняет дополнительные страдания.

Серьезные житейские штормы бывают в жизни каждого человека, и если корабль не перегружен, у него намного больше шансов удержаться на плаву в любую бурю. Чувство вины – это важная составляющая нашего поведения, и избавиться от этого чувства окончательно можно лишь серьезно повредив мозг. Что, кстати, и происходит в результате хронического отравления психоактивными веществами, например, или в случае серьезных травм и болезней.

Однако иногда избыток вины, ощущение вины “за все на свете” – это тоже следствие неправильной работы мозга, частый спутник клинической депрессии или неврологических заболеваний. В этом случае, бывает, не получается обойтись без врача.

Для тех же, кто заподозрил после прочтения этого текста, что он совсем чуточку более виноват, чем виноват на самом деле, я предлагаю простое, но немного рискованное упражнение.

Попробуйте выбрать одно-два “прегрешения”, за которые вы чувствуете себя виноватыми. Запишите их на бумаге, в компьютере или прямо тут, в комментариях. И начните фразу так “Я хотел бы попросить прощения у …. за то, что я поступил по отношению к нему (к ней) следующим образом: …”. Понаблюдайте, насколько сократится ваш “список долгов”. Потому что настоящая вина всегда адресна и предметна, в отличие от балласта, который тянет на дно.

Источник: creu.ru

COMMENTS