Беспокойный ум: привычка все усложнять

Я и раньше знала, что у современных людей ум очень беспокойный, но я не думала, что это проблема всех «белых» то есть западных людей. Более того, я предполагала, что это больше про женщин, но оказалось, что у «европейских» мужчин эта особенность развита не меньше.

Сначала об этом обмолвился аюрведический доктор после тестирования, мол, как у всех европейцев, слишком бурно работает мозг. А у азиатов (не по национальности, а по среде) такого, мол, нет. Я удивилась. Решила подумать об этом потом.

А потом одна знакомая рассказала о том, что знакомые индусы называют наши беспокойные мозги «white people problem» — то есть проблемой исключительно белых людей. Мол, мы сумасшедшие и вместо того чтобы просто жить — думаем и придумываем, сами себя загоняя в угол. Она же привела пример, который мне очень понравился. Хочу с вами поделиться.

Смотрите, как все просто. Ситуация — вам нужна помощь. Например, вы идёте из магазина и несёте очень тяжёлую сумку с картошкой. Вам очень нужна помощь. И рядом проходит, например, ваш сосед. Казалось бы — попроси его помочь! Но нет!

В нашем мозгу начинается война: попросить или не попросить? А что он обо мне подумает? А вдруг откажет?

Неудобно как-то нагружать. Но и тащить слишком трудно. Скажет, накупила сама и тащи. А вот в лекциях говорят просить надо. Может попробовать? Или лучше в другой раз?

И если даже попросила, то война не заканчивается. Если он согласился, можно свой мозг ломать на тему, хочет ли он за это что-то, почему он согласился, может у него виды на меня какие, и что подумают другие соседи, когда это увидят. А если он отказал, то переживать можно на тему, как теперь в глаза ему смотреть, и о том, что он не такой и хороший человек, каким казался.

У индусов все проще. И не только у них. Нужна помощь. Помоги мне? Да — отлично. Нет — хорошо. И все. И никаких сложных конструкций, попыток спрогнозировать мысли и действия других людей, оценок приличности и так далее. Все просто.

Это меня всегда удивляло в Индии, насколько просто и легко они обращаются за помощью, и насколько просто обращаться к ним.

Возьмите любую другую ситуацию, которую можно было бы решить проще, и увидите, как наш беспокойный ум способен простое сделать сложным.

Если, например, вам нравится другой человек. Нравится то, что он делает, как он это делает, как он выглядит и так далее. Что у вас в голове? Стоит ли ему об этом говорить? Насколько это уместно и правильно? А что он подумает? А не загордится ли? А не посмеётся ли надо мной? А вдруг он придумает себе больше, чем есть на самом деле? А если кто-то узнает, что вам это нравится? И так далее. Казалось бы — нравится – скажи и все. Человеку будет приятно, и тебе тоже. Но нет.

В Индии так и делают. Идёшь по улице, и незнакомые люди говорят тебе, какое красивое сари, как здорово ты его намотала, какие красивые дети, какая ты умница-мама. Они не хотят строить с тобой какие-то отношения, они просто идут мимо и говорят то, что чувствуют. Сказали – и пошли дальше, и скорее всего, уже тебя не помнят через пять метров.

А если вам не нравится то, что делает с вами другой человек? Здесь ключевое — «с вами», мы говорим именно о ситуациях, когда человек по отношению к вам действует так, что причиняет вам боль или неудобства. Например, вам на ногу наступили и стоят. Вы внутренне кипите и ждёте, когда у человека проснётся совесть, потому что он же специально так себя ведёт! Чем дальше, тем больше вы способны придумать и про человека, и про его отношение к вам. А человек просто не знает, что там ваша нога. Не знает, не чувствует. Но вы себе уже что-то придумали и обиделись, разозлились.

И так во всем, в любых наших отношениях голова способна все усложнять, придумывать то, чего нет, нагнетать. Помните фильм, где героиня рассказывала своему любимому о том, что у них когда-нибудь родится сын, а потом с ним случится беда? Вот классический пример. Сын ещё даже не родился. Может быть, вообще родится дочь. Или с этим мужчиной не родится никто. А она уже переживает о человеке, которого ещё нет.

Наш беспокойный ум способен нарисовать нам нечто и потом этого же испугаться. И вместо здесь и сейчас мы живём непонятно где. Даже не в прошлом, потому что мы и прошлое видим через призму своего беспокойного ума. Даже не в будущем, потому что ум рисует нам картинки чаще всего такие, которые не сбудутся никогда (и слава Богу!).

Мы живём в этих фантазиях своего воспалённого беспокойного ума.

Девушка, едва познакомившись с парнем, начинает мучиться сомнениями, её это суженый или нет, нравится ли она ему так же или он хочет ей воспользоваться, какими у них получатся дети, стоит ли брать его фамилию, где они состарятся и как назвать внуков. Она за него мысленно замуж уже вышла, там же успела поссориться и разойтись. А он просто предложил ей выпить вместе чаю.

Я часто вспоминаю разные истории, которые рассказывали девочки, исцелившие отношения с родителями. Как они через много лет смогли проговорить свои обиды и обнаруживали, что мамы и папы ничего об их мучениях не знали и не хотели причинять детям боль.

Например, у меня в детстве была жутко колючая шапка, которую я ненавидела. Но мама просила её надевать, ведь на улице очень холодно. И мой ум рисовал мне тогда разные сценарии о том, что мама специально меня мучает. А пару лет назад мы вспомнили эту шапку, и оказалось, что мама о моих страданиях ничего не знала, ведь я ей ничего не говорила. Для неё это была просто тёплая шапка и все. Мы такими растём с самого детства, нас этому учат – и люди, и среда обитания, и привычки.

Любой внешний сигнал мы всячески пытаемся как-то трактовать применительно к себе. Хотя даже любимый многими Фрейд говорил, что «иногда банан – это просто банан».

Например, если девушка сзади услышала свист, то часто она может это истолковать, как обращение к легкодоступной женщине, спроецирует это на себя, и как следствие обидится, разозлится, начнёт винить саму себя за то, что она надела сегодня. Но скорее всего, свистят вообще не ей и совсем с другими мыслями. Точно так же когда у вас за спиной кто-то смеется, 90 процентов женщин решат, что смеются над ней и судорожно начнёт проверять, ничего не забыла ли она надеть, не кривы ли ее ноги и так далее.

И с одеждой такая же странная ситуация. Мы не носим то, что нам нравится, потому что вдруг кто что подумает. Носим модное, как у всех, даже если оно неудобное и не нравится. И постоянно у зеркала оцениваем себя — как это выглядит? Какие сигналы посылает? Не стоит ли мне похудеть под это платье? Или наоборот, потолстеть? Не старовата ли я для таких шорт?

А такое платье матери троих детей надеть можно? А вдруг люди подумают что я толстая? А вдруг я на подол этой юбки где-то наступлю? А вдруг я встречу девушку в таком же платье? А вдруг меня осудят другие мамы на площадке за выпендрёж? А вдруг мужу не понравится? Казалось бы — надень то, что нравится, и будешь чувствовать себя иначе — и все. Но нет.

Вместо стимул-реакция у нас получается сложная цепочка стимул — долгие метания беспокойного ума — реакция — и снова муки ума.

Мы тратим на это слишком много сил, пытаясь понять, что о нас думают, как к нам относятся.

Мы усложняем собственную жизнь, вместо того чтобы просто жить, мы так много думаем, что на жизнь сил не остаётся.

В отношениях мы бесконечно воюем с несуществующими проблемами и высасываем проблемы из пальца. Мы и правда страдаем по глупости больше, чем по карме. Мы действительна похожи на сумасшедших.

Сколько в нашей жизни надуманных проблем! Из-за того, что мы хотим быть хорошими, как все, идеальными, не принимаем своё прошлое и боимся будущего. Мы даже не можем часто понять, чего мы хотим, где наши желания, а где — чужие.

Слишком беспокойный ум, вскормленный телевизором, воспитанием и правилами поведения, кучей бесполезных знаний, которыми мы не пользуемся, образованием, которое для корочки, но потрепало нервы и заполнило голову ерундой…

В этом месте нам есть чему поучиться у индусов или балийцев. Да, мы иногда их оцениваем как слишком простых и не знающих приличий людей. Зато они на эту тему не переживают и даже не думают о том, что мы о них думаем. Продолжают жить так, как чувствуют и оставаться собой. А нам бы наши беспокойные мозги научиться успокаивать, и это уже сможет приблизить нас к ощущению счастья.

П.С. Как там шутят — Бог дал тебе мозги, чтобы думать, какое платье надеть, а ты о судьбах человечества. Не надо так!

П.П.С. И пожалуйста, расслабь свой нахмуренный лоб, под которым уже началась война мыслей на тему, что совсем без мозгов жить невозможно, что зато они все бедные, что я тут из всех дур делаю. Расслабься. Статья не об этом.

Источник: creu.ru

В чем ты прекрасна, если ты сложная женщина

«Будь проще!» – то и дело поучают советчики: чаще всего непрошеные. Их можно понять: чем ты проще, тем для них удобнее. Можно откликнуться на эти призывы, а можно позволить себе быть сложным и получать от жизни многоступенчатое, многослойное и многосоставное удовольствие.

После 40 я стала беречь кожу и хожу на море только по вечерам. Этим летом, уже в темноте полоская купальник, я увидела в прибое тысячи светящихся рачков. Один из них зацепился за мое кольцо и светился какое-то время после того, как волна отхлынула. Было красиво. Море мерцало. Я позвала дочку, мы вместе залюбовались свечением и этим моментом и обе его запомнили…

«Я не грустный, я сложный, – сказал доктор Хаус, – девчонкам нравится».

И это правда. Но при этом сложных (особенно сложных женщин) путают с грустными, мрачными и, что еще хуже, несчастными. «Как у тебя все сложно!» – говорят обвиняющим тоном и считают это недостатком.

А чем плохо быть сложным? Это ведь значит, что у тебя много поводов заморочиться (углубиться, понять), но много и способов получить удовольствие. И это будет роскошное, многоэтажное, сложное удовольствие. Даже если это пиво с килькой. Потому что у сложных больше рецепторов, ассоциаций, усилителей вкуса. У них острее чувства и объемней реакции. И потому им меньше надо для счастья. Они настолько сложные, что могут радоваться простым вещам. Одни они и могут.

Если ты сложный, то с возрастом мир для тебя становится все многомернее, раскрывается, как чайный лист в кипятке

Знаете, хорошие духи, когда их нюхаешь на бумажечке, пахнут не так, как на теле, за ушком, не так, как на запястье, а к вечеру – не так, как утром. Утром легче, к вечеру – сильней. И в моем мире каждый человек и каждый предмет будто сбрызнут такими духами. Все в нем движется, все меняет очертания и смыслы, глубину и цвет, и чем дальше, тем интенсивнее. Это и называется взросление и зрелость, по-моему.

У меня есть подруга на 12 лет старше. Когда мне было тридцать, а ей сорок два, она как-то раз отодвинула клавиатуру, потянулась на стуле, похрустела косточками и выдохнула: «У-у-у нас еще столько кайфов впереди». Тогда я не находила поводов для оптимизма в возрасте за сорок. Но теперь ей 54, и нельзя не признать, что кайфов действительно было много и столько же ожидается. Потому что если ты сложный, то с возрастом мир для тебя становится все многомернее, раскрывается, как чайный лист в кипятке. Это как подростков дешевые сигареты и песок в трусах, у взрослых виски и ортопедический матрас. И это естественный ход вещей.

Повзрослеть – значит приобрести много успешных способов примириться с собой и жизнью

Повзрослеть – не значит завести коллекцию обуви и построить новую гардеробную. Это не много новых вещей, это много новых страстных интересов и ощущений. И много успешных способов примириться с собой и жизнью и наслаждаться всем этим.

И опыт, его никуда не денешь. Он копится. И тоже придает объем восприятию, придает 3D-эффект всему. Ты уже много чего перепробовал, у тебя есть предпочтения, привязанности – в цветах, запахах, тактильных ощущениях, тканях обивки кресел…

Да, тебе это важно. Если обивка, скажем, коричневый синтетический ковер, не айс, конечно, но ты переживешь – на то и взрослый. Но если светлый лен – ты можешь быть счастлив уже от этого. Можешь сидеть в холле гостиницы, ждать кого-то, разглядывать свою руку на подлокотнике и переплетение нитей в ткани и радоваться.

И так во всем: в еде и алкоголе, в городах, их архитектуре (посмотри, какая лестница!), местах, делах и маршрутах, погоде и природе, кино и музыке, общении и дружбе, – в том, что важно, а на что закрыть глаза в человеке… Отобранные из множества – свои кайфы и любимые вкусы. И все это тебя не утяжеляет, а облегчает.

Финансовые возможности могут все это усилить, но не могут заменить

Другое дело, если ничего этого не произошло. Где-то что-то сломалось и не случилось. И нет у тебя глубоко-внутреннего ресурса – крупных и мелких привязанностей, любовей, симпатий, радостей, привкусов жизни… Финансовые возможности могут все это усилить, но не могут заменить.

И если совсем мало про что ты можешь сказать: «Ох, как же я это люблю! Прямо обожаю». То есть сказать можешь – любить не получается. Но вроде надо же иногда радоваться, и ты заглядываешь в себя и спрашиваешь: «Что я люблю больше всего в жизни? Кого хочу видеть прямо сейчас? Чтобы меня сейчас так порадовало, что прямо – ух!» И в ответ тишина. И можно еще поскрести ложечкой по медной кастрюльке желаний, но без толку. И вот тогда начинается: «Где мой увлажнитель для пятки? Почему чай холодный, шампанское теплое?» И кубики льда в бокале не той формы.

Но если все по-взрослому – в жизни у тебя больше того, что тебе нравится. Включая твои причуды и странности, песчинки и трещинки, которые давно обнаружил, с которыми сжился и которые тоже ежедневно украшают жизнь. Прелесть в том, что ты уже простил себе бзики и с каждым у тебя есть история отношений: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие – и все это позади. Любишь их в себе и знаешь, что они делают тебя непохожим на всех. Уверился в этом.

Зрелость и сложность – это когда умеешь зализывать раны, запудривать шрамы либо носить их гордо, как ордена

И еще твои ошибки, которые были то ли правда ошибками, а то ли настоящей любовью, которая всегда права. Но взрослость, зрелость и сложность – это когда умеешь зализывать раны, запудривать шрамы либо носить их гордо, как ордена. И реже чувствовать одиночество, а если чувствовать, то не бояться его.

Как странно слушать призывы к простоте, «простым» человеческим радостям, неприхотливости утех, посыпание голову пеплом – да, мол, мне нужно больше условий для счастья, больше аксессуаров и мне уже мало дешевого портвейна и сигарет «Друг», чтобы веселиться. Тоска по подростковой неразборчивости, безбашенности и отчаянию во всем – она иногда всплывает. Но когда ты знаешь и любишь так много всего разного, любишь так подробно, раскусываешь с таким смаком, не жалеешь, что тебе не 20 лет. И о том, как часами валялся на пляже, не боясь обгореть, и обгорал-таки до полной смены кожи, вспоминаешь без сладостной ностальгии.

Как говорит один очень успешный продавец кондиционеров: когда ты нашел свое место под солнцем, твой выбор – оставаться в тени. Там бездна интересного и длинный список сериалов, которые еще надо успеть .

Что позволяет нам ощутить настоящее наслаждение? Способность быть собой и доверие к другому, умение не торопиться и ждать, полагает нейрофизиолог.

Что лучше – маленькие радости или всепоглощающее наслаждение? По-настоящему счастливы те, кто умеет ловить светлые мгновения жизни, видеть в них смысл и получать от них удовольствие. Но, чтобы этому научиться, прежде необходимо прислушаться к себе…

Источник: creu.ru

COMMENTS