Два полюса: Наглость и неуверенность в себе

Наглость – это что-то вроде бесстыдства и дерзкого самоуверенного нахальства, которое граничит с хамством.

Иногда наглость имеет положительный оттенок, когда акцент идет именно на уверенности в совершаемых действиях, а не на их бесцеремонности.

В наше время неуверенность в себе часто противопоставляется такой «положительной» наглости. Мы говорили о неуверенности в себе, страхе перед решительными действиями и переменами в жизни. В таком ключе преодоление страха — это даже не наглость, а скорей такое осознание происходящего, когда становится ясно, что страхи беспочвенны и не имеют смысла. В этом уже нет никакого противопоставления. Однако современный «уверенный» в себе человек часто увязает именно между противоборствующими «наглостью» и «неуверенностью» в своих силах, оказываясь то на одном полюсе этого антагонизма, то на другом.

Попробуем разобраться в сущности этих явлений.

Возьмем, например, такую обыденную ситуацию, когда, при входе на работу установлен контрольно-пропускной пункт. Допустим, несколько раз в прошлом вы уже забывали свой пропуск, и охранник, нарушая устав, вас пропускал, потому что «входил в ваше положение», потому что он знает, что вы действительно здесь работаете. Вы уже почти привыкли к лояльности местной службы безопасности. Но вот, недавно появился новый охранник, наглый, строгий на лицо и неприветливый. И вот, очередной раз с вами приключилась рассеянность. Пропуск остался дома, вы смотрите с улыбкой на охранника, извиняетесь, но тот машет головой, дескать, и речи быть не может! У них тут свои правила! Заигрывания с охранником ни к чему не приводят. Ему плевать, что вам надо возвращаться домой за пропуском, а потом писать «объяснительную». И в это время может возникнуть вполне «адекватное» ощущение раздражения.

Что происходит на самом деле? Действительно ли в этой ситуации раздражение на «наглость» оправдано?

В подобных ситуациях, чтобы освободиться от болезненной реакции, необходимо ясно понимать, ЧТО руководит ее участниками. Как правило, достаточно понимания причины внешнего раздражителя. Если видимая причина – поведение охранника, значит необходимо анализировать именно эту, видимую причину. Почему охранник проявил наглость? Потому что сволочь? Это не внешняя причина, а личная субъективная реакция. Пока поговорим о внешних причинах.

Охранник может быть раздражающе скрупулезным просто потому, что боится наказания в следствии нарушения устава. Легко понять человека, который боится. Страх может выразиться внешней обеспокоенностью, или чем-то вроде «праведного» гнева. Но даже такой уровень понимания внешней причины может сохранять гнев, направленный на испуганного охранника.

Может раздражать «неуместная глупость» – дескать, «нельзя же быть таким болваном, чтобы создавать из-за необоснованных страхов проблемы окружающим!». Если Вы полагаете, что страх охранника вызван его ограниченным пониманием ситуации, стоит понять, чего конкретно человек боится. Он («напрасно») может бояться потерять работу, или опасается, что выговор начальства заставит его пережить унижение и еще больший страх. Здесь связь между поступком и его причиной достаточно простая для понимания. Легко понять страх. Когда человек боится, он страдает. Сложней понять наглость.

Чтобы понять наглость ее нужно разложить на более простые для понимания составляющие. Как уже было упомянуто, наглость и неуверенность в себе – это два полюса. В сущности – это две стороны одной монеты, одного и того же явления. Наглец – это неуверенный в себе человек. И чтобы эту неуверенность в себе как-то уравновесить, чтобы доказать себе, что все обстоит иначе, неуверенный в себе человек начинает проявлять наглость. Он себя не знает, и поэтому ищет подтверждения из внешних источников. Его чувство собственной важности заставляет искать подтверждение этой «важности» во внешнем мире, в том, как реагируют на него окружающие.

Иной раз, наглец, чтобы убедиться в том, что он «важный» человек, может с этой целью унизить другого человека, или пнуть дверцу собственного шкафа, которая вдруг встала на пути «важного» человека. Наглец самоутверждается, потому что боится пережить унижение. Человек проявляет наглость, чтобы поддержать свою самооценку, чтобы доказать самому себе, что он важен!

Возможно, пример наглости и неуверенности в себе на пропускном пункте – не самый показательный. Примеры могут быть любые: ситуации на дорогах, в очередях, при разделе «добычи» и др. У каждого в жизни могут быть свои примеры, в зависимости от опыта и данных в подсознании. Образно говоря, когда встречаются два наглеца, это напоминает встречу двух молодых бычков, которые никак не могут разойтись на узкой тропинке.

Когда наглость встречается с мудростью, это похоже на то, как начинающий каратист-задира подстрекает опытного, обладающего черным поясом. Опытный может сознательно уступить, проявить гибкость, потому что он уже уверен в себе, ему не нужны внешние подтверждения своей силы, в которых так нуждается новичок. Большая умная собака спокойна, а маленькая шавка лает на всех прохожих.

Когда «сила» держится на слабости окружающих – грош цена такой силе. Истинная сила – уметь настоять на своем, дать сдачи равному себе, но при этом не делать этого под влиянием самоутверждения. Сильный человек не станет давить, пока ситуация этого не требует. Добро – это не крестовый поход против «неверных». Добро сильнее зла не потому, что, «кто победил, тот и добрый». Добро – это мудрость, понимание последствий, понимание самого себя и своих истинных потребностей. Никто не может желать насилия всей душой. Наглость – это искаженное, неполное понимание собственной природы. Добро сильней зла, потому что добрый человек познал бесполезность зла.

Может показаться, что в этой статье наглость и неуверенность в себе критикуются. Единственная цель, которую я на самом деле здесь преследую – отображение этого психического механизма на вербальном уровне. В идеале, стоит помнить, что как наглость, так и неуверенность в себе – это наносное, это – двойственность, ментальная иллюзия, которая затрачивает море энергии. Наглость и неуверенность в себе – недальновидные «советчики». Их руководство приводит к болезненным крайностям и заблуждениям. Без наглости и неуверенности в себе остается больше энергии и ясности для принятия взвешенных решений.

Простить другого человека, перестать раздражаться можно, когда есть глубокое, ясное понимание его поступков. Тем более что раздражает нас на самом деле, именно то, что живет в нас самих. Нас раздражает наглость другого человека, потому что мы сами себе запрещаем проявлять это качество. Наглость «другого» человека – проекция нашего собственного качества на внешнюю реальность. Чужая неприемлемая наглость – это наша собственная наглость, которую личный внутренний цензор грубо впихнул в кладовую бессознательного. И теперь она вырывается оттуда в форме обозленного раздражителя.

Иными словами, мы запрещаем чужую наглость просто потому, что запретили ее себе. Быть наглым – вовсе не «плохо». Покуда держится подавленная наглость, полезно практично и умеренно выпускать ее на поверхность в форме уместной «уверенности». Тогда, чужая наглость не будет вызывать зависти и раздражения. Вот это – уже более глубокая работа на личном внутреннем уровне.

В конечном итоге все сводится к страху эго. Страх неуверенного в себе наглеца простить легче, чем наглость. Все мы еще учимся. Эго устойчиво в динамическом равновесии. Эго – структура, которая непрерывно течет, меняется, дополняется новыми «мазками». Поэтому эго пребывает в непрерывном поиске новых опор. Этой структуре не бывает «достаточно», ей всегда «мало». Эго пребывает в непрерывном поиске внешних подтверждений своего процветания. Но даже на этом уровне достижимо относительное успокоение, когда человек освобождает себя от полярности неуверенной в себе наглости.

Для гармонизации и устранения конкретных страхов может подойти анализ ситуации, пример которого приведен в этой статье. Чтобы устранить страх полностью, необходимо познать себя, свое истинное высшее «Я». Это – духовное просветление, состояние Будды. Искреннее устремление к этому может научить многому. Но здесь я не стану советовать «просветляться» и медитировать. Каждый уравновешивает жизнь наиболее эффективно теми «инструментами», которые доступны на текущем этапе.

Источник: creu.ru

Суть психологической боли проста: несогласие с происходящим, вызванное привязкой к определённым ментальным шаблонам

Как следствие — попытка силой удержать стабильность этих шаблонов — что приводит к мощнейшему перенапряжению мозга.

Если рисовать картинку, то попытка удержать привычные психошаблоны на фоне изменений реальности — это всё равно, как попытка удержать проносящийся мимо поезд, хватаясь за него крюком.

Человек живёт образами. Он создаёт некий набор образов с неким набором взаимосвязей между ними. Например, «Она меня любит — и мы будем вместе вечно!». или «Мои друзья никогда меня не предадут!». или «Я молод и здоров — и это норма на всю жизнь!», и т.д.

Эти взаимосвязи между образами (взаимодействия между ментальными установками) с течением времени становятся стабильными и прочными — словно корни мощного дерева, связанные с почвой. И человек не только привыкает к ним — но и отождествляет себя с ними как единое целое. Фактически, человек создаёт мощные и стабильные энергетические силовые линии, реально привязывающие его к энергии, моделирующей желанный для него образ.

И вдруг реальность меняется — и эти связи приходят в движение. А человек не готов к этому — он живёт в инерции своего отождествления с привычными образами-установками, он прирос к ним. Итог прост: при попытке удержать изменяющуюся реальность своей силой (энергией), человек ощущает всё возрастающее «психическое» (а на самом деле, энергетическое) напряжение — вплоть до такого, которое может свести его с ума или убить.

Иными словами, суть психологической боли — это удержание ускользающего комфорта. А парадокс заключается в том, что единственным способом, который решает эту проблему (если уж всё дошло до уровня проблемы) — это отпускание ускользающего комфорта.

На примере этого мы ещё раз можем легко увидеть вред инерции: ведь попытка удержать то, что уходит — это стремление жить по инерции, неосознанно. И это приводит к неизбежному страданию.

Однако это не значит, что как только что-то в вашей жизни приходит в движение, его тут же надо бросать и забывать. Нет — такой механизм столь же груб и вульгарен, как и попытка удерживать динамичную реальность.

Наилучшая формула поведения в этой ситуации — это делать все возможное, чтобы выстраивать ситуацию как комфортную и стабильную — и, одновременно, ни в один миг не пытаться её присвоить и удерживать.

Говоря языком даосов — надо удерживать, не удерживая.

Такой алгоритм совмещает разорванные дискретности: он позволяет и работать над созданием стабильной ситуации — и не держаться за стабильность как за нечто, на что у тебя есть права.

Очень показательно в этом плане искусство рисовать водой на асфальте, которым занимаются некоторые мастера в Китае, а также отдельные европейские художники вроде Niels Shoe Meulman. Рисунок может быть очень красив — но уже через несколько секунд вода испаряется, и он исчезает. Уравновешенное принятие и красоты, которую создаёшь, и её ускользаемости — это и есть алгоритм, в котором психологическая боль попросту невозможна.

Подытожим. Если вы действительно пытаетесь однобоко удержать ускользающую реальность — значит, вы тупой носорог, толкающий Эверест с криками «Нет, ты подвинешься! Я сказал!».

В этой ситуации несколько странно пенять на то, что Эверест ни в какую не хочет двигаться, но именно это вы и делаете чаще всего.

Источник: creu.ru

COMMENTS