Г остер

Бабушка удава

Здравствуй, уважаемый Ребёнок! Пишет тебе детский писатель. Этот писатель — я. Меня зовут Григорий Остер. Как зовут тебя, я не знаю, но я догадываюсь. И ещё я догадываюсь, что тебе хочется услышать какую-нибудь сказку. Если я правильно догадываюсь, тогда слушай. А если я догадываюсь неправильно и тебе не хочется слушать сказку, тогда не слушай. Сказка никуда не денется, она тебя подождёт. Приходи, когда захочешь, и ты услышишь её всю от начала до конца.

Но ты, уважаемый Ребёнок, всё-таки не очень задерживайся, а то станешь взрослым и тебе будет уже не так интересно слушать сказку про слонёнка, мартышку, удава и попугая.

Эти слонёнок, попугай, удав и мартышка жили в Африке. Каждый день они собирались вместе и придумывали что-нибудь интересное. Или просто разговаривали. Или мартышка пела смешные песенки, а удав, слонёнок и попугай слушали и смеялись. Или слонёнок задавал умные вопросы, а мартышка, попугай и удав отвечали. Или слонёнок и мартышка брали удава и крутили, как скакалку, а попугай прыгал через него. И всем было весело, особенно удаву. Слонёнок, попугай, удав и мартышка всегда радовались, что они знакомы друг с другом и играют вместе. Поэтому все удивились, когда мартышка однажды сказала:

— Ах, как жаль, что мы знакомы друг с другом!

— Разве тебе не интересно с нами? — обиделся попугай.

— Нет, вы меня не поняли! — замахала руками мартышка. — Я совсем не то хотела сказать. Я хотела сказать: как жаль, что мы уже знакомы. Вот было бы интересно нам всем ещё раз познакомиться. Я бы с удовольствием познакомилась с тобой, слонёнок, ты такой вежливый, с тобой, попугай, ты такой умный, с тобой, удав, ты такой длинный.

— И я, — сказал удав, — с удовольствием познакомился бы с тобой, мартышка, с тобой, слонёнок, и с тобой попугай.

— И я, — сказал слонёнок. — С удовольствием.

— Но ведь мы уже знакомы! — пожал плечами попугай.

— Вот я и говорю, — вздохнула мартышка. — Как жаль!

— Друзья! — вдруг сказал удав и взмахнул хвостом. — А почему бы нам не познакомиться ещё раз?

— Два раза подряд знакомиться нельзя! — сказал попугай. — Если с кем-нибудь знаком, то это уже навсегда. Ничего тут не поделаешь.

— А мы, — предложил слонёнок, — давайте возьмём и познакомимся сначала!

— Правильно! — сказал удав. — Давайте разойдёмся, а потом случайно встретимся и познакомимся.

— Ой! — заволновался слонёнок. — А вдруг мы случайно не встретимся?

— Ну, это-то как раз не беда! — сказал попугай. — Если мы не встретимся случайно, мы потом встретимся нарочно.

Мартышка закрыла руками глаза и закричала:

Раз, два, три, четыре, пять!

Начинаю вас не знать!

Чтобы встретиться опять!

Когда мартышка открыла глаза, никого не было. Потом из-за дерева вышел слонёнок. Из травы выполз удав. А из-под куста вылез попугай. Все доброжелательно посмотрели друг на друга и стали знакомиться.

Мартышка пожала попугаю крылышко. Попугай пожал слонёнку хобот. Слонёнок пожал удаву хвост. И они все сказали друг другу: «Будем знакомы!» А потом сказали: «Очень приятно было познакомиться!»

И это действительно было так приятно, что с тех пор они каждый день знакомились по два раза. Утром, когда встречались, и вечером на прощание, перед тем, как отправиться спать.

Однажды попугай ходил по Африке и смотрел по сторонам. И всё понимал. На что ни посмотрит — всё ему сразу ясно. Например, посмотрит попугай на кактус и подумает: «Ага! Этот кактус занят очень важным делом — он растёт сам и отращивает свои колючки». Или глянет попугай на кокосовую пальму, увидит там кокосовые орехи и подумает: «Эти кокосовые орехи зреют. Скоро они созреют и упадут. Кому-нибудь на голову».

Попугай вышел на полянку и увидел мартышку. Мартышка карабкалась на высокую финиковую пальму. Она долезала до середины ствола и очень быстро съезжала вниз.

«Чем занимается мартышка? — спросил сам себя попугай и тут же сам себе ответил: — Мартышка катается».

— Катаешься? — спросил попугай мартышку.

— Лезу! — сказала мартышка и снова полезла на пальму. Она опять добралась до середины ствола и опять очень быстро съехала оттуда вниз. И полезла на пальму ещё раз.

Попугай постоял внизу и подождал, пока мартышка снова к нему приехала. Тогда он спросил:

— Если ты лезешь, почему же ты катаешься?

— Сама не понимаю! — удивилась мартышка. — Мне хочется фиников, и я лезу вверх. А получается — вжжжжжик — вниз!

— Так-так… — задумался попугай. — А ну, покажи мускулы!

Мартышка согнула свои тоненькие ручки и показала попугаю свои щупленькие мускулы.

— Всё ясно! — сказал попугай. — Мускулы никуда не годятся!

— Почему это не годятся? — обиделась мартышка.

— Слабые! — объяснил попугай. — Тут, — попугай показал на высокую пальму, — нужны сильные мускулы!

— А у меня… — испугалась мартышка, — других нет. Только эти.

— Чужие мускулы тебе не помогут! — сказал попугай. — Надо укреплять свои. Нужны спортивные упражнения! Зарядка!

— Зарядка? — удивилась мартышка.

— Стань прямо! — велел попугай. Мартышка стала прямо. Попугай скомандовал:

Ноги вместе! Руки врозь!

Раз, два, три, четыре!

Ноги выше! Руки шире!

Попугай командовал, а мартышка разводила руки в стороны и опускала их вниз, поднимала вверх и приседала на корточки, подпрыгивала и хлопала в ладоши над головой и за спиной, бегала на носках и ходила на пятках и делала ещё много чего другого.

— А скоро они укрепятся, мускулы? — спросила наконец мартышка, стоя на одной ноге и размахивая руками.

— Скоро! — пообещал попугай. — Будешь делать зарядку каждое утро и…

— Каждое?! — протянула разочарованная мартышка.

— Каждое утро! — подтвердил попугай. — Будешь делать зарядку каждое утро. И от этой зарядки ты будешь всё время заряжаться, заряжаться… А потом — бах! — и станешь сильной.

— А нельзя сразу — бах? — спросила мартышка.

— И я каждое утро буду делать зарядку одна? Мне же станет скучно! — возмутилась мартышка.

— Ну, можешь делать зарядку с кем-нибудь вместе, — разрешил попугай. — Ты давай тут потренируйся, — сказал он, — а я потом приду и посмотрю, как у тебя получается.

И попугай ушёл. Мартышка немножко попрыгала в одиночестве, а потом заметила, что на неё с удивлением смотрит вышедший из зарослей слонёнок.

— Аааа… Слонёнок! — обрадовалась мартышка. — Хочешь делать что-нибудь вместе со мной?

— Хочу, — сказал слонёнок, немного смущаясь.

— Прекрасно! Сейчас мы с тобой вместе… будем делать… зарядку. Так! Стань прямо!

— Зарядку? — вздохнул слонёнок и попятился. Но было уже поздно, мартышка поймала его за хобот. Пришлось слонёнку стать прямо.

— Упражненье началось! — скомандовала мартышка. — Ноги вместе…

И тут слонёнок упал. И даже перекувырнулся на спину.

— Ты чего? — удивилась мартышка. — А ну, давай сначала!

— Упражненье началось! Ноги вместе… — Опять скомандовала мартышка. Но как только она дошла до «ноги вместе», слонёнок опять упал. И опять перекувырнулся на спину.

Мартышка посмотрела на слонёнка с подозрением.

— Что это ты всё время падаешь? — спросила она. — Давно это с тобой?

— Недавно! — честно признался слонёнок, лёжа на спине. — Сначала ты говоришь: «Упражненье началось!» — и я пока ещё не падаю. А потом ты говоришь: «Ноги вместе!» — и я ставлю ноги вместе. И вот тут я падаю. Каждый раз.

— Странно! — задумалась мартышка.

— Мартышка, — предложил слонёнок, поднимаясь на ноги, — давай я лучше не буду делать эту зарядку. А то я от этой зарядки всё время падаю.

— Глупости! — сказала мартышка. — От зарядки не падают. Становись ещё раз. Упражненье началось! Ноги вместе… — мартышка замолчала и стала ждать, упадёт слонёнок или не упадёт.

«Наверно, я опять упаду», — подумал слонёнок. И сразу же понял, что не ошибся. Он понял это уже лёжа на спине.

— Что это вы делаете? — вдруг раздался голос удава, который в эту самую минуту начал выползать на полянку. Чем это вы занимаетесь? — спросил удав, закончив выползать.

— Падаем! — сказал слонёнок, покачиваясь на спине и болтая ногами в воздухе.

— Ну и как? — спросил удав. — Нравится?

— Не очень, — сказал слонёнок.

— Это тебе не очень, — уточнил удав, — а мартышке?

— А я и не падаю, — сказала мартышка. — Это слонёнок падает.

— Ага! — понял удав. — А тебе, мартышка, значит, нравится, как он падает?

— Не то чтобы ей очень нравилось, — задумчиво сказал слонёнок, лёжа на спине и глядя в небо, — но она, кажется, не против… чтоб я падал.

— Ничего подобного! — закричала мартышка. — Я очень против. Чтоб ты падал.

Г остер

В одной капле воды жил микроб. Звали микроба Петька. У Петьки были папа и мама. Тоже, конечно, микробы. А ещё у Петьки были дедушки и прадедушки, бабушки, дяди, тёти, братья родные, братья двоюродные, троюродные, сёстры… целая куча родственников. И все тоже микробы.

Жили они в капле воды и поэтому вечно ходили мокрые. Вообще микробы очень маленькие. Им любая букашка кажется больше слона. А Петька и вовсе был маленький, потому что еще не вырос.

И вот однажды мимо капли, в которой жили микробы, пробегал муравей. Он увидел каплю и сказал:

– Что-то сегодня жарковато. Не выпить ли мне эту каплю? Она такая прохладная на вид.

Микробы услышали и ужасно испугались. Они забегали по капле, заплакали, закричали. В общем, устроили панику.

Один только Петька не струсил. Он высунул голову из капли и очень громко сказал муравью:

– Эй, муравей, разве твоя мама не говорила тебе, что сырую воду пить нельзя?!

Муравей, конечно, не увидел Петьку, но голос его услышал, удивился и спросил:

– Кто это со мной разговаривает?.

– Это я – Петька-микроб, – сказал Петька. – Я очень не советую тебе, муравей, пить нашу каплю. Ты можешь заболеть, потому что в капле живём мы – микробы!

– Спасибо, что предупредил! – сказал муравей. – Ты настоящий друг.

И побежал своей дорогой. А микробы всё хвалили маленького Петьку и радовались, что он спас родную каплю от гибели.

Однажды пришли учёные, взяли каплю с микробами и понесли в свою лабораторию. Учёные шли по дороге, несли каплю и разговаривали.

– Давайте рассуждать логически, – сказал Самый главный учёный. – Мы ведь учёные, так?

– Так! – сказал Самый младший научный сотрудник.

– Мы несём каплю, а в капле сидят микробы, так?

– Вот мы и будем этих микробов изучать.

– Это очень удачная мысль, – сказал Самый младший научный сотрудник.

И все остальные учёные тоже сказали:

– Мы с вами совершенно согласны.

Учёные принесли каплю в лабораторию и положили под микроскоп. А микроскоп – он как бинокль. Если смотреть с одной стороны – все увеличивается, а если с другой – уменьшается. И вот когда с одной стороны микроскопа собрались учёные, а с другой – микробы, то микробы увеличились, а учёные уменьшились, и все стали одинаковые. Не на самом деле одинаковые, а только если смотреть через микроскоп.

Учёные смотрят через микроскоп на микробов и говорят: «Какие интересные микробы. Одни – большие, а другие – маленькие».

А микробы тоже смотрят через микроскоп на учёных и говорят: «Какие интересные учёные».

Петьке-микробу захотелось, конечно, рассмотреть учёных поближе, он стал всех расталкивать и вперёд пробираться. А учёные говорят:

– Смотрите, какой микроб: самый маленький, а толкается.

Тут пожилой микроб, Петькин прадедушка, подошёл к микроскопу и говорит учёным:

– Вы не смотрите, что мы микробы. Микробы тоже разные бывают. Бывают вредные, а бывают, наоборот, полезные. Мы как раз полезные.

А Самый главный учёный ему отвечает:

– Вы не волнуйтесь, мы знаем, что вы полезные. Мы вашу каплю нарочно взяли, чтоб нашему Самому младшему научному сотруднику показать. Чтоб он тоже знал. Мы ему вас покажем, а потом обратно отнесём, где взяли.

– Тогда всё в порядке, – говорит Петькин прадедушка. – Мы не возражаем.

А Петька смотрел-смотрел на Самого младшего научного сотрудника и вдруг показал ему язык. А младший научный сотрудник растерялся и тоже Петьке язык показал. Он забыл, что он научный, и вспомнил только, что он младший, поэтому так сделал.

Тут все микробы стали стыдить Петьку, а все учёные – самого младшего научного сотрудника.

– Фу, как некрасиво показывать язык, – сказали микробы.

А учёные сказали:

– Это очень нехорошо – язык показывать.

– Мы нашего Петьку накажем, – сказали микробы учёным, – мы ему сладкого компота после обеда не дадим.

– И мы нашего младшего научного сотрудника накажем, – сказали учёные, – мы его лишим премии.

– А мы, – сказали микробы, – нашего гулять не пустим.

– А мы, – сказали учёные, – нашему отпуск только зимой дадим, когда холодно и нельзя в речках купаться.

– А мы, – сказали микробы, – у нашего все игрушки отнимем.

– А мы, – сказали учёные, – нашему диссертацию, которую он написал, порвем.

Тут младший научный сотрудник заплакал, а Петька хоть и не заплакал, но тоже очень обиделся.

И всем их жалко стало. И учёные стали заступаться за Петьку, а микробы – за младшего научного сотрудника.

– Вы уж простите своего, – сказали микробы учёным.

– Ладно. Мы своего простим, только и вы своего простите.

А потом учёные попрощались с микробами и отнесли каплю на место. И всё-таки в самую последнюю секунду Петька взял и ещё раз показал младшему научному сотруднику язык. И тот тоже Петьке язык показал. Хорошо еще, что никто этого не заметил.

Остров Эскадо

Дети делятся на мальчиков и девочек. А мальчики и девочки делятся на тех, кто друг с другом делится, и на тех, которые ни с кем ничем не делятся. Потому что, если со всеми делиться, самому мало останется.

Да. Это, к сожалению, так.

Но попробуйте в жаркий день самостоятельно съесть мороженое, когда вокруг стоят и облизываются те, у кого мороженого нет. Не очень-то это приятно. Хотя, с другой стороны, когда у всех есть, а у вас нету, — еще хуже.

В этой книжке написано про разных знакомых, которые собрались на одном острове и стали там вместе жить. Читайте — узнаете, какая чепуха у них из этого получилась. А может, и не совсем чепуха.

Куда пойти плеваться? Как закрываются острова? Где встречаться с собственным чаем? Что зарыто на кладбище?

Небольшой участок суши, со всех сторон окруженный не забором, а водой, называется островом.

Если намазать хлеб маслом, позавтракать, а потом шлепать босиком по песку вдоль берега, к обеду явишься на то же место.

Чудеса? Не совсем. Попроси папу вытащить на середину комнаты стол, поставь на край чашку чая и шагай вокруг стола. Очень скоро обойдешь стол, вернешься к чаю с другой стороны. То же самое случится с тобой, когда пойдешь гулять по берегу острова Эскадо: обойдешь вокруг острова.

Когда-то давно остров Эскадо открыл Робинзон. Потерпел кораблекрушение, приплыл на дощечке и сразу же поставил на берегу табличку: «ОТКРЫТО». Потом Робинзона подобрал попутный корабль, увез домой. А остров остался открыт.

Дикие пираты — они плавали в этих местах: грабили кого попало — обрадовались, стали закапывать на острове Эскадо свои клады. В укромных местах. Зарывали, зарывали, зарывали, пока ни одного свободного укромного места не осталось. Тогда пираты написали на Робинзоновой табличке: «ЗАКРЫТО», — и уплыли в далекие края. Долгие годы на остров не ступала нога человека. Зачем же ступать — ясно написано: «Закрыто».

Но однажды к острову подошла лодка. В ней сидели: мама в очках, папа с бородой и крупная девочка с худенькой кошкой.

— Поворачиваем, — сказала мама. — Тут закрыто.

— Ошибаешься, — возразил папа. — Не закрыто. Зарыто.

Дождевые капли вместе с морскими брызгами долгие годы шлепались на пиратскую табличку и понемножку смыли с нее букву «К». Вместо «ЗАКРЫТО» получилось «ЗАРЫТО».

Первой на берег выпрыгнула худенькая кошка, за ней — вся остальная семья. Семья приплыла издалека. Оца, как когда-то Робинзон, тоже потерпела крушение. Но не корабельное, другое.

Сначала папу уволили с работы.

— Работы, — сказали папе, — больше нет. До свидания.

— Как нет? — почесал бороду папа. — Я еще вот этот пулемет не доделал. И ту пушку тоже. Работы у меня полным-полно.

Папа работал на военной фабрике. Делал пулеметы и пушки — стрелять по вероятному противнику, когда он нападет на мирное население. Работой своей папа часто гордился, всегда считал ее очень важной, а тут говорят: ее больше нет.

— Ошибаетесь, — показал папа на недоделанный пулемет. — Есть работа. Вот она.

Но папе объяснили: к сожалению, работы нет, потому что, к счастью, противник передумал нападать на мирное население, во всем чистосердечно признался, раскаялся и теперь уже больше не вероятный противник, а друг сердечный. Поэтому пушки с пулеметами не нужны. Стрелять некуда.

Папа, конечно, невероятно обрадовался новому другу, по которому стрелять не надо, потом спросил:

— Как хотите. Фабрика наша закрывается. Идите домой.

Папа пошел и по дороге встретил свою дочку, которую только что исключили из школы, потому что она поссорилась со всеми учительницами и плюнула директору в кабинет.

Дома мама узнала эти новости, огорчилась, забыла выключить утюг. Дом сгорел. Удалось спасти только кошку и мамины очки. Все стулья, занавески, кровати, тапочки сожглись вместе с крышей, стенами и потолком.

— А деньги у нас тоже сгорели? — спросила мама, когда дым рассеялся.

— Угу! — потрогал папа копченую бороду. — Тоже. Дотла.

— Напрасно мы не держали их в банке, — вздохнула мама.

— Ошибаешься. Именно в банке из-под огурцов они и лежали. Под кроватью. Но банка лопнула от огня.

Кошка смотрела на своих хозяев, шевелила поджаренными усами, будто спрашивала:

— Что ж делать станем?

— Мы потерпели крушение, — отвечал кошке папа. — В таких случаях садятся в первую попавшуюся лодку, плывут искать какой-нибудь остров.

Так они и поступили. И нашли остров Эскадо.

Потерпевшая крушение семья нашла остров Эскадо, стала его осматривать. Впереди шел папа, за ним мама, за мамой крупная девочка, а позади всех худенькая кошка.

Семья шла, и на каждом шагу ей попадались маленькие, поросшие травой холмики, похожие на могилы.

— Кошмар! — ужаснулась мама. — Пришли на кладбище! Вот ужас! «Ужас? Где ужас? — подумала про себя кошка. — Не вижу ужаса». Вслух она ничего не сказала, потому что не умела говорить на человеческом языке. Она вообще не получила никакого образования, не могла читать, писать и не знала некоторых простых вещей. Например, не знала, что такое кладбище, поэтому почти не испугалась.

— Кладбище? — задумался папа. — Очень может быть.

Он присел на корточки, стал руками раскапывать ближайший холмик.

— Перестань! — закричала перепуганная мама. — Прекрати! Мертвецы полезут!

— Не полезут, — сказал папа и выкопал из холмика пачку денег.

«Ага! — подумала кошка. — Кладбище — это место, где клады зарыты. Запомним».

Кошка не ошиблась. Под холмиками действительно оказались клады. Там лежали хорошо упакованные, перевязанные веревочками пачки денег.

Папа быстренько построил на острове шалаш, временно поселил там свою семью, а сам подстриг пригоревшую бороду, нагрузил лодку деньгами, отправился в путь. Мама пожелала ему счастливого пути, а дочка сердито промолчала.

Крупная девочка страшно сердилась. Сама на себя.

«Зачем я поссорилась со всеми учительницами и пошла плеваться в директорский кабинет? — думала крупная девочка. — Надо было к мусорнику пойти. Или к урне».

Ей было очень стыдно.

На кого больно смотреть? Куда катиться надо? Почему кошки не возражают? Кому торжествовать в одиночестве?

Вернулся папа на остров Эскадо уже не на лодке. На большом корабле. И привез с собой все, что только можно себе представить, начиная с кирпичей, из которых можно строить дом, и кончая маленькими свечками — их нужно втыкать в торт, чтоб получались веселые дни рождения.

Вскоре семья сидела за новым столом в новом кирпичном доме, весело праздновала день рождения своей худенькой кошки.

— Знаете что, — сказала мама. — Давайте пригласим на этот остров знакомых. Станет еще веселей.

— Правильно! — согласился папа. — Приедут, выкопают клады, купят кирпичи, построят разные дома. А то нашему дому что-то одиноко. А так будет улица.

— Папа и мама, — вздохнула крупная девочка, — пожалуйста, позовем сюда директора с учительницами. Пусть у них тоже будет новая школа с новым кабинетом.

— Почему нет?! — засмеялся папа. — Кладов на всех хватит.

Крупная девочка тоже так думала. Но худенькая кошка покачала головой. Она, конечно, не стала возражать — не умела возражать человеческим голосом, но в своей кошачьей душе она была не согласна с хозяевами. Кошка считала иначе. И снова не ошиблась.

Сначала все шло хорошо. Знакомые, которых позвала семья, приезжали, вскапывали клады, строили дома. Потом звали на остров своих знакомых. Их знакомые тоже приезжали, тоже выкапывали, тоже строили, тоже звали знакомых.

Приехали учительницы с директором, помирились с крупной девочкой, построили школу с балконами.

— Мы, — сказали учительницы крупной девочке, — на тебя больше не сердимся. И директор тебя давно простил. У него теперь новый кабинет. Чистый. А о школе с балконами мы с директором давно мечтали. Почему-то школы всегда без балконов бывают, даже обидно.

Остров Эскадо становился все красивей и красивей.

Школьный сонник

(толкование снов, приснившихся вам до, после и во время уроков)

Если мальчишке снится, что ему дали в глаз, то он получит по уху. А если приснилось, что дали по уху, значит, дадут в глаз.

Увидеть во сне учительницу русского языка — к огорчению, особенно, если в конце диктанта она же вас и разбудит.

Если третью ночь подряд вам во сне является стёртая вашей недрогнувшей рукой двойка по физике, перекрестите дневник, и покойница сгинет раз и навсегда.

Если школьник видит во сне двух мурлыкающих и умывающихся лапками кошек, то это к большой и чистой любви. Возможно, мальчика горячо полюбят сразу две его одноклассницы. А если кошки обе дохлые, то это к разлуке.

Сон, в котором вы сначала что-то потеряли, а потом это же самое снова нашли, может означать одно из двух. Либо то, либо это.

Отцовский ремень, увиденный во сне, означает, что вы получите гораздо больше, чем рассчитывали.

Сон девочки про то, как её дёрнули за правую косичку, означает, что её скоро дёрнут за левую. И наоборот.

Тот, кому снится, что левый ботинок надет у него на правую ногу, а правый на левую, должен, не дожидаясь пробуждения, переобуться прямо во сне.

Если вам приснилось, что незнакомые старшеклассники взяли у вас взаймы крупную сумму денег, то, само собой разумеется, что наяву вам эти деньги никто уже не вернёт.

Сон про учителей, уныло сидящих на развалинах родной школы, означает, что вашим сокровенным желаниям не суждено сбыться.

Сон про то, как вы потеряли зрение, слух, память и деньги, которые копили на мороженое, сбудется не весь, а только частично.

Сон, в котором учительница географии пронзает вам грудь указкой, означает, что вы наповал сразите её своими ответами на ближайшем уроке.

Если во сне вам предлагают съесть немытые овощи и фрукты — не соглашайтесь. В противном случае вам придётся жестоко поплатиться за свою излишнюю сговорчивость.

Если, задремав на уроке, вы видите сон про то, что вам разрешили выйти из класса в туалет, — будьте осторожны. Безоговорочно доверять таким снам ни в коем случае нельзя.

Увидеть во сне пожар — к наводнению.

Чистить зубы, умываться и причёсываться в ночном сне — глупо. Всё равно придётся делать это заново. Утром. Когда проснётесь.

Все блестящие мысли, приходящие вам в голову во сне, необходимо сразу же после пробуждения немедленно выкинуть из головы.

Тот, кого во сне поцарапала кошка, наяву будет укушен собакой. Или укусит кого-нибудь сам.

Если вам приснилось, что пора вставать, значит, так оно и есть. Не надейтесь: никаких других значений и смыслов подобные сны, к сожалению, не имеют.

Сон, в котором вы ни за что, ни про что понесли незаслуженное наказание, не сможет сбыться никогда, потому что вы каждый раз окажетесь хоть в чём-нибудь да виноваты.

Если во сне взрослые вам что-нибудь запретили, не начинайте делать этого до тех пор, пока не проснётесь.

Если заснувший на уроке математики видит сон про безударные гласные, значит, переменку он уже проспал.

Если, проснувшись, вы никак не можете вспомнить, что же вам, собственно говоря, снилось, то тут и разговаривать не о чем. Никто не сумеет растолковать вам такой сон.

Если вам снится, что вы ехали в автобусе без билета и вас поймал контролёр, не платите штраф. Попытайтесь убедить контролёра, что он вам только снится.

Источники:
Бабушка удава
Сказка: Бабушка удава. Автор: Остер Г. иллюстрации:
http://www.planetaskazok.ru/osterg/babushkaudavaosterg
Г остер
Повесть: Петька-микроб. Автор: Остер Г. иллюстрации:
http://www.planetaskazok.ru/osterg/petkamikrobosterg
Остров Эскадо
Повесть: Остров Эскадо. Автор: Остер Г. иллюстрации: Е. Милутка
http://www.planetaskazok.ru/osterg/ostroveskadoosterg
Школьный сонник
Сказка: Школьный сонник. Автор: Остер Г. иллюстрации: А. Мартынов
http://www.planetaskazok.ru/osterg/shkolnyjsonnikosterg

COMMENTS