Идеальные отношения

19 пар по гороскопу, у которых САМЫЕ ИДЕАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

19 пар по гороскопу, у которых САМЫЕ ИДЕАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Пары, которые ждет вечная любовь. Определяем совместимость по знаку зодиака.

Не все верят в гороскопы, но те, кто не отрицает влияние звезд на нашу жизнь не раз замечал, что некоторые пары по знакам зодиака абсолютно несовместимы. В нашей статье мы расскажем о тех, кому смело можно вступать в отношения, потому что они окажутся долгими и перспективными.

Эти знаки не относятся к одной стихии, однако их брак чаще всего очень долгий и счастливый. Перфекционизм и мечтательная натура Рыб идеально сочетаются с хозяйственной жилкой и реализмом Тельца. Близкие души, брак которых очень прочен.

Эти знаки очень страстные по натуре, поэтому и становятся очень близки. Их роднит желание событий, вечеринок, общения, в которых они ощущают себя идеально именно вдвоем. Эта пара никогда не сможет скрыть любви, она на виду у всех.

Разные стихии этих знаков однако отлично подходят друг к другу. Оптимисты и жизнелюбы, любые проблемы преодолеваются ими легко и вместе. Они никогда не жалуются и способны долгие года поддерживать сумасшедшую страсть, которая скрепляет их брак на долгие годы.

Еще одна пара близких душ. Они романтичны, страстны и при этом очень преданны и верны. Несмотря на не редкую ревность между ними и излишнюю демонстрацию любви, их брак долгосрочен.

Стихия Огня связывает эти знаки страстью. Их любовь безумна, напоминает взрыв, фейерверк, сумасшествие. Несмотря на это, любовь их крепка, они подстегивают друг друга, обладают отличным чувством юмора. Несмотря на частые ссоры, их брак практически нерушим.

Эти знаки противоположны как два полюса. Именно поэтому их с неодолимой силой тянет друг к другу. Разумная Дева и эмоциональный Водолей могут поразить всех уровнем своего взаимопонимания. Они довольно часто спорят, и ссорятся, но стоит им проложить путь к компромиссу и принятию, как сломить их станет невозможно.

Это пара отличных друзей. Они честны, открыты и поэтому прекрасно понимают друг друга. Они способны не только слушать, но и слышать, несмотря на властность своих характеров. Со стороны они выглядят как настоящая пара королевских кровей.

Стихия Воды захватывает эти знаки и позволяет им на пару утолять свою жажду любви. Они спокойны и мудры, очень сдержаны, что позволяет строить полные уважения и очень крепкие отношения. Романтичность и стремление к пониманию только добавляет гармонии их союзу.

Сумасшедшая, но идеальная пара. Они абсолютно стоят друг друга — интеллектуалы и духовно развитые люди. Они любят поговорить, оба, что делает их союз незыблемым, ведь друг с другом им разговаривать интереснее всего. Обсудить любую проблему и найти для нее верное решение просто — если готов к разговору.

Магическая пара, им очень трудно начать свое общение, ведь они такие разные. Но если отношения все таки чудом случились, им не будет конца. Их духовная сила способна на многое, они оба настоящие командные бойцы. Стоят друг за друга горой и никому не удастся сломить их любовь и отношения.

Эта пара невероятно гармонично, потому что оба партнера умны, страстны и способны любить. Совместимость этих знаков не беспроблемна, однако очень высока. Им достаточно иногда побыть наедине с собой, чтобы напитаться новой любовью и силой. Поэтому личное пространство должно быть у обоих.

Эти отношения полыхают посильнее любого пожара в ночи. Они как будто предназначены друг для друга — страстные, энергичные энтузиасты. Время не умаляют ни их качеств, ни любви между ними, поэтому и отношения будут яркими и красивыми всю жизнь. Без скуки, равнодушия и охлаждения.

Крепчайший брак двух людей, интуитивно настроенных друг на друга, выдержанных, хоть и разрешающих себе некоторые эмоциональные всплески. Они великолепно берегут романтичную сторону отношений. К тому же не умеют лгать и верны своему выбору. Это поистине идеальная пара.

Эти знаки как будто задумывались именно друг для други и никак иначе. Практичные, верные, искренние люди. Им можно только позавидовать и порадоваться за теплоту и нежность этих отношений.

Стихии этих знаков противоположны, что не мешает им тянуться друг к другу. Они начинают отношения из жажды приключений и любопытства и остаются вместе на всю жизнь. Они умеют не обижать друг друга, всегда интересны. Этот союз многим кажется авантюрным, однако это не мешает ему быть крепким и полным удовольствия и любви.

Эти знаки умеют ценить друг друга и свою любовь, умеют уступать, слышать, заботиться. Они на многое готовы ради любви, которая так крепка. Это весьма эмоциональная пара, отношения между ними так ярки и необычны, что каждый партнер получает бездну удовольствия и эмоций.

Отношения на грани безумства. Их сближает тяга к приключениям и погоня за весельем. Страстные отношения этих двух знаков перемежаются спокойными периодами отдыха, а затем снова вспыхивает огонь. Их очень сближает то, что разговор между ними никогда не затихает — они очень интересны друг другу.

Эти люди частенько раздражают других, но никогда — друг друга. Эта пара очень совместима и гармонична. Психологический типаж каждого из них идеально подходит другому. Несмотря на яркую индивидуальность и свободолюбивость, ради любви они способны отказаться от многого.

Пара под знаком огня, их отношения полыхают с первой минуты и они не дают погаснуть этому пламени. Зачастую они производят впечатление пары, которая излишне эмоциональна, но это только со стороны. Им комфортно в таком состоянии и их союз практически нерушим.

Источник:
19 пар по гороскопу, у которых САМЫЕ ИДЕАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
19 пар по гороскопу, у которых САМЫЕ ИДЕАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ Пары, которые ждет вечная любовь. Определяем совместимость по знаку зодиака. Не все верят в гороскопы, но те, кто не отрицает влияние
http://zhurnal-lady.com/otnosheniya/goroskop/19-par-po-goroskopu-u-kotoryh-samye-idealnye-otnosheniya/

Идеальные отношения

Как впустить в свою жизнь идеальные отношения. Дарья Трутнева

а за спиной выросли крылья. Я права?

Тогда просто читайте дальше!

Для кого этот метод не подходит?

Очень часто, когда у нас появляются проблемы в отношениях, первое что мы делаем – обвиняем.

Себя. «Я какой-то не такой».

Нашего партнера или наших близких.

И что получается, когда мы обвиняем кого-либо в наших бедах? Ничего. Ничего не меняется. Все остается на тех же местах. Мы часто слышим такую фразу: человека невозможно перевоспитать. Надо принимать его таким, какой он есть. Но так говорят те, кто никогда не сталкивался с методикой по работе с подсознанием, о которой Вы можете прочитать в этой книге.

Это два обычных, распространенных подхода в отношениях:

Ругаться, высказывать все, что думаешь о человеке, обвинять, обижаться, шантажировать.

Смиряться. Принимать все так, как оно есть. Бьет – значит любит.

Я хочу познакомить Вас совершенно с другим подходом в отношениях. Этот подход называется осознанностью. Мы еще много раз будем говорить с Вами в этой книге об этом интересном термине. Осознанность – это ответственность без вины.

Если Вы готовы подойти с осознанностью к Вашим отношениям и к Вашей жизни, если Вы готовы принять тот факт, что все в Вашей жизни делается так, как Вы сами этого подсознательно хотите по каким-то причинам, тогда просто продолжайте читать дальше.

Этот подход может показаться сложным. На самом деле он прост, логичен, а самое главное, в этом случае Вы действительно начинаете управлять своими отношениями, да и своей жизнью в целом.

Как только Вы возьмете принципы, описанные в этой книге, для себя, Вы поймете, что все в этой жизни очень понятно и логично. Вы не только поймете причины своих неприятных ситуаций в отношениях или отсутствия отношений вообще, но самое главное, сможете поменять их. Вы будете лепить свою жизнь так, как Вам захочется. И тут нет исключений.

Но сразу предупреждаю. С виной придется покончить раз и навсегда. Уже не получится переложить на кого-то ответственность. Если мой мужчина не дарит мне подарки, мне для чего-то это подсознательно нужно. Ищем причины, трансформируем, бац— начал дарить. Недавно одна моя знакомая, которая применяет методику по работе с подсознанием в своей жизни, написала мне о том, что ей мужчина подарил миллион рублей. И Ягуар. Машину. Ну, вроде бы ничего такого, скажет кто-то. Но до этого этой девушке не дарили ничего, даже бывший муж не платил алиментов. Что же за чудо с ней произошло? Чудо, к которому сейчас она относится очень спокойно. Она нашла свои подсознательные причины, почему для нее так важно, чтобы ей Ягуаров не дарили и денег мужчины тоже не давали. Вот так.

Самое главное – понимать, что, если у нас чего-то нет, мы сами этого не хотим подсознательно. Более того, для нашего подсознания очень-очень важно, чтобы у нас этого не было. Если Вы готовы принять эту мысль – нам с Вами по пути.

У каждого человека, у каждой женщины или мужчины свои личные подсознательные причины. Но самое интересное – их можно менять. Например, девушке не делает подарки мужчина, не проявляет о ней заботу, она смотрит подсознательную причину, и оказывается, что, если ей мужчина дарит подарки или деньги – она проститутка. Ну, действительно. Для подсознания очень важно всеми мыслимыми и немыслимыми способами уберечь ее от этого ощущения. И когда оно взвешивает на своих весах отказ от подарков и проституцию, как думаете, что оно выбирает? Конечно, первое.

В отношениях мы очень часто эмоционируем. Поэтому нам особенно сложно оставаться в осознанности. Но если мы попробуем, если поймем, что все дело в нас, поймем, что не обязательно смиряться со своей горькой участью, а возможны другие варианты – тогда все-все будет в наших руках.

Что такое идеальные отношения?

Что для Вас идеальные отношения?

Есть ли уже они у Вас?

Обычно бывает три варианта:

1) отношений нет, но хочется;

2) отношения есть, и есть любовь, но куча претензий;

3) есть отношения, вроде бы даже претензий нет, но любовью это не назовешь.

Какой вариант у Вас? Определились?

Вам, наверное, кажется, что сейчас я дам Вам определение идеальных отношений. Скажу, что в отношениях плохо, а что хорошо, что правильно, а что неправильно.

Но я этого делать не буду.

Потому что искренне считаю, что только Вы на самом деле знаете, что для Вас идеальные отношения. Какие они. Какой он – Ваш мужчина/женщина. Чем вы занимаетесь вместе. Сколько времени вы проводите вместе. Как вы общаетесь. Сколько вы занимаетесь сексом.

Главный критерий на самом деле один —Ваше счастье. В каких отношениях Вы будете счастливы. Одно здесь совершенно понятно – в тех отношениях, в которых есть взаимная любовь. Вы любите, Вас любят. А все остальное напишите, пожалуйста, ниже.

Источник:
Идеальные отношения
Как впустить в свою жизнь идеальные отношения. Дарья Трутнева. Общая психология. . Скачать, читать онлайн, купить. LITMIR.BIZ
http://litmir.biz/rd/159546/p2

Идеальные отношения: как жить долго и счастливо

Как из мозаики складываются узоры, так и из двух разных людей жизнь складывает любовный союз: отдельные «он» и «она» становятся одной семьей. Как сохранить нежность друг к другу и оставаться счастливыми долгие годы, а то и всю жизнь? Об этом на примере фильма «Он и она» рассказывает психолог Ирина Соловьева.

Фильм создали «он» – Николя Бедос, дебютировавший как режиссер, и «она» – сценарист Дория Тилье. Они же сыграли главные роли.

Это не слащавая мелодрама: история длиной в 45 лет показана со всеми трудностями отношений мужчины и женщины: ревность и измены, ссоры и примирения, богатство и бедность, проблема с алкоголем и наркотиками, болезнь ребенка и, наконец, общий враг – старость…

Несмотря на долгие годы и многочисленные трудности, Виктор и Сара остаются вместе. В чем же секрет успешности семейного союза?

Желание создать семью и сохранять брак. Любовь сама по себе не подразумевает желание и готовность вступать в брак, тем более что в наше время возможны разные форматы отношений.

Чем больше сходства, тем легче быть вместе. Различия – фактор риска, бомба замедленного действия, которая может «рвануть» в любой момент. И здесь важнее совпадение не внешних обстоятельств (социального статуса, материального достатка), а личностных особенностей: интеллекта и эрудиции, представлений о том, «что такое хорошо и что такое плохо», чувства юмора и т.д. Важно, чтобы партнерам было вместе интересно поговорить и можно было вдвоем помолчать.

Изначально у Виктора и Сары много общего: он пишет книги, а она – диссертацию по литературе. У них схожие интересы и круги общения. Им есть о чем поговорить, они понимают юмор друг друга. Это – хороший фундамент для отношений.

Абсолютного совпадения между мужчиной и женщиной не бывает хотя бы потому, что он – мужчина, а она – женщина. И есть то, что важнее совпадения: желание договариваться про несовпадения. Конечно, взаимное, иначе это будет игра в одни ворота.

Сейчас все больше межнациональных браков, с языковым барьером, разницей традиций… Если партнеры уважают друг друга и готовы находить компромиссы, трудности преодолимы.

На протяжении долгих лет Виктор и Сара закрывают глаза на недостатки друг друга, прощают и умеют видеть лучшее в партнере.

Важно совпадать не только в настоящем, но и в будущем. Не только «смотреть вместе в одном направлении», но и в одном направлении идти. Если каждый пойдет в своем направлении, союз разорвется. Неслучайно возник анекдот: «Ничто так не скрепляет брак, как совместная ипотека».

У героев фильма это не ипотека, а литературное творчество. Не так важно, какую цель выберут партнеры, – главное, чтобы она была общей.

В отношениях возникают «замкнутые круги»: «Если ты со мной так, то я с тобой сяк». Действие одного вызывает ответное действие у другого, а оно – снова реакцию у первого и т.д. Это может быть «круг позитива»: обмен подарками, заботой, приятные сюрпризы… «Круг позитива» в отношениях важно увеличивать: в ответ на доброту партнера проявить еще большую доброту. Тогда обмен позитивом будет нарастать, скрепляя союз и увеличивая удовлетворенность браком.

А вот невольно возникающие «круги негатива» нужно сокращать. Если партнер причинил боль, не надо отвечать ему тем же, мстить, это не восстанавливает справедливость, а разрушает отношения. Вот представьте, партнер случайно опрокинул на вас чашку горячего кофе. И что теперь, обливать его горячим чаем.

Оставлять без внимания причиненную боль, конечно, нельзя. Но важно правильно с ней обойтись: есть прием «компенсации», когда провинившаяся сторона компенсирует свою вину неким образом – так, как про это договорились партнеры. Например, делает массаж, покупает любимое лакомство и т.д.
Месть приносит удовлетворение в настоящем, но разрушает общее будущее.

В фильме есть эпизод, когда Виктор поддается ревности и мстит Саре изощренным способом: чтобы оскорбить и унизить ее, дарит на День рождения ночь с мужчиной, занимающимся проституцией. Эта ошибка приводит к разрыву на несколько лет, и ему стоит больших усилий вернуть жену.

Откровенно говоря, я опасаюсь фильмов длительностью 2 часа. Но тут жалеть о потерянном времени не пришлось: фильм динамичный, смешной и трогательный одновременно. Зритель может плакать, смеяться, но вряд ли будет скучать.

Франция, 2017
Режиссер: Николя Бедос
В ролях: Николя Бедос, Дория Телье и др.

Ирина Соловьева – психолог, специалист по телесно-ориентированной психотерапии. Ее сайт .

Метод Пеннебейкера: всего три дня на то, чтобы стало лучше

Пережить болезненный разрыв или увольнение, справиться с депрессией очень сложно. Тем не менее можно это сделать всего за несколько дней.

«Только в момент, когда я почувствовал, что мне надоело быть постоянно в стрессе, наш брак начал становиться лучше», — рассказывает семейный терапевт Джефф Форте.

Источник:
Идеальные отношения: как жить долго и счастливо
Как из мозаики складываются узоры, так и из двух разных людей жизнь складывает любовный союз: отдельные «он» и «она» становятся одной семьей. Как сохранить нежность друг к другу и оставаться счастливыми долгие годы, а то и всю жизнь? Об этом на приме
http://www.psychologies.ru/couple/idealnyie-otnosheniya-kak-jit-dolgo-i-schastlivo/

Идеальные отношения терапевт-пациент

Если основная задача терапевта – глубокие и полные отношения с пациентом, означает ли это, что терапевт формирует отношения Я-Ты с каждым пациентом? «Любит» ли (в том смысле, какой придавали этому слову Маслоу и Фромм) терапевт пациента? Есть ли разница между терапевтом и близким другом?

Едва ли терапевт может читать (или писать) такие вопросы без некоторого дискомфорта. Без какой-то неловкости именно это слово здесь напрашивается. В мире терапевта присутствует неизбежный диссонанс: «дружба», «любовь», «Я-Ты» – с одной стороны; «пятидесятиминутная сессия», «шестьдесят пять долларов в час», «обсуждения случаев», «оплата третьей стороной» – с другой. Никакой лакировкой и смазкой не подогнать одно к другому так, чтобы получилось гладко. Это несоответствие встроено в «ситуации» как терапевта, так и пациента, его нельзя отрицать или игнорировать.

Один важный аспект составляет особенность «любовной дружбы», или Я-Ты отношений между терапевтом и пациентом аспект паритетности. Пациент приходит к терапевту за помощью. Терапевт не приходит к пациенту. Терапевт должен иметь мотивацию, склонность и способность со всей возможной полнотой воспринимать пациента как личность. Пациент по определению обладает ослабленной способностью воспринимать другого человека во всей полноте, более того, он имеет совершенно иной мотив – избавление от страданий. Таким образом, терапевт обладает тем, что Бубер называет «объективным присутствием»: терапевт способен быть одновременно в двух местах – на своей стороне и на стороне пациента. «Терапевт способен быть там, где он есть, и там, где находится пациент; пациент может быть только там, где он есть».

Терапевта интересует «ты» пациента, не только нынешнее «ты», но и его потенциальное, спящее «ты». Терапевт, руководствуясь своим интуитивным ощущением открытости пациенту и близости с ним, постоянно стремится углублять отношения. Пациент же в начале терапии не имеет ресурсов для паритетных отношений с терапевтом. Он может задавать или обдумывать вопросы, касающиеся терапевта, но эти вопросы обычно не вызваны стремлением «узнать» терапевта или актуализировать его полный потенциал, они скорее отражают интерес к регалиям терапевта или к тому, намерен ли он удовлетворять потребности пациента. Иногда вопросы пациента – это часть борьбы за контроль в отношениях пациент. может чувствовать себя менее уязвимым в самораскрытии, если терапевт также готов открываться.

Еще один аспект психотерапевтического эроса состоит в том, что он подразумевает подлинную заботу о личности пациента. По словам Секуина, «это не «гуманная» любовь, которую врач должен испытывать к больному человеку, потому что он болен. Терапевт скорее должен испытывать подлинное чувство любви к определенному индивиду, находящемуся перед ним, который является этим человеком, а не другим, который является не «больным человеком», а просто человеком». Фромм, Маслоу и Бубер подчеркивали, что истинно заботиться о другом означает заботиться о росте другого и вызывать нечто к жизни в другом. У терапевта должна быть именно такая установка по отношению к пациенту. Raison d’etre терапевта – «акушерская помощь» при рождении еще не прожитой жизни пациента.

Задача «вызывать нечто к жизни» в другом играет важную роль в определении стратегии терапевта. Бубер выделяет два основных пути воздействия на жизненные установки другого. Можно пытаться навязать другому собственную позицию и взгляды (причем таким образом, чтобы другой считал их собственным мнением), либо пытаться помочь другому раскрыть свои собственные тенденции, испытать собственные «актуализирующие силы». Первый путь Бубер называет «навязыванием», и это путь пропагандиста. Второй путь «раскрытие», это путь просветителя и терапевта. Раскрытие подразумевает проявление в человеке того, что в нем исходно было. Само понятие «раскрытия» имеет богатые оттенки смысла и находится в резком контрасте с другими понятиями, описывающими терапевтический процесс, – «воссоздание», «разобусловливание», «поведенческое формирование», «восстановление в родительстве».

Человек помогает другому раскрыться не наставлением, а «встречей», «экзистенциальной коммуникацией». Терапевт – не руководитель, не формирующий агент, а «дающий возможность». Аналогичным образом Хайдеггер говорит о двух разных путях заботы, или «попечения».* Мы можем «заместить» другого вариант отношений, подобный навязыванию, – и таким образом освободить его от тревоги экзистенциальной встречи (и тем самым низвести другого к неподлинному существованию). Либо мы можем «забежать вперед» (не вполне удовлетворительный термин) и «освободить» другого, конфронтировав его с его экзистенциальной ситуацией.

* Хайдеггер различает заботу о вещах («беспокойство») и заботу о других daseins, то есть конституирующих бытиях («попечение»).

Резюмируя, можно сказать, что терапевт относится к пациенту по-настоящему заботливо и стремится достигать моментов подлинной встречи. В этом стремлении терапевту следует быть незаинтересованным в самости, то есть заботиться о росте пациента, а не об удовлетворении его личностных нужд. Забота терапевта должна быть неразрушимой и независимой от ответной заботы пациента. Терапевт должен быть способен находиться одновременно с самим собой и с пациентом, и следовательно уметь, заботясь, войти в мир пациента и воспринять его так, как воспринимает сам пациент. Поэтому он должен подходить к пациенту без предубеждений, настроенный на соприкосновение с миром опыта пациента, не пытаясь судить его или подгонять под стандарт.

* Роджерс недвусмысленно высказался на эту тему в примечательном разговоре с Бубером из которого ясно что эти два самостоятельных мыслителя сходятся в вопросе о наилучшем роде отношений терапевт-пациент.

Диагноз. Предубеждения и стереотипы мешают многим терапевтам быть подлинными в отношениях с пациентами. При подготовке терапевтов акцент делается на диагнозе и классификации: их учат объективировать пациента, устанавливать его диагностический код согласно диагностической классификации АПА (Американской психиатрической ассоциации), которым он «пришпиливается» к данным обследования при поступлении в стационар или к страховому полису Разумеется, ни один добросовестный терапевт не станет отрицать значимость диагностической оценки. Например, нужно выяснить, не влияет ли на психологическое состояние пациента органическое заболевание или интоксикация. Важно также определить, не страдает ли пациент тяжелым аффективным нарушением биохимической этиологии (например, эндогенной депрессией или маниакально-депрессивным диатезом), требующим фармакологического лечения.

Даже когда состояние пациента имеет главным образом функциональный характер, терапевту необходимы некоторые предварительные оценки. Может быть, состояние пациента является настолько тяжелым (например, серьезное социопатическое расстройство характера или параноидная шизофрения с хорошо систематизированным бредом), что вероятность пользы от психотерапии мала? Несомненно, деструктивные тенденции пациента (в отношении себя или других) должны быть оценены. Кроме того, терапевт должен составить представление о степени устойчивости пациента и его способности переносить близость, являющееся важным направляющим ориентиром в терапии.

Самораскрытие терапевта. Чтобы знать пациента, терапевт должен не только наблюдать и слушать, он также должен «переживать» пациента во всей полноте. Но полнота переживания требует, чтобы мы открыли себя другому, если мы вступаем в контакт с другим открыто и честно, мы переживаем другого в его реакции на этот контакт.

Нельзя не прийти к выводу, что терапевт, который намерен установить отношения с пациентом, должен раскрыть себя как человека. Эффективный терапевт не может оставаться отдаленным, пассивным и скрытым. Самораскрытие терапевта неотъемлемая часть терапевтического процесса. Но насколько, в чем терапевт раскрывает себя? Личные проблемы? Все чувства по поводу пациента? Скука? Усталость? Претенциозность? Умные терапевтические стратегии? Есть ли разница в самораскрытии между терапевтом и близким другом?

Немудрено почувствовать себя дискомфортно! Эта проблема в первые несколько десятилетий психотерапевтической практики вообще не рассматривалась, так как в аналитическом движении уже на ранней стадии было заявлено, что терапевту следует сохранять эмоциональную дистанцию и объективность, подобно хирургу, бесстрастно изучающему больной орган. Пациенты, предупреждал Фрейд, будут развивать сильные чувства к терапевтам, но терапевты должны быть начеку и подавлять нежные эмоции. Терапевты должны понимать, что сильные чувства пациента есть «неизбежное следствие медицинской ситуации, как обнажение тела пациента или сообщение жизненно важной тайны»

Почему терапевту так строго предписывалась бесстрастная роль? Во-первых, Фрейд предполагал, что терапевт, который перестанет быть «объективным», потеряет контроль над ситуацией и будет увлечен скорее тем, чего пациент хочет, чем тем, чего пациент требует.

«Пациентка добилась бы своей цели, но врач никогда не добился бы своей. С врачом и пациентом могло произойти только то, что произошло в забавном анекдоте с пастором и страховым агентом. Неверующий страховой агент лежал при смерти, и родственники настояли на том, чтобы привести к нему слугу Господа, который обратил бы его перед смертью. Разговор длился так долго, что ждавшие снаружи начали надеяться. Наконец дверь комнаты больного открылась. Неверующий не обратился, но пастор вышел, приобретя страховку».

Итак, по мнению Фрейда, если терапевты откроются пациентам и включатся в нормальное человеческое взаимодействие, они принесут в жертву объективность и, следовательно, эффективность. Второй, более глубокий аргумент за «непрозрачность» терапевта основан на мнении, что перенос является ядром психотерапии. Фрейд считал, и огромное большинство сегодняшних психоаналитиков по-прежнему считают анализ переноса важнейшей задачей терапевта. Как я говорил раньше, для Фрейда перенос был непосредственной репрезентацией того, что пациент испытал в начале жизни, в годы слишком ранние, чтобы быть полностью доступными памяти. Следовательно, наблюдая, понимая и помогая пациенту «проработать» перенос (то есть пережить его, признать его несоответствие нынешней ситуации и обнаружить в детстве источники переносимого чувства), терапевт открывает глубочайшие пласты жизненного опыта индивида.

Из признания ключевой роли переноса следует, что терапевт должен содействовать его развитию. Чем меньше проявляется реальное «я» терапевта, тем с большей готовностью пациент переносит на него чувства, относящиеся к кому-то другому. Таково рациональное объяснение традиционно отводящейся терапевту роли «пустого экрана» и особенностей взаимного размещения участников психоаналитической сессии, где аналитик остается за кушеткой, вне поля зрения пациента. Этот запрет на самораскрытие терапевта дал нам два поколения психотерапевтов, находившихся под властью метода, не признававшего подлинной встречи между терапевтом и пациентом, согласно которому основной – и, собственно говоря, единственной – функцией терапевта является интерпретация.

Однако даже некоторые первые теоретики не соглашались с таким взглядом на роль терапевта. Шандор Ференци, один из первых и самых верных последователей Фрейда, настаивал на том, что отстраненная, всеведущая позиция терапевта снижает терапевтическую эффективность. Ференци, особенно в последние годы, открыто признавался пациентам в своих ошибках. Например, он без всякого дискомфорта в ответ на оправданную критику отвечал: «Возможно, вы коснулись области, в которой я не все знаю. Может быть, вы могли бы помочь мне увидеть, в чем я неправ».

Однако по большей части проблема реальных – «неперенесенных» – отношений не обсуждалась в литературе до 1950-х годов. (В обширном обзоре Ральфа Гринсона и Милтона Векслера названо только два исследования, выполненных до 1950 г.) В 1954 г. в неофициальном разговоре о переносе Анна Фрейд сказала:

«При должном уважении к необходимости самого аккуратного обращения с переносом и его интерпретацией я все же чувствую, что нам следует оставить какое-то место для признания того, что аналитик и пациент это также два реальных человека, обладающих равным взрослым статусом, находящихся в реальных личностных отношениях друг с другом. Я думаю, не является ли наше – временами полное пренебрежение этой стороной дела причиной некоторых враждебных реакций, которые мы получаем от своих пациентов и склонны объяснять исключительно «истинным переносом». Но эти мысли могут иметь подрывной эффект, и к ним надо относиться осторожно».

В 1969 г. Гринсон и Векслер подтвердили живучесть традиционного аналитического взгляда на эту проблему:

«Хотя в аналитических кругах уже не слышно споров о том, совершаешь ли ты смертный грех, предлагая бумажный носовой платок пациенту, плачущему о недавней смерти одного из родителей, все же любые действия, напоминающие проявление доброты к пациенту, воспринимаются с крайней подозрительностью».

Хотя Гринсон и Векслер выступали за более человечные отношения терапевт-пациент, на мой взгляд, они опирались в этом на неверные обоснования. В своем обсуждении отрицательных сторон чрезмерной отстраненности терапевта они утверждают:

«Может быть, нам следует больше отдавать себе отчет в том, что упорная анонимность и пролонгированный атеросклероз аффекта также могут быть соблазнительными, но, как правило, обычно они приводят к необратимым и не поддающимся интерпретации враждебному переносу и отчуждению».

Таким образом, эти аналитики выступали за большую включенность терапевта из технических соображений, уберечь перенос от превращения в нерабочий и способствовать его «анализируемости.*

* Между прочим, в предыдущей цитате содержится любопытное замечание, что «пролонгированный атеросклероз аффекта также может быть соблазнительным». Я понимаю ее так, что эмоциональная невключенность легче дается терапевтам и требует от них меньших затрат энергии. Возможно, это и так, но терапевты платят страшную цену, когда в конце концов действительно становятся нечувствительными. Другой профессиональный риск для терапевтов заключается в использовании встреч с пациентами для избегания конфронтирования и принятия собственной изоляции. Не осуществив такой интеграции, некоторые терапевты так и не развивают автономии, необходимой для формирования удовлетворяющих и длительных любовных отношений, напротив, их личная жизнь превращается в стаккато интенсивных, но мимолетных пяти-десятиминутных встреч.

Подводя итог, скажем: сосредоточенность единственно на переносе мешает терапии, потому что устраняет подлинность из отношений терапевт-пациент. Во-первых, она отрицает реальность отношений, рассматривая их исключительно как ключ к пониманию других, более важных отношении. Во-вторых, она предоставляет терапевту разумное обоснование для сокрытия себя – сокрытия, блокирующего способность искреннего отношения к пациенту. Означает ли это, что терапевты, которые хранят верность отстраненной, объективирующей, «только интерпретирующей» позиции по отношению к пациенту, неэффективны или даже деструктивны? Думаю, что, к счастью, такие терапевты и такая терапия чрезвычайно редки. На то и существуют терапевтические «вбрасывания»: помимо собственной воли и часто сами того не зная, терапевты проявляют «внепротокольную» человечность.

Каковы другие возражения против самораскрытия терапевта? Некоторые терапевты боятся, что если они немножко приоткроют дверь в свое «я», пациент вынудит открыть ее шире и потребует большего саморазоблачения. Мой личный опыт говорит, что этот страх неоправдан. Я часто нахожу важным сообщить пациенту мои непосредственные чувства «здесь-и-сейчас». Мне редко кажется необходимым или особенно полезным сообщать множество подробностей о своей личной жизни в прошлом и настоящем. Я почти не встречал пациентов, настаивающих на подобном требовании. Желание пациента состоит не в том, чтобы терапевт обнажился, а в том, чтобы терапевт относился к нему как к человеку и целиком присутствовал в их встрече.

Насколько полно следует открываться? Какими ориентирами пользоваться? Важно помнить об основной цели – подлинных отношениях. Одна из важнейших характеристик «психотерапевтического эроса» – забота о становлении другого. Ролло Мэй предлагает употреблять для обозначения этого понятия греческое слово agape или латинское cantas, означающие любовь, преданную благу другого. Иными словами, важно, чтобы самораскрытие терапевта служило росту пациента. Самовыражение терапевта, или его полная честность, или спонтанность могут представлять ценность сами по себе, но они являются второстепенными по отношению к основному – наличию agape. Отсюда следует, что терапевт должен удерживать какую-то информацию при себе, не говоря ничего, что может оказаться деструктивным для пациента, уважая принцип своевременности и внимания к динамике терапии – к степени готовности пациента услышать то или иное.

Источник:
Идеальные отношения терапевт-пациент
Если основная задача терапевта – глубокие и полные отношения с пациентом, означает ли это, что терапевт формирует отношения Я-Ты с каждым пациентом? «Любит» ли (в том смысле, какой придавали этому
http://studfiles.net/preview/4019931/page:100/

COMMENTS