Как не впадать в уныние

Как не впадать в уныние?

В жизни практически каждого человека возникают события, когда вопрос «как не впадать в уныние на первый взгляд в безвыходных ситуациях?» становится актуальным и наиболее значимым.

Для того чтобы изменить ситуацию, стоит начать со своих мыслей и грамотного формулирования своих желаний.

В обычной жизни очень часто люди ОТ чего-то уходят, избавляются, но более эффективно, наоборот, идти К желаемому, то есть реализовывать принцип «не От…, а К…». Потому что, то чему мы уделяем своё внимание, то мы и усиливаем и привлекаем в свою жизнь.

Это позволяет формулировать своё желание, чтобы оно звучало без частицы «не», так как человеческий мозг устроен таким образом, что частицу «не» не воспринимает. Поэтому такие мысли как «не впадать в уныние», «не огорчаться», «не обращать внимания» будут давать обратный результат.

Также идя «К» чему-то мы формулируем цель в позитиве, а, следовательно, возникает больше желание этого достигать.

Исходя из этих указанных принципов желание «не впадать в уныние» может быть переформулировано на «сохранять бодрость духа», «верить в себя», «быть уверенным в положительном исходе ситуации» и т.д.

Для того чтобы сохранять бодрость духа существуют простые, но эффективные способы поддержки самого себя в необходимых жизненных ситуациях.

1. Ведение дневника успеха, в котором фиксируются маленькие ежедневные победы и грандиозные ситуации успеха. Это как своеобразный сбор урожая, которым при необходимости, в ситуациях, когда кажется, что сил или веры становится меньше, можно воспользоваться. Чтение своих достижений придаст больше уверенности и воодушевит справиться с новой возникшей задачей.

2. Приятное начало каждого дня. Это может быть любимая картина, счастливое личное фото, приятная музыка и т.д. То с каким настроем начинается день, зависит и его продолжение. В течение дня продолжать замечать удивительные, приятные моменты.

3. Общение с близкими по духу людьми. Простой 10-минутный диалог может придать больше сил или натолкнуть на новые мысли, а также почувствовать принятие и поддержку со стороны другого человека.

4. Занятие любимым делом, не важно, это дело всей жизни или только хобби, главное, чтобы оно нравилось и вызывало положительные эмоции.

5. Подведение итогов каждого дня и планирование следующего. Это позволяет увидеть, что сделано, и похвалить себя, плюс наметить планы на новый день, и провести его с пользой для себя.

6. Качественной отдых, когда не решаются и не обдумываются рабочие вопросы, а есть возможность переключить своё внимание на другую сторону жизни, получить новые эмоции и просто отдохнуть от привычного ритма жизни.

7. Оптимистичный настрой позволяет в любой даже самой неприятной ситуации находит что-то полезное и ценное для себя!

Заботьтесь о своём внутреннем мире ежедневно и тогда будете способны решить практически любую возникающую перед Вами жизненную задачу!

Как не впасть в уныние? ( ВИДЕО)

Мы вновь и вновь приходим на исповедь, но от грехов избавиться не можем? Как тут не впасть в уныние? На вопрос отвечает протоиерей Павел Великанов.

Место уныния среди остальных страстей исключительно. Потому что уныние – это единственно возможное состояние человека, когда его взор обращен исключительно внутрь себя, когда в человеке господствует «память о себе самом». Для того, чтобы человек перестал унывать, на самом деле достаточно сделать лишь небольшой разворот в градусах этого зрения и научиться смотреть не внутрь себя, а вовне: научиться заполнять жизнь не «памятью о себе», а «памятью о Боге и ближних». Но это сделать очень сложно, потому что внутри каждого из нас сидит мощнейший магнит под названием эгоизм, эгоцентризм, самолюбие, от которого мы никуда уйти не можем.

Мы чуть-чуть отворачиваемся в сторону – и нас сразу тянет обратно. Поэтому единственное, что может оказаться сильнее этого магнита – это Божественная благодать. Неудивительно, что мы входим в храм одними, а выходим из храма уже несколько другими, даже если наше участие в богослужении было более чем условным. Магнитное поле самолюбия, оказавшись в поле Божественной благодати, неизбежно ослабевает. Это действительно происходит почти на каком-то физическом уровне. Даже люди неверующие заходят в храм, постоят там несколько минут, выходят и говорят: «Ой, как хорошо, мне стало легче!»…

Поэтому главным способом борьбы с унынием во время периода Великого Поста, как мне представляется, является искусство находить радость в ужимании, утеснении самого себя, в том ограничении, которое сам человек на себя накладывает для того, чтобы узнать что-то большее. Я вспоминаю один из замечательных текстов Честертона, где он пишет, что если мы проанализируем сказки мира, мы увидим, что везде основной закон сказки – это закон «счастья под условием». Причем, как правило, эти условия совершенно безумные, совершенно иррациональные. С точки зрения человеческой логики их обосновать или хотя бы объяснить никак нельзя. Не заглядывай в этот сундук – и станешь счастливым. А как только заглянешь, все пойдет другим путем. Нельзя увидеть лица твоей невесты до тех пор, пока не произойдет какой-то ряд событий. Как только увидишь – все погибло. И так далее.

На самом деле, в народных сказках открывается очень глубокая богословская истина – то, что заповедь, данная Адаму в раю, не вкушать от древа познания добра и зла – это единственный инструмент, который может сделать человека во всей полноте счастливым. И как только мы убираем этот инструмент из человеческой жизни, предоставляем ему полную свободу делать все, что он хочет, ходить туда, куда он хочет, заниматься тем, чем он хочет, он тотчас же оказывается подвешенным в пустоте. А как только появляется какой-то жесткий конкретный запрет, смысл которого совершенно ему неясен, тотчас перед ним открывается интереснейшая перспектива. Отталкиваясь именно от этого запрета, он начинает формировать самого себя, и эта оглушаюшая пустота вседозволенности исчезает.

Именно с этим связана та жесткость предписаний Церкви по отношению к тем, кто соблюдает пост, чтобы не ограничиваться телесным воздержанием, изменением своего рациона питания или ограничением общения. Она предполагает, прежде всего, создание условий в определенном смысле невыносимых для данного человека. И чем человек активнее эти условия создает, тем больше шансов, что его предельное напряжение души, как результат этого стеснения, выстрелит наверх, как бы пробьется сквозь эту мощнейшую гравитацию самолюбия, гравитацию эгоизма и вылетит к Богу. Вот, собственно говоря, то, что должно произойти. Но неизбежно, пока будет происходить это сжатие, пока будет происходить нагнетание внутреннего давления, человеку будет очень несладко. Но он сознательно на это идет, он сознательно помещает себя в эти условия, понимая, что по-другому родить этот плод невозможно.

Здесь можно вспомнить про замечательный образ, который Спаситель приводит в Евангелии о женщине, которая терпит скорбь, когда рождает, но когда родит, уже не помнит этой скорби, потому что новый человек родился в мир. Примерно те же мысли должны сопровождать верующего человека во время Великого Поста. Он с самого начала должен согласиться с тем, что ему будет плохо. Ему будет ужасно плохо, ему будет невыносимо плохо, но сквозь это «плохо» он должен видеть конечную цель – ради чего все это предпринимается. И эта цель – не просто наконец-таки погрузиться в шум праздника и «разрешения на вся». Цель совершенно другая – прорваться сквозь самого себя наверх, к Богу.

И как только этот прорыв произойдёт, нам становится уже безразлично, продолжается пост, не продолжается, потому что Пасха в нашей душе уже началась. Это очень хорошо понимают православные христиане, когда заканчивается Великий Пост, когда, казалось бы, можно уже не налагать на себя никаких ограничений. Тут они вдруг начинают, как ни странно, с какой-то неясной тоской вспоминать про дни тяжелые Великого Поста, когда, казалось бы, все было так плохо, так тяжело, а на самом деле под этим слоем, под этой листвой наших немощей начинала колыхаться какая-то совершенно новая, невидимая и неведомая дотоле стихия.

Помните, как у Маленького принца, когда он говорит, что самого главного глазами не увидеть? Откуда этот замечательный образ пустыни? Почему в пустыне родники невидимы? Они скрываются под этой толщей знойного песка, но именно это тонкое колебание воздуха, которое почти незаметно, оно и дает ту самую радость обретения воды, которую простыми глазами не увидишь.

Если этого не происходит, тогда неизбежно всё заканчивается грубым, примитивным фарисейством – мы отпостились, сейчас как разговеемся, и сразу радость к нам придет. Разговелись, напились, наелись, а радости как нет, так и не было…

Пусть враг от нас унывает

И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое — это из 142-го Давидова Псалма; а сложен он был Царем и Псалмопевцем, как сообщает нам Псалтирь — в страшные для него дни, когда сын его Авессалом восстал на отца и преследовал его, желая убить. Мы слышим этот Псалом за каждым Всенощным Бдением и неплохо, наверное, понимаем, что такое — уныл дух. Ведь слово «уныние» понятно любому, даже и далекому от веры человеку. Уныние — это когда человек пал духом и не находит в себе сил бороться за себя и свою жизнь. Отказывается верить в лучшее и добиваться его для себя. Но если для более или менее здорового и оптимистичного безрелигиозного сознания уныние — это неверная и болезненная психологическая установка, то верующий видит в этом состоянии прежде всего грех, т.е. преступление перед Богом.

В чем же оно, это преступление? Почему святые отцы считали уныние одной из самых страшных душепагубных страстей? Отчего человек может впасть в уныние? Какова его связь с другими грехами? Уныние и депрессия — синонимы или все же нет? И, наконец, главное: как научиться бороться с унынием? Об этом — размышления главного редактора нашего журнала игумена Нектария (Морозова).

Уныние ведь может наступать от самых разных причин. Когда человек заболевает, страдает физически, душа его тоже страдает от этого, угнетается. Но человек может преодолеть это состояние — благодаря своему мужеству, терпению, надежде на Бога — а может в это состояние впасть и в нем пребывать. Что же с ним в этом случае происходит?

Уныние как греховное состояние характеризуется полным расслаблением и нежеланием, неготовностью что-то в себе изменить. Меж тем верующий знает: мы призваны вести непрестанную борьбу. Против своего ветхого человека, против искушений мира сего, против дьявола. Как только мы эту борьбу вести перестаем — мы в ней проигрываем. Либо бороться, либо проигрывать, третьего не дано. Человеку хочется от этой борьбы отдохнуть. Но злой дух — он не нуждается в отдыхе. Как говорил один старец, враг борется с нами неотдышно. А человек в состоянии уныния опускает руки. Он или совсем перестает молиться и ходить в храм, или — по инерции продолжает молиться, но с мыслью, что его молитва ничего не изменит. Продолжает ходить на службу, исповедуется, причащается, но — только потому, что так положено. Происходит угасание духа — духа христианской жизни и просто духа человеческого.

Почему уныние — причина прочих грехов? Потому что человек, который перестал бороться, это крепость, которая открыла свои ворота перед врагом. Человек, который перестал бороться, очень быстро впадает в тот или иной грех, а затем и во второй, и в третий, и в четвертый. Вот почему уныние нельзя изолировать от прочих грехов.

Уныние неразрывно связано с ленью — недаром соответствующая глава «Лествицы» названа «Об унынии и лености». Ленивый человек унывает, а унылый ленится. Первый бес, который приходит к нам, проснувшимся от будильника,— это именно бес уныния и лености. Лень вставать, лень молиться, охватывает жалость к себе… а тут набегают и другие бесы. Не случайно в молитвах утреннего правила есть слова, направленные именно против уныния и лени: «Бдети к песне укрепи, уныния сон отгоняюще» — это из молитвы Василия Великого к Богоматери. «…ум наш от тяжкого сна лености восстави» — его же молитва к Творцу. Эти молитвы, по сути, радостные благодарственные гимны, они призваны пробудить наши души от уныния и лени.

Но бывает и иначе: уныние как дьявольское искушение может постигать человека не потому, что он ленится, а напротив, потому что он ревностно подвизается — об этом также говорили святые отцы. Человек борется с врагом, и враг, не находя иных средств, выдвигает против него эту тяжелую артиллерию. Вот такому человеку можно адресовать совет аввы Исаака Сириянина «…облеки голову своею мантиею и спи, доколе не пройдет для тебя этот час омрачения»[3]. Такому человеку отдых поможет, а тому, кто живет прохладно,— только повредит.

Доброе, полезное дело должно присутствовать в нашей жизни, но враг хочет, чтобы мы при этом деле и остались, а мы должны вытащить себя из этого состояния. В наших силах обмануть свое уныние, обмануть врага; если долгая молитва пугает нас и нам хочется убежать от нее в нашу деятельность, мы можем чуть-чуть помолиться, прочитать краткую молитву, потом что-то поделать, потом помолиться еще чуть-чуть, и еще. Таким образом, мы не будем предаваться самообману, а реально спасем себя от уныния.

Кто-то скажет: хорошо, если речь идет лишь о преходящих неудачах, неприятностях, обидах и т.д. Но как не пасть духом от страшной трагедии, от страдания невыносимого? Как не пасть духом матери, у которой погибает ребенок, или человеку, которого ложно обвинили в жестоком убийстве и посадили в тюрьму на двадцать лет?

Совершенно верно, что мы все, так или иначе, грешим. И святые грешили, они сами нам говорят об этом. Но кто из нас сделал все, чтобы перебороть свой грех, а кто — далеко не все? Это знает только Господь и наше сердце. Если человек трудился, боролся, но все-таки пал — он пал не от лености и нерадения, а от того, что выбился из сил. Такой человек не впадет в уныние, потому что его сердце, его совесть его успокоит: ты сделал все что мог. Уныние же очень часто — следствие того, что мы сами себя обманываем, мы не делаем всего, что можем, всего, что должны.

Создается впечатление, что уныние сегодня владеет миром. В современном мире слишком много такого, что расслабляет человека, делает его рабом комфорта. Мы слишком многое получаем, просто нажав кнопку на пульте. Считается, что это должно свести к минимуму трудозатраты человека, высвободить его силы для чего-то другого. Но на деле это приводит к тому, что воля наша ослабевает, человек превращается в дряблое, безвольное существо и, как только ему встречается какое-то испытание — такое, что нажатием кнопки его не уберешь,— человек впадает в уныние.

Унылому человеку современный мир предлагает индустрию развлечений и удовольствий. Она, призванная избавить человека от тоски, хандры, скуки (производных уныния), на деле загоняет его в тупик. Предаваясь развлечениям, человек на какое-то время забывает обо всем. В том числе и о Боге. Но жизнь в развлечениях — это не реальная жизнь, она не может продолжаться вечно; в один прекрасный день человек приходит в себя, возвращается в настоящую жизнь… и ощущает страшную душевную пустоту. И понимает, что «оторваться» на самом деле не удалось. И тогда приходится дозу увеличивать. Вот так спиваются, так становятся наркоманами, в лучшем случае — футбольными фанатами. Или впадают в депрессию и дальше живут на лекарствах.

Мы все действительно грешим и повторяем одни и те же грехи сотни раз. Каемся в них и вновь совершаем. И для многих это становится поводом к унынию: я миллион раз осуждал, неужели я в миллион первый раз не осужу? Что пользы в моем раскаянии, в моей исповеди?

Самая страшная вещь в жизни — это жалеть себя самого. Это связано с унынием совершенно непосредственно. «То, что происходит со мной, так несправедливо!» — это та самая клевета на Бога, о которой писал Иоанн, игумен Синайской горы; это адские муки пушкинского Сальери: «…нет правды на земле, но правды нет и выше; для меня так это ясно — как простая гамма». Вместо этого скажи, как благоразумный разбойник: достойное по делам моим принимаю (см.: .Лк. 23, 41). И живи в уверенности, что еще худшего заслуживаешь. Более того! То, что ты это, достойное по делам твоим принимаешь — залог того, что Господь к тебе милостив. Потому что только этим ты можешь спастись. Когда человек борим несчастьями, он может рассматривать их как ущерб, а может — как приобретение. У тебя что-то украли? Скажи: Господь взял от меня милостыню. Такая милостыня — когда человек не сокрушается о своей потере — считается самой действенной.

Унынию противостоят вера и упование. Неверующий человек подобен выброшенному в космос, в бесконечное пространство со всеми этими миллионами световых лет и скоплениями безжизненных галактик. Но на самом деле во Вселенной нет такого места, где не было бы Бога, Того, к Кому царь Давид из бездны своей скорби простирал руки. Унынию подвержен человек, который живет только в этом, земном времени и пространстве, только в этой плоскости. Но если человек находит в себе силы ко всему в своей жизни относиться духовно — он может выгнать уныние из своей жизни далеко-далеко.

Святая Матрона Московская

Как не допустить уныние, отчаяние в вопросе покаяния? Как избавиться от уныния и самомнения?

Отвечает доктор богословия, профессор Московской духовной академии Алексей Ильич Осипов.

Надо понять, что такое смирение. Смирение — это то внутреннее ощущение человека перед лицом видения своих грехов, но самое главное — видения неспособности справиться, искоренить. Вот, например, как бы мне искоренить зависть, интересно? Я говорю себе: «все, не буду завидовать». И вдруг увидел, что у него лучше машина, чем у меня. Кто это вынесет? Покажите мне такого. Это же немыслимо! Вот, например, наградили моего лучшего друга, а не меня. Он, конечно, друг, но я-то знаю, что я достойнее. Ну или по крайней мере, что нас обоих бы надо. Нет, это немыслимо, моя душа перенести не может.

Вот когда я наблюдаю за собой, когда я вижу, знаю, что это не хорошо. Знаю? Знаю! А не могу! Вот откуда возникает познание себя. Познание себя возникает. Вот, оказывается, кто я есть. Вот чем набит мой мешочек-то этот внутренний, который никто не видит. Слышите, чем набит? Так я начинаю видеть, что во мне есть. Я не могу очистить его. И вот здесь, если человек искренне обращается к Богу, то Господь не только помогает ему бороться с этими вещами, но в конечном счете может вообще исцелить от этого. Одно нужно знать, что это исцеление происходит по мере действительно глубины и искренности моего осознания и моего желания избавиться от этого. Вы слышите? Рукою смирения подаются дары благодати человеку. Все, кто достигали бесстрастия, достигли именно этим.

Подходим к главной точке вопроса. Когда человек обращается к Богу с искренней молитвой, то не только никакого уныния не будет, а напротив, будет радость. Господь может дать радость большую или малую — неважно. Господь дает утешение, мир человеку, который искренне обращается к Богу. Не может быть уныния.

Уныние, знаете, проистекает когда? Знаете, от чего? От гордости! Как это я и опять позавидовал! Я же решил не завидовать. Как это я? Как это я не поднял двести килограммов. Ай-я-яй. Я же пятьсот могу, а тут двести не поднял. Вот откуда проистекает уныние. От гордыни, глупой гордыни. Это надо знать, с этим надо просто бороться, как с врагом, который подступает ко мне и мучает мою душу. И тогда уныния при искреннем покаянии никогда не будет. Будет только облегчение, будет только мир, только радость на душе. // А.И. Осипов

Источники:
Как не впадать в уныние?
В жизни практически каждого человека возникают события, когда вопрос «как не впадать в уныние на первый взгляд в безвыходных ситуациях?»
https://www.all-psy.com/stati/detail/1895/1/
Как не впасть в уныние? ( ВИДЕО)
Советы о том, как не унывать и как не впадать в уныние. Для того, чтобы человек перестал унывать, достаточно смотреть не внутрь себя
http://www.pravmir.ru/kak-ne-vpast-v-unynie-video/
Пусть враг от нас унывает
И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое — это из 142-го Давидова Псалма; а сложен он был Царем и Псалмопевцем, как сообщает нам Псалтирь — в страшные для него дни, когда сын
http://www.pravoslavie.ru/49826.html
Святая Матрона Московская
Как не допустить уныние, отчаяние в вопросе покаяния? Как избавиться от уныния и самомнения? Отвечает доктор богословия, профессор Московской духовной академии Алексей Ильич
http://svyatmatrona.ru/kak-ne-vpast-v-unynie-otchayanie/comment-page-5/

COMMENTS