Компоненты общения

К проблеме общения в работах А

К проблеме общения в работах А. А. Леонтьева 3089

В январе 2011 г. исполнилось 75 лет со дня рождения Алексея Алексеевича Леонтьева (1936— 2004), которого вряд ли есть необходимость подробно представлять читателям журнала. Окончив филологический факультет МГУ, защитив затем кандидатскую диссертацию по общему языкознанию, он начал активно осваивать междисциплинарное пространство гуманитарных наук, защитив две докторских диссертации: сначала по филологическим наукам, затем по социальной психологии. Не ограничившись социальной психологией, он начал работать в области этнопсихологии, психологии массовых коммуникаций, а также общетеоретических и методологических проблем психологии; параллельно начал активно выступать, публиковаться и реализовывать практические проекты в области педагогики.

Сквозной междисциплинарной проблемой, объединявшей все эти предметные области, являлась для него проблема общения, понимавшаяся им как общетеоретическая проблема, проявляющаяся в своеобразных формах на разном уровне анализа и в проекциях на разные предметные дисциплины — от антропологической характеристики общения как сущностного проявления человека до микроструктурных аспектов речевой коммуникации вплоть до уровня отдельного слова. Итогом его весьма многочисленных публикаций стала многоуровневая междисциплинарная теория человеческого общения; книга «Психология общения», выпущенная в далеком 1974 г. и ставшая основой его второй докторской диссертации, далеко не исчерпывает содержания этой теории, хотя и образует ее основу. Теория общения А. А. Леонтьева в ее целостности еще не стала предметом специального анализа, и данная статья преследует цель восполнить этот пробел.

Общение и деятельность: противопоставление или единство?

А. А. Леонтьев в 1970-х гг. разработал теоретическую концепцию общения как развитие его теории речевой деятельности. Понятие общения выступает для него как системообразующее понятие, одна из ключевых категорий не только современной психологии, но и других наук о человеке. Оно обозначает «систему целенаправленных и мотивированных процессов, обеспечивающих взаимодействие людей в коллективной деятельности, реализующих общественные и личностные, психологические отношения и использующих специфические средства, прежде всего язык» [8, с. 240].

А. А. Леонтьев критикует западные подходы, сводящие общение к технической стороне и уходящие от постановки общих вопросов о природе этого явления.

Одновременно он рассматривает общение в более широком контексте, не сводящемся к межличностному взаимодействию изолированных индивидов, а вытекающему из социальной природы человека. «Общение есть не только и не столько взаимоотношение людей в обществе, сколько (прежде всего!) взаимодействие людей как членов общества» [12, c. 26—26]. По мнению А. А. Леонтьева, трудности в понимании общения как деятельности существуют лишь при том условии, что под субъектом общения понимается только отдельный индивид.

«Социальная природа» деятельности индивида не носит универсально-абстрактного характера: она коренится в исторически конкретной форме общества. Сказанное в той же мере относится к общению, которое — независимо от того, будем ли мы в конкретно-психологическом анализе считать его деятельностью или не будем, — есть способ, условие и одновременно процесс актуализации общественных отношений и так же, как деятельность, имеет конкретно-социальную обусловленность. Общение исторически развивается… как следствие и продукт исторического развития общества, хотя на определенном этапе этого развития оно приобретает относительную самостоятельность — психологическую (то есть становится самостоятельной деятельностью), семиотическую (обретает собственные средства) и социальную» [8, с. 242—243].

В другом месте он говорит о взаимоотношениях личности и общества через посредство речи [там же, с. 20]. «Социальная среда не просто формирует личность благодаря деятельности и в процессе деятельности, но сама предметность как конституирующее свойство деятельности имеет социальную природу. Социальное не “дано” через деятельность, проблема не стоит как проблема “социальности и деятельности”: это в действительности вопрос о социальной сущности самих объектов деятельности и о социальности человеческого сознания, отражающего эти объекты в процессе деятельности и благодаря ей» [там же, с. 242].

По мнению А. А. Леонтьева, за вопросом, является ли общение деятельностью, может стоять двоякая постановка проблемы: «а) является ли общение качественно особым видом социальной деятельности наряду с производственной, духовной, эстетической и т. п.; б) может ли общение выступать в роли самостоятельной молярной единицы деятельности» [8, с. 235].

В первом смысле общение является одним из видов деятельности. «Это не означает, что общение во всех случаях выступает как самостоятельная деятельность…; важно, что оно может быть таковой, хотя может выступать и как компонент, составная часть (и одновременно условие) другой, некоммуникативной деятельности. И, если понимать общение как деятельность, … аксиомой являются, во-первых, его интенциональность (наличие специфической цели, самостоятельной или подчиненной другим целям; наличие специфического мотива); во-вторых, его результативность — мера совпадения достигнутого результата с намеченной целью; в-третьих, нормативность, выражающаяся, прежде всего, в факте обязательного социального контроля за протеканием и результатами акта общения» [там же, с. 27].

При этом если ориентация на критерий цели при выделении видов деятельности действительно затрудняет описание общения как вида деятельности, ибо оно является по своей природе «многоцелевым», принятие в качестве главного критерия мотива вносит в этот вопрос большую определенность. «Конечно, общение может направляться мотивами различного плана, но во всех тех случаях, когда оно выступает как деятельность, оно получает специфический мотив» [там же, с. 247]. На разных этапах разворачивания деятельности общения реализация коммуникативных намерений и решение коммуникативных задач опирается на системы процессов ориентировки, важное место среди которых занимают невербальные компоненты общения.

Деятельностный статус общения «не означает, что акт общения всегда выступает как высшая структурная единица деятельности (также называемая у А. Н. Леонтьева «деятельностью»). Общение может входить в иную деятельность, например, в качестве действия….. При этом его деятельностная природа не меняется, изменение касается лишь места его в структуре деятельности» [там же, с. 248]. Иными словами, общение может выступать как самостоятельная деятельность, но может и входить в иную деятельность в статусе ее структурных компонентов. При этом историческое развитие форм общения идет от общения, включенного в иную деятельность, к общению как самостоятельной деятельности [там же, с. 45—46].

Широкое и в то же время многовариантное понимание общения позволяет применять изложенную теоретическую схему не только к процессам межиндивидного взаимодействия, но и к процессам, охватывающим малые и большие социальные группы, в частности процессы лекционного и педагогического общения, а также других видов коммуникативного воздействия не только на индивида, но и на массовую аудиторию; массовую коммуникацию, характерной особенностью которого является отсутствие прямого контакта коммуникатора с реципиентом и зачастую анонимность коммуникатора; наконец, искусство, которое А. А. Леонтьев рассматривал как «специфический вид или способ человеческого общения» [там же, с. 296].

Вновь возвращаясь к вопросу, можно ли рассматривать общение как деятельность, А. А. Леонтьев пишет: «трудности в понимании общения как деятельности существуют лишь при том условии, если под субъектом общения всегда понимать только отдельного индивида и идти путем, охарактеризованным А. У. Харашем, — от изолированной личности к “стихии общения”. Они снимаются при другой трактовке общения, восходящей к иному пониманию социальности деятельности и ее субъекта, — трактовке общения именно как деятельности, но не индивидуальной, деятельности социальной, но не просто совместной, коллективной, но не просто групповой.

Может ли общение выступать как деятельность? Безусловно, может. Может ли оно выступать не как деятельность, входить в иную деятельность в статусе ее структурированных компонентов? Да, несомненно, и в этом оно не отличается от других видов деятельности. Есть ли действительные основания для отрицания у общения деятельностной природы? Если они и есть, то в работах критиков идеи общения как деятельности мы их не находим» [8, с. 255—256].

В работах одного из авторов данной статьи предложена модель единства и взаимопереплетения общения и деятельности как двух неразрывных сторон взаимодействия человека с миром и другими людьми [14; 15].

Сам А. А. Леонтьев неоднократно подчеркивал, что он ни в коей мере не претендует на дефиницию общения, для него важно было понять его суть. Он дает следующую обобщающую формулировку:

«… Общение есть процесс установления и поддержания целенаправленного, прямого или опосредованного теми или иными средствами контакта между людьми, так или иначе связанными друг с другом в психологическом отношении. Осуществление этого контакта позволяет либо изменять протекание коллективной (совместной) деятельности за счет согласования (рассогласования) «индивидуальных» деятельностей по тем или иным параметрам или, напротив, разделение функций (социально ориентированное общение), либо осуществлять целенаправленное воздействие (объем и качественная специфика которого может определяться как «извне» обществом, так и «изнутри» самой личностью) на формирование и изменение отдельной личности (или непосредственно на ее поведение) в процессе коллективной или «индивидуальной», но социально опосредованной деятельности (личностно ориентированное общение)» [8, с. 63].

В приведенном определении содержится разведение трех видов общения по параметру их ориентации. Это наиболее общая характеристика общения, которая может отражаться на его средствах и на протекании самих процессов общения. По этому критерию различаются предметно ориентированное, социально ориентированное и личностно ориентированное общение.

Предметно ориентированное общение осуществляется в ходе совместной некоммуникативной деятельности, обслуживая ее. Это генетически исходный вид общения (как в фило-, так и в онтогенезе). Даже в этом случае следует различать взаимодействие и собственно общение.

«Если структура взаимодействия определяется распределением трудовых функций, тем индивидуальным “вкладом”, который вносит каждый из членов коллектива в общую деятельность, то процессы общения могут носить автономный характер: общение необходимо для взаимодействия, но одно и то же взаимодействие может быть обеспечено общением разной направленности, разного характера и объема. Несовпадение взаимодействия и общения особенно ясно видно, если … разграничивать общение, непосредственно включенное в деятельность и ее регулирующее, то есть общение как элемент или сторону взаимодействия (исполнительная фаза деятельности), и общение, являющееся предпосылкой взаимодействия (ориентировочная фаза деятельности)» [там же, с. 250].

Предметом предметно ориентированного общения является взаимодействие, а субъектом — сам коллектив или группа.

«Именно взаимодействие есть в этом случае мыслимый результат деятельности общения, именно оно «включает» и «ведет» процессы группового предметно ориентированного общения; общение конституируется взаимодействием, как любая деятельность конституируется своим мотивом (предметом)» [там же, с. 251].

Социально ориентированное общение имеет своим предметом не конкретного человека или аудиторию, а социальное взаимодействие (или социальные, общественные отношения) внутри определенного социума. Примерами такого общения служат, в частности, ораторская речь или массовая коммуникация.

«Мотивом любого социального общения является то или иное изменение в характере социальных отношений внутри данного общества, его социальной и социально-психологический структуре, в общественном сознании или в непосредственных проявлениях социальной активности членов общества. В сущности, такое общение есть процесс внутренней организации самого общества (социальной группы, коллектива), его саморегуляции: одна часть общества воздействует на другую его часть с целью оптимизации деятельности общества в целом, в частности — увеличения его социально-психологической сплоченности, его внутренней стабилизации, повышения уровня сознательности, уровня информированности и т. п.» [8, с. 251—252].

У него как бы двойной субъект. С одной стороны, это отдельная личность, с другой стороны, коллектив или общество в целом.

«В социально ориентированном общении коммуникатор всегда представляет, репрезентирует мнения, убеждения, информацию социального коллектива или общества. … Да и тот коллектив или группа, на которые направлено такого рода воздействие, лишь частично представлен данной конкретной аудиторией» [там же, с. 250—251].

Личностно ориентированное (межличностное) общение может существовать в двух вариантах.

«Это, во-первых, диктальное общение, то есть общение, связанное с тем или иным предметным взаимодействием (согласование позиций с целью дальнейшей совместной деятельности, обмен с собеседником информацией, значимой для деятельности, и т. п.). Оно тождественно предметно ориентированному (групповому) общению и по субъекту взаимодействия (группа, в данном случае — диада), и по субъекту общения (та же диада), и по предмету (взаимодействие). Во-вторых, модальное общение — это то, что в обиходе называется “выяснением отношений”» [там же, с. 252].

А. А. Леонтьев особо подчеркивает, что если в других видах общения взаимодействие (социальное) «обслуживало» различные формы социальной деятельности людей, то для модального общения ситуация принципиально иная.

«Деятельность, для которой необходимо взаимодействие, не носит непосредственно социального характера, а отсюда и само взаимодействие реализует в первую очередь не общественные отношения, а возникающие на их основе и приобретающие относительную самостоятельность личностные, психологические взаимоотношения людей» [там же, с. 252—253].

Предметом модального общения является не взаимодействие, а оптимизация психологических взаимоотношений за счет сближения позиций его участников.

«Чистое» общение», не включенное (по крайней мере, внешне) в некоммуникативную совместную деятельность, представляет собой более сложный вариант. В «чистом общении» А. А. Леонтьев усматривает две различных ситуации: социально ориентированное общение (типа ораторской речи, массовой коммуникации и т. д.) и личностно ориентированное общение [8].

Наряду с ориентацией второй важной психологической характеристикой общения выступает его психологическая динамика. Речь идет о крайне широком спектре разнообразных изменений в психических состояниях и протекании психических процессов у коммуникатора и реципиента (реципиентов), связанных процессом общения, поскольку общение с психологической точки зрения ориентировано чаще всего на то, чтобы изменить в том или ином направлении эти характеристики.

Пожалуй, главным приложением общей теории общения стала концепция педагогического общения, опубликованная в одноименной брошюре [7]. А. А. Леонтьев дает такое рабочее определение:

«Педагогическое общение — это профессиональное общение преподавателя с учащимися на уроке или вне его (в процессах обучения и воспитания), имеющее определенные педагогические функции и направленное (если оно полноценное и оптимальное) на создание благоприятного психологического климата, а также на другого рода психологическую оптимизацию учебной деятельности и отношений между педагогом и учащимися и внутри ученического коллектива» [10, с. 16].

Проследим движение его мысли. Исходной точкой явилась следующая мысль: «Общение — то, что обеспечивает коллективную деятельность» [там же]. Но оно коллективную деятельность обеспечивает не прямо. Общение будет зависеть от тех задач, которые оно призвано решать, т. е. оно будет выступать в различных социальных и социально-психологических функциях. Принципиально важно то, что какими бы ни были сами функции, в общении будут универсальные черты, универсальные компоненты. Безусловно, «само общение тоже обслуживается процессами особого рода, не зависящими от его содержания функции, — процессами контакта. Итак, перед нами целая многоэтажная конструкция: деятельность — взаимодействие — общение — контакт» [там же, с. 17].

Исходя из этих позиций, А. А. Леонтьев выделяет три вида общения: социально ориентированное, которое непосредственно реализует общественные отношения и организует социальное взаимодействие; групповое предметно ориентированное общение, которое непосредственно включено в коллективный труд и помогает коллективу решать стоящие перед ним задачи; личностно ориентированное общение — это и есть, собственно говоря, общение одного человека с другим. Но это общение, с одной стороны, может быть деловым, а с другой — это «выяснение отношений», не имеющих связей с деятельностью (модальное общение) [10].

«Модальное общение в том и выражается, что оно имеет своим предметом стабилизацию, уточнение, развитие психологических взаимоотношений людей» [там же, с. 18].

На основании такого понимания процесса общения А. А. Леонтьев, анализируя учебный процесс в школе, задается вопросом, для чего учителю необходимо умение влиять на детей. Отвечая на него, автор выделяет две стороны: мотивационную и эмоциональную. Характеризуя эмоциональную сторону учебного процесса, он подчеркивает, что «задача учителя — создать в классе такой эмоциональный климат, такую обстановку, которая препятствовала бы возникновению у ученика состояния собственно эмоциональной напряженности и, напротив, стимулировала бы возникновение операциональной напряженности» [там же, с. 20].

Ко второй группе компонентов А. А. Леонтьев относит психолингвистический анализ речевого общения учителя, интенсивность обучения, а также такой компонент, который был им назван «и видеть и понимать» ученика.

Характеризуя психолингвистический аспект, А. А. Леонтьев ссылается на Д. Шпангеля, выделившего восемь «дидактических» функций языка, которые могут быть положены в основу дальнейшего конкретного анализа речевой деятельности учителя на уроке. Хотя классификация Д. Шпангеля может быть успешно использована при исследовании речевых высказываний учителя, а следовательно, для анализа педагогического общения, А. А. Леонтьев говорит о том, что они во многом являются механистическими, и что здесь имеются большие резервы как для теоретической, так и для практической разработки.

Второй фактор — «интенсивность» обучения. Анализируя использовавшиеся Г. Лозановым методы суггестии при обучении иностранным языкам, А. А. Леонтьев подчеркивает, что они позволяют максимально раскрыть неиспользуемые резервы личности ученика (как физиологические, так и психологические).

«Здесь имеет значение все: и поведение педагога, и создаваемая им атмосфера занятий, и содержание учебников, и подход к детям. Во-первых, по-другому организован материал, большое внимание уделяется связи обучения с повышением эстетической и общей культуры. Во-вторых, предъявляются повышенные требования к педагогическому мастерству преподавателя, к технике его общения с учениками. В-третьих, суггестология учит учителей не только тому, как надо говорить с детьми, но и с каким внутренним отношением подходить к ним. В-четвертых, в общей атмосфере легкости, непосредственности и отсутствия чувства насилия обучение детей протекает приятно, естественно, и материал усваивается незаметно» [10, с. 39].

И то, что делает интенсивное обучение эффективным, есть воздействие целого «пучка» общепсихологических, социально-психологических и психофизиологических факторов.

Первый из них — это то, что каждый человек, «вступая в контакт, определенным образом «подает» себя собеседнику, чтобы облегчить ему создание своего образа, моделирование своей личности, а это необходимое условие эффективного общения. Вот эта-то самоподача и проявляется в общении “интенсивного” преподавателя с группой в особенно яркой форме — здесь она особенно функциональна» [там же, с. 40].

Второй фактор — «владение своим общением» — это не только владение своим общением, но и вообще управление общением на уроке, да и вне его.

«Чтобы общение… было эффективным, человек должен провести предварительную ориентировку, потом, опираясь на “собранную информацию”, правильно спланировать и осуществить само общение. Сюда входят функции и цели общения: зачем мне общаться, чего я должен добиться? Сюда входят (если речь идет о предметно-ориентированном групповом общении, а именно так обстоит дело на уроке) состав группы, ее объем, знание о формальных и неформальных взаимоотношениях в ней, о психологических, прежде всего ценностных особенностях ее членов, влияющих на эффективность совместной деятельности. Сюда относятся и знание социальных ролей, и моделирование личности конкретного собеседника, позволяющее нащупывать наиболее прямой путь к нему». … Это один из китов интенсивного обучения [там же, с. 42].

Третий фактор, как называет его А. А. Леонтьев, — «и видеть, и понимать» [там же, с. 54]. Речь идет об умении учителя правильно моделировать мотивационную структуру личности, личностные особенности ученика, его эмоциональное состояние, уровень внимания, степень физического и умственного утомления и учитывать их в общении. Эти умения можно разделить на две группы: а) умения «читать по лицу» — технические умения ориентировки в собеседнике. «Чтению по лицу» вполне можно обучать; б) умения переходить от техники к внутреннему моделированию. Сами умения могут формироваться следующим образом.

Во-первых, учитель должен «учиться ориентировке в личности учащегося не вообще, а в условиях конкретной деятельности, при конкретной цели взаимодействия, в конкретном классе ситуаций» [там же, с. 55]. Во-вторых, за счет общей способности к моделированию личности другого, зависящей, в свою очередь, от направленности личности педагога. В-третьих, за счет «дифференциальной точности», т. е. настроенности на моделирование именно данного человека, что связано с общим и дифференцированным опытом общения» [там же, с. 56].

Обобщая сказанное, А. А. Леонтьев отмечает, что к основным коммуникативным умениям учителя можно отнести следующие: 1) умения социальной перцепции, или «чтения по лицу»; 2) умения понимать, а не только видеть, т. е. адекватно моделировать личность ученика, его психическое состояние по внешним признакам; 3) умения «подавать себя» в общении с учащимися; 6) умения оптимально строить свою речь в психологическом плане, т. е. умения речевого общения; 4) умения речевого и неречевого контакта с учащимися [10].

«Итак, педагогическое общение, система коммуникативных умений учителя — важнейшее орудие создания атмосферы равенства, справедливости, чуткости, которая должна царить в отношениях педагога с классом. Это — неотъемлемая часть умений воспитательной работы, причем такая часть, которой можно обучать еще в стенах педагогического института и которая в какой-то мере может компенсировать временную нехватку у начинающего учителя других умений» [там же, с. 61].

А. А. Леонтьев не успел затронуть в своих работах непосредственно вопросы педагогического общения в высших учебных заведениях, помимо педагогических институтов, в которых идет подготовка студентов как будущих педагогов. Однако важной предпосылкой и шагом к новому уровню развития представлений о роли общения в процессах профессионального обучения и взаимодействия служит введение А. А. Леонтьевым в этом контексте понятия «инвариантный образ мира» [9; 11]. Анализируя понимание образа мира различными исследователями [1; 13; 16; 17], А. А. Леонтьев пишет: «это отображение в психике человека предметного мира, опосредованное предметными значениями и соответствующими когнитивными схемами и поддающееся сознательной рефлексии» [11, с. 115].

Источник:
К проблеме общения в работах А
Статья посвящена целостному анализу различных аспектов проблемы общения в работах А. А. Леонтьева, занимающей центральное место в его научном наследии. Подробно анализируется соотношение категорий общения и деятельности, основания и смысл рассмотрения А. А. Леонтьевым общения как деятельности. Рассмотрена классификация видов общения по четырем основаниям: ориентация (предметно-риентированное, социально-ориентированное и личностно-ориентированное общение), психологическая динамика, семиотическая специализация и степень опосредованности. Специальное внимание уделено концепции педагогического общения, выступающей, с одной стороны, развитием общей теории общения, а с другой — самостоятельной рабочей концепцией. В заключение рассматриваются эвристические связи и взаимодействия между концепцией общения А. А. Леонтьева и концепцией образа мира А. Н. Леонтьева, Е. Ю. Артемьевой, С. Д. Смирнова и др., реализовавшиеся, в частности, в разработке понятия обучающего общения.
http://psyjournals.ru/kip/2011/n1/39623_full.shtml

Компоненты общения

Педагогическое общение — это многоплановое, профессиональное общение педагогов в процессе обучения с учащимися, включающее в себя развитие и установление коммуникаций, взаимодействие и взаимопонимание между преподавателями и учениками.

Эффективность педагогического общения напрямую зависит от степени удовлетворенности, которую испытывает каждый из участников в условиях реализации актуальных потребностей.

Факторами, влияющими на развитие личности учащегося, выступают стили педагогического общения.

Стиль педагогического общения и руководства определяют приемы и методы воздействия воспитательного характера, которые проявляются в наборе ожиданий и требований соответствующего поведения воспитанников. Стиль воплощается в формах организации деятельности, а также общения детей, имея определенные способы в реализации отношений к детям. Традиционно выделяют авторитарный, демократический и либеральный стили педагогического общения.

Самым эффективным, а также оптимальным является демократический стиль взаимодействия. Он отмечается характерным широким контактом с воспитанниками, проявлением уважения и доверия, при котором педагог старается наладить эмоциональное взаимодействие с ребенком, не подавляет личность наказанием и строгостью; общение с детьми отмечается положительными оценками.

Демократичный педагог нуждается в потребности обратной связи от воспитанников, а именно того, как они воспринимают формы совместной деятельности, умеют ли признавать свои ошибки. Работа такого педагога нацелена на стимуляцию умственной активности и мотивацию в достижении познавательной деятельности. В группах воспитателей, где общение выстроено на демократических тенденциях, отмечаются соответствующие условия для развития детских взаимоотношений, а также эмоционального положительного климата группы.

Демократический стиль педагогического общения создает дружественное взаимопонимание между воспитанниками и педагогом, вызывает у детей только положительные эмоции, развивает уверенность в себе, а также позволяет понять ценности в сотрудничестве совместной деятельности.

Авторитарные педагоги, напротив, отмечаются ярко выраженными установками, избирательностью по отношению к воспитанникам. Такие педагоги зачастую применяют запреты, а также ограничения в отношении детей, чрезмерно злоупотребляют отрицательными оценками.

Авторитарный стиль педагогического общения — строгость и наказание во взаимоотношениях между педагогом и детьми. Авторитарный воспитатель ждет только послушания, его выделяет огромное число воспитательных воздействий при всем их однообразии.

Авторитарный стиль педагогического общения ведет к конфликтности, а также недоброжелательности в отношениях, тем самым создавая неблагоприятные условия в воспитании дошкольников. Авторитарность педагога зачастую выступает следствием недостатка уровня психологической культуры, а также стремлением ускорить темп в развитии воспитанников, вопреки индивидуальным особенностям.

Зачастую педагоги используют авторитарные приемы из благих намерений, поскольку убеждены, что ломая детей, а также добиваясь максимальных результатов, можно скорее достичь желаемых целей. Выраженный авторитарный стиль педагога ставит его в позицию отчуждения от воспитанников, поскольку каждый ребенок начинает испытывать состояние тревоги и незащищенности, неуверенности и напряжения. Такое происходит из-за недооценивая развития у детей инициативности, самостоятельности, преувеличения недисциплинированности, лени и безответственности.

Для данного стиля характерны безответственность, безынициативность, непоследовательность в принимаемых действиях и решениях, отсутствие решительности в трудных ситуациях.

Либеральный педагог забывает о прежних требованиях и спустя определенное время предъявляет противоположные им. Зачастую такой педагог пускает дело на самотек и переоценивает возможности детей. Он не проверяет, насколько выполнили его требования, а оценка воспитанников либеральным воспитателем напрямую зависит от настроения: хорошее настроение – преобладание положительных оценок, плохое – негативные оценки. Такое поведение способно привести к падению в глазах детей авторитета педагога.

Либеральный воспитатель пытается сохранить хорошие отношения, не портит ни с кем отношения, в поведении доброжелателен и ласков. Всегда воспринимает воспитанников как самостоятельных, инициативных, общительных, правдивых.

Стили педагогического общения, являясь характеристиками индивида, не являются врожденными качествами, а воспитываются и формируются в процессе педагогической практики на основе осознания основных законов формирования и развития системы человеческих отношений. Но к тому или иному стилю формирования общения располагают личностные определенные характеристики.

Люди самолюбивые, самоуверенные, агрессивные и неуравновешенные склонны к авторитарному стилю. К демократическому стилю склонны личности с адекватной самооценкой, уравновешенные, доброжелательные, чуткие и внимательные к людям. В жизни в «чистом» виде каждый из стилей встречается редко. На практике зачастую каждый отдельный педагог проявляет «смешанный стиль» взаимодействия с воспитанниками.

Смешанный стиль отмечается преобладанием двух стилей: демократического и авторитарного или демократического и либерального. Изредка сочетаются черты либерального и авторитарного стиля.

В настоящее время большое значение отводится психологическим знаниям в установлении межличностных контактов, а также налаживании взаимоотношений педагога с учащимися.

Психолого-педагогическое общение включает в себя взаимодействие учителя-воспитателя с учащимися, коллегами, родителями, а также с представителями органов управления общественности и образованием, осуществляемое по профессиональной деятельности. Спецификой психолого-педагогического общения выступает психологическая компетентность педагога в области социальной и дифференциальной психологии при взаимодействии с детьми.

В структуре педагогического общения выделяют следующие этапы:

1. Прогностический этап (моделирование педагогом будущего общения (педагог очерчивает контуры взаимодействия: планирует, а также прогнозирует структуру, содержание, средства общения. Решающим значением в этом процессе выступает целевая установка учителя. Ему следует позаботиться о привлечении учащихся к взаимодействию, создать творческую атмосферу, а также открыть мир индивидуальности ребенка).

2. Коммуникативная атака (ее сутью выступает завоевание инициативы, а также налаживании делового и эмоционального контакта); педагогу важно овладеть техникой вхождения во взаимодействие и приемами динамического влияния:

— заражение (целью которого выступает эмоциональный, подсознательный отклик во взаимодействии на основе сопереживания с ними, несет невербальный характер);

— внушение (сознательное заражение мотивациями с помощью речевого воздействия);

— убеждение (аргументированное, осознанное и мотивированное влияние на систему взглядов индивида);

— подражание (подразумевает усвоение форм поведения другого человека, в основе которой лежит сознательная и подсознательная идентификация себя с ней).

3. Управление общением нацелено на сознательную и целенаправленную организацию взаимодействия. Очень важно создать атмосферу доброжелательности, в которой ученик свободно проявит свое Я, получит положительные эмоции от общения. Педагог в свою очередь должен проявить интерес к ученикам, активно воспринимать информацию от них, давать возможность высказывать свои суждения, передавать ученикам свой оптимизм, а также уверенность в успехе и намечать пути к достижению целей.

4. Анализ общения (сопоставление целей, средств с результатами взаимодействия, а также моделирования дальнейшего общения).

Перцептивный компонент педагогического общения нацелен на изучение, восприятие, понимание и оценивание партнерами по общению друг друга. Личность педагога, его профессиональные и индивидуально-психологические качества являются важным условием, которые определяют характер диалога. К важным профессиональным качествам педагога относят умение давать адекватную оценку индивидуальным особенностям учащихся, их интересам, склонностям, настроениям. Только выстраиваемый с этим учетом педагогический процесс способен быть эффективным.

Коммуникативный компонент педагогического общения обуславливается характером взаимоотношения участников диалога.

Ранние этапы педагогического взаимодействия с ребенком отмечаются отсутствием потенциала равноправного участника при обмене информацией, т.к. ребенок не имеет для этого достаточных знаний. Педагог является носителем человеческого опыта, заложенного в образовательную программу знаний. Но это не означает, что коммуникация педагога на ранних этапах выступает односторонним процессом. В настоящее время недостаточно просто давать ученикам сообщение информации. Необходимо активизировать собственные усилия учащихся по усвоению знаний.

Особенную важность приобретают активные методы обучения, которые стимулируют самостоятельное нахождение детьми необходимой информации, а также ее дальнейшее использование в разнообразных условиях. Овладев большим массивом данных и развив способности оперировать ими, ученики превращаются в равноправных участников учебного диалога, внося значительный вклад в коммуникации.

Педагогическое общение рассматривают как установление межличностных близких отношений, основанных на степени общности интересов, мыслей, чувств; установление дружественной, доброжелательной атмосферы между объектом и субъектом, обеспечивающей максимально эффективный процесс воспитания и обучения, психического и интеллектуального развития человека, сохраняющего неповторимость и индивидуальность личностных особенностей.

Педагогическое общение многогранно, где каждая грань отмечается контекстом взаимодействия.

Функции педагогического общения делятся на обозначающую, познавательную, эмотивную, фасилитативную, регулятивную, функции самоактуализации.

За заинтересованность в успехе учащегося, а также поддержание благожелательного контакта и атмосферы отвечает общение, что способствует самоактуализации и развитию в дальнейшем ученика.

Педагогическое общение должно обеспечить уважение к личности ребенка. Понимание и восприятие личности ученика педагогом — это познание духовного мира, физических состояний ребенка, индивидуальных и возрастных, психических, национальных и других различий, психических новообразований и проявления сензитивности.

Понимание личности учащегося учителем формирует атмосферу заинтересованного к нему отношения, а также доброжелательности, способствует в определении перспектив развития личности и их регуляции.

Функцию понимания и восприятия личности ученика педагогом следует рассматривать как важнейшую.

Информационная функция отвечает за психологический реальный контакт с учащимися, развивает процесс познания, дает обмен духовными и материальными ценностями, создает взаимопонимание, формирует познавательный поиск решений, положительную мотивацию в достижении успехов в учебе и самовоспитании, в становлении личности, устраняет психологические барьеры, устанавливает межличностные отношения в коллективе.

Информационная функция отвечает за организацию группового, индивидуального, коллективного общения. Индивидуальное общение способствует познанию личности, а также воздействию на ее сознание, поведение, а также на ее коррекцию и изменение.

Контактная функция — установление контакта для обоюдной готовности к передаче и приему учебной информации.

Побудительная функция — стимуляция активности ученика, направленная на выполнение учебных действий.

Эмотивная функция — побуждение в учащемся необходимых эмоциональных переживаний, а также изменение с его помощью собственных состояний и переживаний.

Педагогическое общение должно иметь ориентир на достоинство человека и большое значение в продуктивном общении играют такие этические ценности как: откровенность, честность, доверие, бескорыстие, милосердие, забота, благодарность, верность слову.

Источник:
Компоненты общения
Педагогическое общение — это многоплановое, профессиональное общение педагогов в процессе обучения с учащимися
http://psihomed.com/pedagogicheskoe-obshhenie/

COMMENTS