Любовь и страдание

Истинная любовь и ее 4 главных качества по буддизму

Истинная любовь и ее 4 главных качества по буддизму

Истинная любовь, согласно буддизму, является основой полноценного счастья любого человека. Без нее счастья быть не может, она имеет силу исцелять и менять, в то же время наделяя нашу жизнь глубоким смыслом. Предлагаем вашему вниманию краткий экскурс в главные качества истинной любви по буддизму.

Будда говорит, что есть 4 различных элемента, которые формируют источник Вселенской истинной любви. Они именуются Брахма-Вихарами, и способны приблизить нас к этому источнику. Практика истинной любви несет пользу не только нам самим, но и дает нам силу преобразовывать страдание в любовь для окружающих нас людей.

  • майтри, или любовь;
  • каруна, или сострадание;
  • радость, или мудита;
  • упекша, или спокойствие.

Эти качества истинной любви еще называют «безмерными», поскольку, когда мы их практикуем, их рост внутри нас не прекращается. К тому же, эти элементы не ограничены буддисткой практикой, и люди разных верований или корней могут практиковать их безбоязненно.

Наши корни делают нас теми, кем мы есть, и быть счастливыми, лишившись их, мы не можем. Предлагаем более подробно остановиться на каждом из четырех аспектов истинной любви.

Любовь, или сердечная доброта, означает наше стремление и способность давать утешение и счастье людям, которые нас окружают. Для этого требуется заботиться и слушать их, делая это таким образом, чтобы понимать, кто они и что им нужно. Пока мы не будем понимать человека, которого любим, мы сами не сможем обрести любовь. Благодаря пониманию, мы узнаем его потребности, страхи, стремления и страдания, и тогда можем дать ему то, в чем он нуждается.

Иногда мы можем считать, что то, что мы даем человеку, лучше того, о чем он у нас просит. Но истинная любовь работает не так. Вам может казаться, что вашему партнеру необходимо больше общения, чтобы чувствовать себя менее одиноким. Но если он/она не хочет этого, а вы его заставляете «для его собственного блага», это не истинная любовь. Вы должны быть способными давать то, в чем человек нуждается, а глубокое понимание может помочь вам это сделать.

Каруна значит сострадание. Означает способность облегчить и преобразовать страдание, уменьшая печали людей, которых вы любите. Слово сострадание буквально переводится как «страдание вместе», но идея каруны немного другая. Будда верит, что человеку не нужно разделять страдание, чтобы снова его пережить. Дело в том, что, если мы слишком много страдаем, мы можем также рассыпаться.

Мы учимся состраданию через глубокое слушание, большое внимание, и развитие глубокой обеспокоенности о мире, который находится вокруг нас. Даже одно слово, одно действие или мысль сострадания обладает силой менять жизни, разрушать сомнение, укреплять доверие, улаживать конфликт, и открывать двери к освобождению. С состраданием в наших сердцах мы можем пережить и преобразовать страдание людей, которых мы любим.

Радость, она же Мудита, немного отличается от счастья. Тогда как счастье использует тело и ум, радость главным образом связана лишь с умом. Будда приводит классический пример: если мы в пустыне, мы испытываем радость, когда ВИДИМ воду, а счастье ощущаем, когда ПЬЕМ ее.

Мы испытываем радость, когда полностью осознаем настоящий момент, когда понимаем красоту, которой окружены, мы можем чувствовать радость в малом. Мудиту описывают как радость, которая наполнена миром и довольством.

Упекша означает спокойствие, отрешённость, отсутствие дискриминации, уравновешенность или расслабленность. «Упа» значит над, а «икша» — гора. Получается, что человеку необходимо фактически стоять на горе, чтобы увидеть всю ситуацию и не быть привязанным к определенной стороне.

Если в вашей любви есть привязанность, дискриминация, предубеждение, или когда один человек цепляется за другого, это нельзя описать как любовь. Мы должны быть способными видеть в каждом человеке равного, и не разграничивать себя и других. По большому счету, когда нет отличий между собственным «я» и «другими», мы достигаем Упекши.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Четыре качества, объединённые вместе, могут помочь вам достичь состояния истинной любви. Это может быть трудно, так как мы руководствуемся другими принципами любви. А черпаем их из средств массовой информации, или из того, что нам говорят друзья. Но ведь мир намного шире и глубже!

Источник:
Истинная любовь и ее 4 главных качества по буддизму
Истинная любовь, согласно буддизму, является основой полноценного счастья любого человека. Без нее счастья быть не может, она имеет силу исцелять и менять, в то же время наделяя нашу жизнь глубоким смыслом. Готовы познать эти глубокие тайны? | Здоровье с HeadInsider
http://headinsider.net/2018/04/22/istinnaja-ljubov/

Любовь и страдание

Слово «страда?ние» имеет различные значения. Есть страдание телесное, каковы болезни и раны; есть, с другой стороны, страдание душевное, каковы похоть и гнев. Говоря же вообще, страдание живого существа есть такое состояние, за которым следует удовольствие и неудовольствие.
свт. Иоанн Дамаскин

Если человек из глубины горя спрашивает: «Где же Ты был, Господи?» – для христианина ответ очевиден: в бездне страдания Он был прежде тебя. Тебя еще не было, а Он уже был на Голгофском Кресте.
диакон Андрей

Плоды страдания зависят от выбора самого человека: два разбойника были распяты рядом со Христом, но для одного они оказались спасительными, а другой лишь ещё больше ожесточился.

Апостол Павел: Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас. ( Рим.8:18 )

Вообще понять смысл событий, связанных с чьими-либо страданиями, может только человек, глубоко верующий, признающий реальность потустороннего мира и его законов, прежде всего, законов вечности. Только в свете вечности — вечной жизни — обретают смысл некоторые трудно объяснимые события.

Преподобный Амвросий Оптинский приводит такое сравнение: змея для того, чтобы скинуть с себя старую кожу, проходит через узкое отверстие, так и рождение в жизнь вечную и избавление от грехов происходит не иначе, как через крест и страдания.

Никакие страдания не остаются бессмысленными перед Богом. Об этом говорят и многочисленные свидетельства из Священного Писания, и примеры из жизни людей, страдающих в этом мире по тем или иным причинам. Промысл Божий о человеке и мире направляет все ко благу, но не всегда человеческому чувственному пониманию удается осознать увидеть это.

Страдание — неотъемлемая составляющая земной жизни людей. Рождаясь, человек оглашает мир плачем (святые отцы объясняли это обстоятельство проявлением первородного греха. Но значит ли оное, что в условиях нашего греховного мира страдание не только неизбежно, но и необходимо?

Как известно, человек был создан не ради страдальческой жизни, но ради счастья и вечного блаженства. Подлинное блаженство достижимо только в союзе с Богом — Неисчерпаемом Источником благ. Стремление к счастью, в той или иной степени, свойственно каждому человеку, хоть праведному, хоть неправедному. Но тогда как праведник, стремящийся к Богу, ищет подлинного счастья, для грешника, духовно отдаленного от Бога, характерно стремление к ложным, обманчивым радостям и удовольствиям. Их он ищет и находит в греховных мыслях и делах.

Встав на путь избавления от греха, праведник продолжает находиться под воздействием выработанных им греховных навыков, привычек, страстей и пороков, наконец, под влиянием внешнего греховного окружения.

В данной связи он постоянно сталкивается с греховными искушениями и соблазнами, и вынужден с ними бороться. Эта борьба бывает сопряжена с многими трудностями, лишениями, страданиями Так, искреннее сердечное покаяние, сопровождаемое угрызениями совести и стыдом, является формой душевного страдания; борьба с владычеством плотского начала, осуществляемая посредством бдений, постов, молитвенных стояний, физического труда, есть форма душевно-телесных страданий.

Такого рода духовное делание является одним из аспектов подвижнической жизни и вменяется христианину в обязанность. Страдания, возникающие в результате этого делания, сопутствуют и способствуют нравственному исправлению, духовному преображению, спасению грешника. Кроме того, перенося их с должным смирением, подвижник выражает свою веру и любовь к Богу (вспомним, что Образчиком богоугодного перенесения страданий является Господь Иисус Христос; следуя по Его стопам и перенося посланные или попущенные Богом страдания, христианин несёт свой спасительный крест и сораспинается Христу; делая это осознанно и свободно ( Мф.16:24 )).

Из всего сказанного, конечно, не следует, что христианин не вправе уклоняться от тех или иных форм страданий, например, от страданий, вызванных тяжелой болезнью. Закон Божий не воспрещает болящему пользоваться возможностями медицины (помощью медперсонала, лекарственными средствами, оздоровительными процедурами и т. п.). Сам Христос, а затем и апостолы исцеляли людей.

Особой оговорки требуют и действия по уклонению от страданий, связанных с бедственным положением. Если христианин живет в миру, ему не запрещается трудиться и получать за свой труд надлежащую заработную плату. Он вправе иметь пищу, одежду, кров, пользоваться иными благами (не противоречащими понятию о благочестии)

Стремление человека избавиться от страданий естественно. И оно заложено в саму природу человеческую. Отношение Церкви к страданиям такое: Церковь сострадает своим членам, но в то же время она не боится своих страданий, она знает, что через них мы получим радость, превосходящую эти страдания настолько, что мы еще будем жалеть, что мало пострадали.
протодиакон Иоанн Шевцов

О духовном смысле страдания

Архимандрит Елеазар,
духовник Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры

Жизнь не может быть без страданий, сам по себе мир представляет собой не только одни успехи, мы видим много очень неудачников, потрясений всяческих, провалов, чудовищных преступлений. Не всегда бывает весна с распускающимися почками и яркой пестротой, бывают и разрушительные бури, град, болезни и смерть. Самое большое страдание, которое человек испытывает, – это отсутствие страданий. Не страдать в жизни – значит, не участвовать в жизни, быть лишним человеком.

Почти всегда причину страданий можно найти в грехе, в нарушении закона жизни, законов природы. Это нарушение разъединяет человека между Богом и природой, Им созданной. Страдание оказывает на человека благотворное влияние, является школой, потому что оно учит правде, подтверждая наличие нравственного закона и смысла жизни. Практически все страдания учат, чтобы мы не делали другим того, чего не желаем себе. Страдания показывают, что в жизни действует не нравственный хаос, а удивительный стройный порядок, основанный на правде, которая рано или поздно проявится.

Страдание является источником огромных нравственных ценностей и положительных духовных приобретений. Оно приводит к вере, любви, духовной силе. Мы живём на земле, чтобы поработать над красотой своей души. Жизнь – это огромная мастерская, в которой души людей становятся чище и готовятся к переходу в иной, лучший мир.

Страдания учат быть снисходительным к другим людям, воспитывают чуткость к горю другого человека. Испытания закаляют человека, воспитывают волю, выдержку, настойчивость и энергию. Человек труднее переносит свой успех, славу, богатство, внешнюю красоту, чем неудачи, неприятности. Успех может человека испортить, сделать гордым, ленивым, беспечным и нечеловеколюбивым, поэтому слабым и ничтожным. Страдающий укрепляется.

Есть люди, которые понимают, что такое страдание, и видят в нём красоту, они проникают в тайну слов Апокалипсиса «кого люблю, того и наказую». То есть, указую, наставляю, руковожу. Есть люди, которые благодарят за страдания и говорят: «Благодарим Тебя, Боже, что Ты посылаешь нам не одни только солнечные лучи, иначе мы превратились бы в пустыню. Но даёшь дождь, чтобы мы могли приносить плоды».

Лучше страдания, чем самодовольная мещанская беспечность. «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать», – говорил Пушкин, при всём свойственном ему эллинском жизнелюбии. Пусть это страдание будит нас от сна равнодушия, окаменелого бесчувствия. Жизнь без страдания опасна, и Бог, который не наказывает нас, это Бог, который не занимается нами.

Грубое и легкомысленное бегство от страдания кто-то находит в стремлении к получению минутного наслаждения, заглушить горечь жизни, забыться безумием. А люди верующие знают, что, чем тяжелее испытания, тем ярче нечаянная радость, которая приходит не сразу. «Чем ночь темней, тем ярче звёзды».

Трудно бывает человеку, но и другому трудно. На страдания надо отвечать состраданием. Ведь слово счастье – от слова соучастие, то есть, каждый должен соучаствовать в жизни с другим человеком, сострадать ему, сотрудничать с ним, соучаствовать. И в этом находить счастье.

Люди нуждаются не только в объяснении своих страданий, но больше в соучастии, в сочувствии, которое может поднять изнемогающего и оживить его душу. Очень много говорится об этом в сочинениях Фёдора Михайловича Достоевского. В его романах страдание является главным героем. Именно страдание, сопровождающееся благою вестью о Христе. Оно приводит человека к новой жизни. Трагедия, рассказанная в «Бесах», освещается в финале благостными лучами, словами Нового Завета, которые читает русскому атеисту женщина-книгоноша.

Наша страна Россия проходит великую школу страдания на всём пути всей истории. Вся Россия – одно страдание. Судьба русского народа имеет не только национальный, но и всемирный смысл. Как образец, показатель: мы столько испытали, и мы не последние.

Любовь вводит человека в жизнь, которая полна смысла, в свете которого становится ясно и значение страдания. Испытания понимаются как условие движения вперёд, подвиг. Как орудие освобождения от зла и греха, которые составляют несчастье человечества. Почему у нас кризис? Потому что мы не любим друг друга, не стараемся пойти на помощь, не соучаствуем. В соучастии, сострадании есть единственный удовлетворительный взгляд на нашу жизнь. Все другие теории не могут объяснить страдание и осмыслить его.

Радио Петербург, 2009 год.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник:
Любовь и страдание
Слово «страдание» имеет различные значения. Есть страдание телесное, каковы болезни и раны; есть, с другой стороны, страдание душевное, каковы похоть и гнев.
http://azbyka.ru/stradaniya

Неразделенная любовь

Безответная любовь описана в сюжетах книг, фильмов, песен, которые находят отклик в сердцах. Яркие и экспрессивные переживания, переданные в творчестве, порой не совпадают с тем, что происходит в реальной жизни. Бытует мнение, что любовь могут испытывать все люди. Но это заблуждение. Люди лишь внешне так похожи друг на друга, но они разные по содержанию. И именно от содержания зависит то, как они будут ощущать это переживание, и насколько разный смысл разные люди вкладывают в слова «я тебя люблю».

Чтобы разобраться в психологии любви, нужно понимать, что начальная база для формирования отношений между мужчиной и женщиной, как правило, строится на сексуальном влечении. Это влечение складывается на запахах – феромонах. Феромонный фон мужчины дает информацию о его ранге – положении в обществе, и о его сексуальности – феромоны влечения и ранжирования. Женщина бессознательно воспринимает оба типа этих феромонов и на основе этих ощущений делает бессознательный выбор. Мужчина, который имеет более высокий ранг, а значит и большую способность к обеспечению, больше нравится женщине, чем тот, который имеет меньший ранг. Чтобы очаровать понравившегося мужчину, женщина раскрывает ему свои феромоны (все эти действия происходят на бессознательном уровне). Мужчина ловит их, это одурманивает, в прямом смысле «сносит башку», и он идет, подталкиваемый влечением, добиваться сексуальной связи с желанной ему женщиной.

Такие отношения испытывают все люди, это животная основа отношений между мужчиной и женщиной, биологический механизм, обеспечивающий продолжения себя во времени. За влечение, сексуальный выбор и феромоны ранжирования отвечают нижние вектора – кожный, анальный, уретральный, мышечный. Мужчины ранжируются именно по нижним векторам. Изначально в этих отношениях нет ничего того, что можно было бы отнести к нежным чувствам, зато есть страсть, обеспечивающая удовольствие от интимной жизни.

Сегодняшние сексуальные отношения стали гораздо более сложными – к ним добавился эротизм, присущий верхним векторам, кроме того и в нижних векторах есть свои особенности сексуальности, выражения эмоций. Для кожного вектора – это тактильная нежность, прикосновения, для анального вектора – это забота о своем партнере, для мышечных людей это слияние в «мы», отождествление себя со своим партнеромна уровне тел, для уретральникаэто прежде всего страсть, яркая и всепоглощающая. Это сексуальное влечение, оформленное особым отношением, свойственным каждому вектору, большинство людей называет любовью.

МЫ ВЫБИРАЕМ, НАС ВЫБИРАЮТ.

Идеально подходят друг другу одновекторные мышечные люди – в основном это деревенские жители. А во всех остальных нижних векторах нет такого идеального совпадения. Выбирая партнера по нижним векторам, мы как бы идем на повышение, исходя из собственной сексуальности. Либидо в кожном векторе невысокое и сбалансированное, в анальном – высокое и моногамное. А в уретральном очень высокое либидо, которое направлено на отдачу по сексуальным нехваткам. Женщина с кожным вектором по феромонам влечения выбирает анального мужчину, анальный мужчина – уретральную женщину, уретральная женщина – кожного мужчину со зрительным вектором. Мы выбираем тех, кто не выбирает нас, поэтому любые отношения – это потенциал для развития в паре, для взаимодополнения противоположностей.

В этих же противоположностях и подводные камни, о которые нередко разбиваются отношения, большей частью по незнанию своей природы и природы желаний своего партнера. Например, склонный к изменам кожник при недостаточной социальной реализацииможет бросить моногамную анальную девушку, отчего та из-за него затаит обиду на всех мужчин.

Зрительный вектор придает человеку особую эмоциональность не сексуального характера. Это очень впечатлительные люди, способные видеть и оценивать красоту во всем, они же – единственные люди, которые способны при определенной развитости зрительного вектора, испытывать любовь. И даже у них любовь бывает разной. Например, когда зрительный вектор недоразвит, то такие люди больше требуют любви к себе, чем любят, проявляют себя истерично.

Неразделенная любовь для зрительника – это трагедия в нескольких действиях. Любовь в зрительном векторе, который несет в себе антиживотные смыслы, так же – антиживотная. Зрительники видят в объекте любви совершенство, они часто не способны представить своего любимого человека, принимающего пищу – т.е. совершающим животные действия. Чем больше зрительник начинает включаться в эмоциональность объекта своей любви, тем сильнее любовь, тем выше её эмоциональные взлеты эйфории и счастья. При этом, если этот зрительный человек не реализует свой зрительный вектор в социуме – то эти отношения могут стать для него эмоциональной зависимостью. Объект любви, его чувства и переживания становятся главным источником для эмоциональных раскачек такого зрительника, которые часто не находят взаимности и потому доставляют страдание.

В случае же, когда зрительник выносит свою любовь наружу – т.е. реализует себя в творчестве, искусстве, в волонтерской деятельности, медицине – помогает и сопереживает людям, тогда он находит свои эмоции главным образом в социально полезной деятельности и, таким образом, болезненная зависимость от объекта любви не формируется. Такие люди могут и умеют любить по-настоящему, отдавая от себя любовь.

Трагическая любовь подростка со зрительным вектором может не уходить долгое время (в зависимости от нижних векторов). В этом случае влюбленный зрительник довольствуется тем, что просто пребывает рядом с объектом любви или изредка видится с ним, на случайных, якобы, встречах. И, конечно же, страдает. А настоящая катастрофа происходит в тот день, когда эта эмоциональная связь разрывается навсегда расставанием или отказом после признания – это очень тяжелый удар для зрительных подростков обоих полов – художественная классика со слезами, отчаянием и мыслями о самоубийстве. Несмотря на огромную амплитуду этих состояний, зрительный человек не хочет смерти, ему просто нужно дать возможность переболеть эти тяжелые состояния, выговориться и выплакаться в самый острый период.

Разочарованные в идеализированной любви зрительники в отдельных случаях могут всю жизнь бояться эмоциональной близости с другим человеком. Нести в себе огромное желание любить, и при этом быть не способными влюбляться. Строить эмоциональную связь с человеком трудно, тогда как заменить свою потребность в объекте эмоциональной связи домашним животным — кошкой, собакой — гораздо легче. Или утешать себя историями любви, переживаемыми в книгах и фильмах.

А вот те, кто по-настоящему способны на суицид – это люди со звуковым вектором. Они вообще суицидальны, когда испытывают депрессию. Открытых эмоций от них не дождешься – все в себе держат, замкнутые, очень ранимые. Интеллектуалы, рассуждающие о смысле жизни. Любовь в ярких эмоциональных внешних красках они не испытывают. Но зато могут испытывать духовную близость, включение в другого человека чистым ощущением, смыслом. Звуковая любовь – это перенос поиска смысла жизни на любимого человека, тогда, когда он становится всем сосредоточием смысла жизни, её ядром и сутью. При этом жизнь звукового человека имеет смысл, потому что есть он – объект этой любви. Чаще такое бывает у звуковых женщин, у мужчин реже, в случае такой любви присутствие объекта рядом не обязательно.

Звуковая любовь не выражается в бурных признаниях, она тиха, объект любви может о ней даже не догадываться.Это зрительным людям надо, чтобы объект попадался на глаза, чтобы была эмоциональная связь. А звуковик может любить на расстоянии и бесконечно, вне времени и пространства. Мужчина может стать смыслом жизни для звуковички, в том случае если её звуковой вектор не реализован.

Если она живет мыслями о любимом, наполняясь любовью на расстоянии, и узнает от мужчины, что их отношения закончены, то это может привести к очень тяжелым состояниям депрессии, падению в пустоту, которое может закончиться реальным суицидом. Потеря этой связи в виртуальной любви означает потерю смысла жизни для звуковой женщины. При этом никто из близких и знакомых может так и не узнать, что у этой звуковички были такие особенные асексуальные отношения с каким-то мужчиной. Никто не заметит даже особенных изменений в ней – звуковые люди тихо уходят в окно, никому ничего не рассказывая.

Вот такие могут быть непростые отношения с неразделенной любовью, разделенной на восемь векторов в системно-векторной психологии. В заключении остается сказать лишь о том, что там, где изначально заложен конфликт и несовершенство, там же и заложен огромный потенциал к развитию, взаимной отдаче и счастью. Не бойтесь любить и быть достойными взаимности.

Отправить этот пост в социальные сети и закладки:

Источник:
Неразделенная любовь
Каждый человек, который испытывал первую любовь, наверняка помнит это мощное вдохновляющее чувство. Чувство, заряжающее жизнью, опьяняющее эмоциональным и гормональным взрывом, приносящее надежду и страдание.Но для кого-то это неразделенная любовь, которая может стать причиной ссор, конфликтов,…
http://mozg3jump.livejournal.com/11621.html

Только на крючке страдания выуживается любовь»

«Если бы вы задали мне вопрос: отец Павел, а любите ли вы себя, я бы без колебаний ответил: конечно же, да! После чего я поставил бы запятую и продолжил: человек, который не любит себя, хулит Бога». С такого парадоксального утверждения начал разговорпротоиерей Павел Великанов, кандидат богословия, настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой Лавры в Сергиевом Посаде. Но как полюбить себя, если от осознания собственной греховности опускаются руки? Как не скатиться в другую крайность и не возлюбить собственное несовершенство? В беседе с отцом Павлом мы пытались найти ответы на эти вопросы.

Восторженные влюбленные

— Бог привел тебя в этот мир с какой-то задумкой. Бог в тебя верит. Раз ты до сих пор живешь, можешь что-то делать, значит, Бог на тебя возлагает какие-то надежды. Что значит «я себя не люблю»? Это значит, что я решительно отвергаю все, что во мне есть. Тем самым я клевещу на творение Божие. Поэтому позиция полного самоуничижения не имеет никакого отношения к христианству. Христианство утверждает прямо противоположное: если мы не научились правильно любить себя, мы никогда не сможем любить ближних, не сможем любить Бога. От чего-то же надо отталкиваться.

— А как это — правильно себя любить?

— Правильная любовь к себе — это желание себе того, что уйдет с тобой в вечность. Это самый простой и понятный критерий. Вот пример: молодой человек встречает девушку и в нее жутко влюбляется. Он понимает, что она для него все содержание жизни. Если его спросить, любит ли он себя, он скажет: нет, я ее люблю, я весь в ней.

— Я даже знаю, что ответит на это девушка. Ей это очень быстро надоест. Рядом должен быть интересный человек.

— Да! Рядом должен быть человек, который есть! Потому что ситуация, когда вы есть только в другом, означает, что вас нет. Девушка даже не будет знать — кто вы, где вы, с кем она общается.

Влюбленность — это такой стартер, который подает в двигатель высокий ток, чтобы холодный движок закрутился. Стартер силой заставляет мотор работать. Нужен мощный вброс гормонов, чтобы вырвать человека из его привычного болота. Но ведь невозможно жить на постоянной стимуляции. Надо искать какую-то естественную форму жизни и, уже находясь в ней, дальше двигаться. Когда человек приходит к Богу, он чаще всего проходит этот романтический период в Церкви, когда все прекрасно. Вы говорите, что девушке такой молодой человек неинтересен. Но и в практической церковной жизни такой человек представляет мало интереса. Потому, что его в Церкви нет, он еще не появился как деятель, как активный субъект церковной жизни.

— Что стоит за таким экзальтированным и болезненным самоотречением человека?

— Чаще всего это экзальтированное самоотречение в любви есть перевернутая сторона человеческого эгоизма. Все равно человек в этом состоянии ищет своего. В нем не произошла та глубинная транс­формация, когда человек любит не потому, что он что-то от этого получает, а просто любит. И это для него становится единственно возможным нормальным состоянием.

— И это становится тем самым двигателем…

— …на котором можно въехать в Царствие Небесное!

Несчастные грешники

— Вот приходит к вам человек и говорит: батюшка, ох, грешен я! Вчера пил, сегодня пил и завтра пить буду. Каюсь, ненавижу себя, конченный я человек, батюшка. Что вы делаете в таком случае?

— Здесь нет и не может быть линейного подхода. Нельзя сказать — не пей, а то предам анафеме! Необходимо разобраться, почему человек начал заливать себя спиртным. Как правило, совсем плохие люди не пьют. Внутри есть глубинный конфликт между представлением о том, как должно быть, и реальностью, и этот конфликт собственными силами оказывается неразрешим. Поэтому первое, что здесь надо сделать, — помочь человеку найти в себе то лучшее, за что он может зацепиться. Надо помочь ему снова полюбить себя — только не пьяницу, а правильного, настоящего. Дать шанс. Здесь важно отыскать внутри такие стороны личности, куда Бога не стыдно пригласить, — и, поверьте, Он придет. Как только наладится общение между личностью и Господом, дальше работать будет проще.

— За что человек может зацепиться?

— А зацепиться он может только за себя самого — правильного, или былого, или желанного, но неосуществленного.

У святого Иоанна Кронштадтского был случай, когда он пришел в дом молодого рабочего, который пил. Дома была только измотанная жена с малыми детьми. Он присел, взял детей на руки, приголубил. Тут вваливается пьяный муж, видит священника, мрачнеет — что тебе тут надо, поп? А тот ему и говорит: посмотри, в каком раю ты живешь: милая супруга, замечательные детки, смотри, как все они тебя любят. Не меняй, пожалуйста, этот рай на смрад кабака. И тот протрезвел, расплакался. В общем, жизнь поменялась. Но, конечно же, здесь важна явная харизма огромной любви святого Иоанна, которая проникала сразу в сердце.

Благочестивые ненастоящие

— Где же разница между правильной и неправильной любовью к себе?

— Я сейчас попробую провести границу между двумя этими понятиями. Правильная любовь к себе выводит к источнику того, что только и можно любить, — к Богу. Если я люблю смотреть на картины великих художников, я люблю себя за то, что эти картины мне свидетельствуют о том, Кто является источником всякой красоты. А если мне нравится что-то неправильное, греховное, что, как я знаю, не войдет со мной в Царствие Небесное, я понимаю, что тем самым себя разрушаю.

Самовлюбленность — это отсутствие иерархии, когда я являюсь центром мироздания, а весь этот мир существует для того, чтобы мне было хорошо. Вот я считаю, что мне хорошо блудить, и это правильно в моей системе координат, потому что я же сам ее выстраиваю. Правильная же любовь всегда иерархична. Ты принимаешь то, что в тебе заложено Богом. Человек, правильно любящий себя, любит не себя самого в данный момент, он любит Божественный замысел о себе.

Этот замысел и будет соответствовать по-настоящему подлинной реальности, сотворенной Богом. Эгоист же создает вокруг себя некую виртуальную вселенную, которая оказывается в неизбежной конфронтации с объективной реальностью. Любая зацикленность на себе, сознание того, что ты находишься в центре мироздания, приводит к убеждению, что и Бог тоже является обслуживающей тебя структурой. Не Он в центре, а ты в центре. А Он не более чем инструмент для достижения тобой личного спасения.

— Но как отличить настоящее от ненастоящего?

— Не так давно у меня был такой случай. К нам пришел человек на исповедь со стандартным спис­ком грехов. Все это умиленно, покаянно было изложено. Наконец я его спросил: «Скажите, а что вас на самом деле беспокоит?». И я получил потрясающий ответ: «Ой, батюшка, я не могу вам рассказать, мне так стыдно». То есть все множество грехов, которые были изложены в весьма патетической форме, никакого отношения к его реальной жизни не имели. Это была просто благочестивая отговорка, чтобы его допустили до причастия. А когда речь пошла о том, чем он на самом деле живет, ему стало так стыдно, что он даже побоялся об этом говорить. Это религиозное лицемерие, то самое, в чем Спаситель обвинял в свое время фарисеев и саддукеев, та самая закваска, которой Он призывал избегать всеми способами.

— Но ведь этот человек все же хотел покаяться?

— Это вопрос того, что мы вкладываем в само понятие церковного покаяния. На самом деле нормальный человек много каяться не может. Невозможно еженедельно устраивать дома генеральную уборку. Вы с ума сойдете. А покаяние — это даже не генеральная уборка. Покаяние это когда до вас доходит, что вам надо одну стену сломать, крышу снести и надстроить еще один этаж. Вот это покаяние. В результате покаяния появляется новый человек. Но вы не можете сносить все, чем вы живете, постоянно. Вообще, в нормальной церковной жизни настоящее покаяние у человека происходит, когда он приходит в церковь, к Богу. Оно выражается в крещении или в Таинстве Покаяния, после чего он больше по-старому не живет. У него меняется все — круг общения, привычки, уклад. У того, кто глубоко покаялся, не возникает желания вернуться обратно, как пес на своюблевотину (2 Пет 2:22).

— И держит его как раз чувство любви к себе?

— Конечно! Ты здесь обрел себя настоящего. Когда ты посмотрел в сторону Бога, у тебя появился объективный критерий отделения себя фальшивого от себя настоящего. Настоящий — это богоданный я, который может быть развит в тот идеал, которым Бог тебя задумал. Такой человек становится интересен для других, потому что в нем начинает просвечивать искра Божия, то, ради чего человек пришел в этот мир.

— А что вы сказали тому человеку, который вам так и не покаялся?

— Договорился с ним, что он придет, когда дозреет и все обдумает.

— Пришел?

Упрямые плохие

— Как вы, священник, ищете в человеке эту подлинную божественную личность?

— Есть предельно простое правило: пока человек жив — он небезнадежен; иначе зачем Бог его здесь держит? Значит, в нем есть искра, которая где-то в глубине тлеет. А вот как ее найти — это вопрос не только пастырского опыта, но и реального соучастия Божественной благодати в духовном окормлении. Здесь не может быть универсальных рецептов.

— Вы можете привести пример такого возвращения человека к самому себе?

— Эта женщина стала лучше?

— Понимаете, в Церкви нет простых понятий — лучше, хуже. Философ Григорий Сковорода писал: самое главное — найти сродность. Все наши беды от того, что мы не ищем сродности — соответствия тому Божественному замыслу, который есть у Бога в отношении нас. Если у нас остается одно покаяние, только одно утверждение «я плохой, и все тут», это нас ни к чему не приведет. Ты плохой зачем? Чтобы быть плохим? Но в Церкви нет культивирования плохости как самодовлеющей ценности. Нет! В Церкви есть культивирование святости. А грех — это то, что мешает приближению к святости. Грех — это те тормоза, которые надо снять, это глубинные зажимы, искривления человеческой души, которые не дают этому бутону раскрыться. Вот это есть грех.

Милые самовлюбленные

— Бывают ли ситуации, когда вам, наоборот, приходится разрушать чью-то любовь к себе? Как вы узнаете, что это надо сделать?

— Самодостаточность на лице написана. Такой человек мил, но совершенно закрыт. Это значит, что внутри он уже гниет. Этому человеку Бог уже не нужен. Обычно главным показателем такого состояния являются самые обычные формальные вещи: как часто человек ходит в храм, молится, соблюдает посты. Такие люди, как правило, уже «над» этим. У них свой VIP-коридор ко спасению, как они считают. Они свое «отработали». У меня все отлично, думают такие люди, вот только забыл одну мелочь подчистить. Как правило, речь идет о позорных падениях в грехи «низшего эшелона». Отсюда и надо начинать археологические раскопки.

— Как вы различаете милого и обаятельного от человека, поистине исполненного любовью? Оба ведь милы?

— Исполненные любовью редко бывают милыми. Как говорил известный богослов Сергей Фудель, «только на крючке страдания выуживается любовь».

И первый, и второй относятся друг к другу примерно так же, как любитель порыбачить с супер-пупер удочками, вылавливающий двух карасей, относится к деревенскому мужику с самодельной удочкой, которой тот сазанов тягает.

— Как вы поступаете с такими милыми?

— С милыми-то? По-разному. Иногда достаточно жёстко. Он ожидает симметричного своей «милости» милого обращения, а c ним не церемонятся. Иногда можно и нужно прогнать с исповеди. А дальше — по ситуации. Обычно я оставляю его в покое до того момента, когда Господь его посетит в формате хардкор, а это, как правило, неизбежно.

— Как это — в формате хардкор?

— Скорби, наши любимые миссионеры и духовные просветители. Речь не о будничных, а о серьезных скорбях: неожиданных смертях близких, неизлечимых болезнях, потере всего состояния и так далее.

— Что с таким человеком в этом случае происходит?

— Зависит от человека. Кто-то сломается, кто-то опомнится. По-разному бывает. Но самодовольство исчезает сразу. Начинается бунт с промежутками покаяния, и вот здесь уже можно о чем-то говорить. Я обычно сразу говорю, что все хорошо. Если перешел на новый уровень, значит, не безнадежен. Человеку надо суметь принять эту реальность как Богом данную и встраиваться в новую жизнь.

— Вы можете привести конкретный пример?

— Хорошо. У одного прихожанина заболела раком преуспевающая жена. А они только что достроили огромный коттедж. Начались муки лечения, бесконечные сеансы химии и поездки на операции за границу. Весь былой миф о благополучии и счастье рухнул в один миг. И эта ситуация уже длится второй десяток лет. Высокопрофессиональная стирка души. В итоге: Бог стал очень востребован. Не формально, а по сути. Появилось умение жить и радоваться жизни в скорби. Благодарить за каждый подаренный день, которого могло и не быть. Изменились отношения между супругами. Появилось не лицемерное, а настоящее прощение друг друга за все те безобразия, которые творили, когда жизнь мазали маслом на бутерброд.

— Не слишком ли это жестоко?

— Тут важно понимать общий принцип духовной жизни: чем выше градус самодостаточности человека, тем ощутимее будет Божественная хирургия. Болеют все, и праведники, и грешники. В том числе и неизлечимыми болезнями. Речь о состоянии, в котором либо тебя вылепливают, — и ты добровольный участник, соработник в этом процессе, либо твое упрямое сопротивление становится причиной для интенсивной терапии. Не хочешь скорбей — не греши. По крайней мере, это главное, что мы можем сделать со своей стороны. И я бы еще добавил: не заигрывайся с Богом, точнее, со своим представлением о Боге — потому что, когда Он на самом деле появится в твоей жизни, многое, очень многое может кардинальным образом измениться.

Источник:
Только на крючке страдания выуживается любовь»
«Если бы вы задали мне вопрос: отец Павел, а любите ли вы себя, я бы без колебаний ответил: конечно же, да! После чего я поставил бы запятую и продолжил: человек, который не любит себя, хулит
http://www.pravoslavie.ru/86685.html

COMMENTS