Любовный треугольник

Гадание онлайн бесплатно Любовный треугольник (соперница)

Гадание онлайн бесплатно Любовный треугольник (соперница)

Для начала бесплатного онлайн гадания нажмите на колоду карт внизу страницы . Думайте о том, на что или на кого Вы гадаете. Удерживайте нажатой колоду пока не придет ощущение, что пора закончить мешать карты.

Гадание онлайн бесплатно — Любовный треугольник или соперница применяется для понимания того как Ваш партнер относится к Вам и Вашей сопернице, оцениваются Ваши и ее преимущества и недостатки. Это гадание является как бы продолжением предыдущего гадания о сопернице только в отличие от него здесь дается более подробная информация и используется полная колода карт таро. Проводить этот расклад не очень сложно единственное над чем придется подумать это — толкование карт, поскольку здесь имеется восемь значащих карт то придется потратить достаточное время на осмысление полученного результата.

Техника гадания онлайн бесплатно

Для выполнения гадания нам потребуется полная колода карт таро все 78 штук. Перед проведением гадания хорошенько представьте себе Вашего партнера. Затем тщательно растасуйте колоду и после окончания тасовки сдвиньте часть карт левой рукой к себе. Во время проведения гадания не отвлекайтесь и не разговаривайте, думайте только о партнере и просите карты рассказать Вам все о нем и Ваше сопернице. После завершения тасовки выбирайте карты из любого места колоды и раскладывайте их как показано на рисунке ниже. Для проведения гадания онлайн бесплатно у нас на сайте нажмите на колоду карт ниже на странице

Источник:
Гадание онлайн бесплатно Любовный треугольник (соперница)
Гадание Любовный треугольник или соперница, Таро онлайн.
http://damataro.ru/taro/lubovni_treugolnikform.html

Любовный треугольник

Есть в человеческих взаимоотношениях такие ситуации и проблемы, которые актуальны практически всегда. И любовный треугольник – одна из таких тем. По этому поводу меня часто спрашивают – что делать в такой ситуации? А ситуация бывает разной, несмотря на внешнюю схематическую похожесть, и ответы на вопрос «что делать» (и кстати, кому делать, ибо участников тут целых трое) – тоже будут разные.

У меня на сайте уже были статьи и о женщинах, «любящих женатого», и о мужчинах, склонных заводить любовниц, — но это всё не дает точного представления обо всей ситуации. Точно так же, как, описывая ухо или переднюю ногу слона, сложно получить представление о слоне целиком.

Поэтому логичнее прицельно анализировать ситуацию «три человека и окружающая их социальная среда». Увы, социум, особенно актуальный, так или иначе всегда влияет на само возникновение «треугольника», продолжительность отношений в нем и т.п. Здесь еще отмечу, что гендерные различия в поведении «человека разумного» тоже в основном формируются социумом: да хотя бы на уровне пресловутых «мужчина должен», «женщина должна». Эмоциональные переживания у участников обоих полов различаются только в силу особенностей структуры личности; а вот гендерные реакции часто обусловлены так называемым общественным бессознательным.

Большинство наверняка ответит: это муж, жена и любовница. Вот пример гендерного влияния даже на определение. Куда точнее будет сказать так: любовный треугольник – это ситуация, при которой у одного из супругов, интимных партнеров, членов семейной пары (вне зависимости от их пола) имеется любовник/любовница.

В данной статье я сознательно вывожу за границы анализ проблем «треугольника», возникающего в однополой паре (любого пола) при включении в нее третьего участника того же или противоположного пола. Это своя группа проблем, и увы, если мы говорим не столько о самом треугольнике, сколько о влиянии на него окружающего социума — в данном контексте вообще сложно анализировать проблематику таких пар. Потому что социум здесь оказывает весьма специфическое неоднозначное давление, и это уже тема отдельной большой работы.

Таким образом область нашего интереса на данный момент — две классические схемы: «муж — жена – любовник жены» и «муж –жена – любовница мужа». Так называемый стандартный треугольник в двух ипостасях.

Ситуации, в которой муж все знает и терпит (поскольку по «гендерным понятиям» наслаждаться он этим никак не может) – в нашем социуме практически не бывает. Опять же потому, что общество провоцирует с детства, — «мужчина должен защищать свою собственность». Между нами говоря, не относись такой муж к жене, как к собственности – ей бы, может быть, и любовник бы не понадобился. Но это опять уже несколько другая история и другая проблематика.

Как только актуальное окружение узнает о ситуации такого треугольника, на мужа начинается прессинг. Его жалеют, над ним смеются, ему дают советы, — в общем, стараются всяко выразить своё отношение к данной ситуации. А также прессингуют и жену: что она, мол, такая-сякая, нарушила святость семейного очага. Но при этом никто не задумывается над тем, отчего такая ситуация возникла, что ее спровоцировало, а также как ее теперь решить социально приемлемыми методами? Для некоторых, увы, это слишком сложно, – да и зачем, если есть «базовые моральные понятия».

В итоге и муж, и жена, особенно если оба так или иначе зависят от мнения общества, начинают под таким прессингом совершать эмоционально неадекватные поступки, и ситуация запутывается еще больше. А острота и болезненность ощущений каждого из участников только усиливаются.

Суть в том, что общество как бы одобряет и поддерживает такой треугольник, несмотря на все разговоры о семейных ценностях: ибо бытует мнение, что семья семьей, а «все мужчины по природе полигамны и любовница, как минимум одна, солидному мужику просто необходима». Таким образом тот, кто может считать себя «солидным мужиком» только по указу общества и по его понятиям – порой не хочет, а заведет любовницу, потому что «надо».

Рассмотрим два наиболее часто встречающихся варианта: муж-Приземленный (эпилептоид) по ведущей личностной акцентуации и муж-Сомневающийся (психастеник).

Такой муж в большинстве случаев вовсе и не собирается разводиться с женой: обе женщины отвечают его жизненным целям, причем разным, и нужны они ему обе. Почему жена, узнавшая о любовнице, весьма немногого сможет добиться, подходя к супругу с требованием «наконец определиться, я или она». Он искренне любит обеих, — так же, как любит, к примеру, одновременно и свой автомобиль, и свой компьютер, не делая выбора между ними.

Обвинения в двойной жизни по отношению к такому мужчине будут весьма необоснованны: и жена, и любовница составляют часть его одной цельной жизни, просто вот такая эта жизнь у него двуядерная. Да, он может давать любовнице обещания «непременно когда-нибудь развестись», но зачастую эти обещания не выполняются: именно потому, что самого мужчину в таком раскладе всё устраивает, и его цели здесь реализуются наиболее полно. А менять что-либо ему просто некомфортно и невыгодно.

В кабинете подобные мужья часто говорят совершенно искренне: «Я хочу, чтобы им обеим было хорошо». А когда мы углубляемся в определение понятия «хорошо» — выясняется, что мужчина понимает под этим в основном достойное материальное обеспечение. В то время как обе женщины, зачастую даже в ущерб этому обеспечению, ждут, что мужчина наконец «определится». Понятно, что интересны обеих дам стопроцентно пересекающиеся (и потому здесь явно неминуем конфликт).

И вообще в таком треугольнике по факту страдают все.

Страдает любовница, которая годами и десятилетиями живет «мечтой и надеждой».

Страдает жена, которая в большинстве случаев строила с мужем его нынешнее благополучие, а сейчас бОльшая часть ресурсов (как денег, так и внимания, если хотите) уходит какой-то посторонней женщине. Именно жена часто требует от супруга «определиться», а когда этого не происходит – то либо замыкается в себе, либо начинает действовать исподтишка: переводить на себя какие-то материальные ресурсы, манипулировать супругом с помощью детей и т.п. В любом случае жена начинает действовать против мужа, и когда при этом звучит пожелание «сохранить семью», приходится говорить о том, что семьи – как общей упряжки, тандема – здесь уже практически нет.

Страдает в таком треугольнике и муж, хотя вроде бы затеял это всё ради собственного блага. Он как минимум приобретает в семье скрытого врага (а учитывая то, что жена такого мужа чаще всего тоже обладает некоторой эпилептоидной акцентуацией, вражда эта может быть достаточно глубокой и сильной).

Человек с психастенической акцентуацией, особенно с некомпенсированной, как правило, стремится «быть для всех хорошим», особенно в молодости. Сперва он старается быть хорошим женихом, потом хорошим мужем и отцом, — но чаще всего именно поэтому в семье он оказывается ведомым и живет под постоянным прессингом супруги, то и дело оказываясь во всем виноватым. И мало кто задумывается, что определенная нерешительность – не вина этого мужчины, а его беда: он пока просто не может пользоваться своими личностными особенностями себе во благо. мне часто приходится начинать работу с такими клиентами именно с подробного изложения его уникальных личностных особенностей и того, как эти особенности можно обратить себе же на пользу.

Вернемся к нашему треугольнику. Итак, у мужа-психастеника появилась любовница. Об этом, как правило, достаточно быстро узнаёт жена… и не предпринимает никаких решительных мер: у нее появился дополнительный рычаг давить на мужа «ты плохой». Любовница же со своей стороны каждую встречу рассказывает ему, какой он хороший. Причем любовница в таком треугольнике обычно не претендует ни на какие материальные ценности: ей важно духовное внимание, которым такой мужчина окружает ее в полной мере. Потому что нежность копится, но куда ее прикажете выплескивать, если собственная жена говорит «Не неси ты глупостей, лучше мусор вынеси как настоящий мужик?»

И решение проблемы того или иного треугольника безусловно начинается с подробного анализа сложившейся ситуации во всей ее сложности и многоуровневости, а также личностной структуры участников и специфики их взаимодействия. И не с позиции «как правильно», а с позиции личного комфорта моего клиента и в его интересах. К слову, в моем кабинете нет правых и виноватых: все участники того или иного конфликта правы, но каждый, разумеется, по-своему.

В ходе этой работы при необходимости снимается и эмоциональная острота восприятия проблемы, выявляются и анализируются те или иные бессознательные реакции. И только затем мы с клиентом – тем участником проблемы, кто обратился ко мне за помощью – начинаем формулировать способы выхода уже с позиции логического осознания и понимания ситуации. С такой позиции гораздо легче принимать адекватные решения по итогам консультации, а также затем претворять эти решения в реальную жизнь.

Источник:
Любовный треугольник
Что такое любовный треугольник вообще? Большинство наверняка ответит: это муж, жена и любовница. Вот пример гендерного влияния даже на определение. Точнее будет сказать так: любовный треугольник – это ситуация, при которой у одного из супругов, интимных партнеров, членов семейной пары (вне зависимости от их пола) имеется любовник/любовница.
http://www.naritsyn.ru/love_triangle.htm

Любовный треугольник

Автор статьи: Вайль П.

Приди, закрой глаза поэта

На вечный сон небытия,

Сестра народа — и моя!"

В этом, одном из последних, стихотворений Некрасова описан любовный треугольник его поэзии. Треугольник, который состоит из самого поэта, его сестры — Музы и их брата — народа.

Всю жизнь Некрасов менял длину сторон и величину углов, но треугольник, как известно из геометрии, остается при этом треугольником.

Некрасов пришел в литературу как пушкинский эпигон. К его кончине русская поэзия уже была переполнена эпигонами самого Некрасова.

То, что он сумел переубедить русскую музу, поражало еще современников. Все они, с обидным для поэта изумлением, отмечали гигантское воздействие Некрасова на общество, не забывая при этом отзыва Белинского: «Что за топор его талант!»

Впрочем, нельзя было не преклоняться перед мужеством Некрасова, который задался целью спасти литературу от железной хватки Пушкина, вывести поэзию из умертвляющего обаяния пушкинского совершенства.

Сама мысль бороться с Пушкиным на его территории поражает своей смелостью. Наверное, проще было бы соперничать с ним в прозе. Но как раз проза Некрасову, автору сотен прозаических страниц, не давалась. Может быть, потому, что и тут его опередили (Гоголь). Как грубо сказал по этому поводу Писарев, «если Некрасов может высказаться только в стихах, пусть пишет стихи».

В гражданскую поэзию, где его ждал первый успех, Некрасова толкала художественная необходимость. Социальная сфера оставляла еще надежду найти нетронутые Золотым веком русской поэзии ареалы.

В программном стихотворении «Поэт и гражданин» Некрасов напрямую размежевывается с предшественниками. В произведении, написанном в пику пушкинскому «Разговору книгопродавца с поэтом», диалог — риторическая условность, в которую облачен авторский манифест. Оба участника диалога спорят не о стихах, а о жизненной программе. Речь Гражданина — зарифмованный лозунг, призыв к действию, на который Поэту нечего возразить, кроме ссылки на свою лень (скрытый выпад против античной позы Пушкина, который так часто развивал тезис «праздность — сестра свободы»).

Поэт у Некрасова и не сомневается, кто прав в этом несостоявшемся споре. Тем не менее, заказчиком, просителем все же выступает Гражданин. Точно так же, как у Пушкина — Книгопродавец. Грандиозное различие — в том, что они предлагают поэту.

У Пушкина поэт хочет обменять (продать) свои стихи на свободу (деньги), с чем и соглашается его оппонент: «Наш век — торгаш, в сей век железный Без денег и свободы нет». На этом они и поладили. Поэт даже переходит на язык Книгопродавца — прозу: «Вы совершенно правы. Вот вам моя рукопись. Условимся».

У Некрасова свободу заменяет долг:

"Будь гражданин! Служа искусству,

Для блага ближнего живи,

Свой гений подчиняя чувству

"И не иди во стан безвредных,

Иди и гибни безупречно,

Умрешь не даром: дело прочно,

Когда под ним струится кровь…"

Можно было бы и не замечать этого стихотворения Некрасова, сославшись, например, на мнение современника (Дружинина), который писал, что оно «не стоит и трех копеек серебром», если бы здесь не вскрывалось новое, прагматичное отношение к литературе. Впрочем, это была не столько новация, сколько возрождение просветительской концепции литературы как рычага, которую, казалось, изничтожил романтизм и сам Пушкин. Поэт по Некрасову не рождался от «звуков сладких и молитв», он опять, как в классицизме, составлялся из специальных компонентов по определенным рецептам. Поэзия, в том числе и самого Некрасова, выполняла задачи, поставленные поэтом, существовала по программе.

Помня о том, на кого он восстал, Некрасов как бы воплотил в жизни конфликт Евгения с Медным всадником. Все его гражданские стихи — это пылкое «ужо тебе!», обращенное к Пушкину. Поэтому у Некрасова всегда есть незримый персонаж, эстетическая тень, на которую он нападает и от которой защищается. Его гражданская лирика диалогична по самой своей природе. Она невозможна без слушателя, без читателя, без врага.

Полемичность Некрасова — от авторской неуверенности. Он всегда сомневался в правильности выбранного им пути. Призрак поэтического несовершенства преследовал Некрасова до самых «последних песен». Не поэтому ли оппоненты его лирического героя ведут себя совершенно неожиданно? Их аргументы лежат не столько в социальной, сколько в эстетической сфере. Например, генерал из «Железной дороги» противопоставляет некрасовским героям крестьянам Аполлона Бельведерского. Вельможа из «Размышлений у парадного подъезда», чья «завидная жизнь» состоит из «волокитства, обжорства, игры», умирает почему то «под пленительным небом Сицилии» (кончина, достойная какого нибудь Сенеки, а не русского самодура).

Во всем этом слышны отклики не политической, а литературной борьбы, война с апологетами чистого искусства. Некрасов сводит с ними счеты, то обряжая Пушкина в мундир вельможи (вот, к чему приводит свобода от долга), то пародируя (поэма «Саша») «Евгения Онегина».

Сам Некрасов мучительно ощущал ограниченную природу своего творчества. «Замолкни, Муза мести и печали!», — писал он, призывая взамен «волшебный луч любви и возрожденья». Но если первая строка стала стандартным определением некрасовской поэзии, то вторая к ней не имеет отношения.

Сегодня гражданская лирика Некрасова вызывает недоумение в первую очередь оттого, что непонятно, почему она — лирика. Не случайно именно эти стихи так полюбила школа. И некрасовские обличения, и его призывы обладают афористической прямолинейностью. Это — достижение фельетонной эпохи, наследие бурной газетной жизни, которое по недоразумению приняли за лирику и которое нашло столько подражателей в XX веке — от Демьяна Бедного до Александра Твардовского, ставшего как бы реинкарнацией Некрасова в советскую эпоху.

Если Некрасов и был лириком, то лишь тогда, когда в стихи не вмешивалось его ораторское "я". Например, в этом описании военного парада:

Солнца нет, кивера не блестят.

И не лоснится масть вороная

Лошадей… Только сабли звенят.

На солдатах едва ли что сухо,

С лиц бегут дождевые струи,

Артиллерия тяжко и глухо

Подвигает орудья свои.

Все молчит. В этой раме туманной

Лица воинов жалки на вид,

И подмоченный звук барабанный

Словно издали жидко гремит.

Ни сам Некрасов, ни коллеги современники не заблуждались насчет сиюминутной ценности его обличительных стихов. Ценили Некрасова за другую, «народную», сторону упомянутого выше треугольника. Гражданская поэзия Некрасова за редкими исключениями эксплуатировала прежние достижения русской поэзии. Она насквозь эклектична. В ней, часто пародийно, перемешались и Крылов, и Пушкин, и Лермонтов. Отсюда возникает ощущение коллективного авторства — как будто за Некрасова писала эпоха. В определенном смысле, это и верно.

Но великий труженик Некрасов искал и своего слова. Чтобы стать поэтом, ему нужна была собственная поэтика.

Некрасов, как потом футуристы, остро осознавал исчерпанность традиционного поэтического языка. Он страдал от инерции пушкинского штампа. Уйти от вершин поэтического Олимпа можно было только вниз, в народ.

Мысль писать «по народному» давала Некрасову шанс открыть новую страницу в русской литературе. Наверное, поэтому его так привлекал гениальный опыт Роберта Бернса, которого Некрасов хотел переводить по подстрочнику, обещанному ему Тургеневым.

Народность Некрасова была следствием его эстетических, а не политических поисков. Характерно, что, рассказывая о своем самом амбициозном труде — «Кому на Руси жить хорошо» — Некрасов признавался, что собрал поэму «по слову».

Построить литературу на фольклорной основе — задача, конечно, не новая. Но Некрасов имел в виду не путь романтиков, записывавших сказки, и не стилизаторский способ авторов «Калевалы» или «Лачплесиса». Его цель была более грандиозной — перевести на народный язык словесность интеллигенции и тем уничтожить громадную пропасть между образованным сословием и простым народом. Замысел Некрасова можно сопоставить с подвигом Мартина Лютера, давшим образцовый немецкий перевод латинской Библии.

Противоречивость (хочется сказать — классовая) Некрасова помешала ему выполнить эту задачу. Некрасов действительно писал «по народному», но он писал для народа — от его имени. То есть, пропасть между образованным наследником Пушкина и безгласными крестьянами не стала уже. Читателями «Кому на Руси жить хорошо» были все те же интеллигентные под 137 писчики журналов (о чем, кстати, сожалел Достоевский).

«Печальник горя народного», Некрасов всегда помнил, что народ — его брат. Но брат — меньший.

Любимые герои Некрасова, которые и удавались ему лучше всего — животные (лошади, птицы, зайцы), дети, женщины, старики. Собственно мужики тоже не слишком выделяются в этом ряду. Всех их Некрасов описывает с любовью и умилением взрослого перед ребенком. Народ Некрасова и безгрешен, как ребенок. В нем чувствуется все та же детская ангелическая природа. Он не ведает, что творит. Он нуждается в заботе, опеке. Он еще не вырос, он весь в будущем. Отсюда и снисходительность Некрасова к своим героям. Он заранее оправдывает их пороки уже тем, что смотрит на них с высоты своего положения — дворянина, столичного литератора, интеллигента.

Главный положительный герой крестьянской эпопеи «Кому на Руси жить хорошо» — не мужик, а народный интеллигент — Гриша Добросклонов. Это как бы человек, выполнивший завет автора и принесший с базара «Белинского и Гоголя»

Обильно вставляя в свою нестерпимо длинную и во многом случайную поэму фольклорные тексты (впрочем, тщательно отредактированные и усеченные добродетельно просветительской традицией), Некрасов пытался создать крестьянско интеллигентскую литературу, срастить верхи с низами. Но народное наречие не изменило сущности авторского метода — звать, поучать, вести. Собственно, вся поэма «Кому на Руси жить хорошо» — продолжение гражданской лирики, переведенной на другой лексический и ритмический уровень.

Тем не менее, Некрасов иногда подходил к истинно народному сознанию — и в «Крестьянских детях», и в «Деде Мазае», но особенно в своем шедевре — «Мороз Красный нос».

Хотя и здесь Некрасов не удержался от риторических фигур, вроде сентенций по поводу «рабов», которые пришли не из русского фольклора, а скорее из «Хижины дяди Тома», напечатанной в «Современнике». Однако, в этом поэме в стих Некрасова попадает подлинное, а не стилизованное народное мироощущение.

Поразителен общий тон, каким рассказана трагичес 138 кая судьба крестьянки, Дарьи. Голос поэта отнюдь не слезлив, скорее — безразличен. Автор вообще еле заметен. Он растворяется в объективно нарисованной картине смерти. Как бы ни были печальны обстоятельства, сопереживание не мешает плавному разворачиванию текста:

Мертвец на скамье у окна,

Шумят его глупые дети,

Тихонько рыдает жена.

"Сплесни, ненаглядный, руками,

Сокольим глазком посмотри,

Тряхни шелковыми кудрями,

Сахарны уста раствори".

"На радости мы бы сварили

И меду и браги хмельной,

За стол бы тебя посадили

Покушай, желанный, родной!"

Идет эта баба к обедне

Пред всею семьей впереди:Сидит, как на стуле, двухлетний

Ребенок у ней на груди.

Пошла в монастырь отдаленный

(Верстах в десяти от села),

Где в некой иконе явленной

Целебная сила была.

Большие, с мозолями руки,

Подъявшие много труда,

Красивое, чуждое муки

Лицо — и до рук борода.

Но уж совсем неожиданно описание деревенского дурачка, который «опять помычал — и без цели в пространство дурак побежал». Именно — в пространство, то есть, дураку все равно, куда бежать.

Обычная некрасовская сентиментальность в этой поэме оправдана фольклорной условностью. Больше всего «Мороз Красный Нос», за исключением красивых, «пушкинских» мест, похож на жестокий романс, на блатную песню.

И лес безучастно внимал,

Как стоны лились на просторе,

И голос рвался и дрожал.

Вообще, следует сказать, что Некрасов интереснее всего, когда он описывает крайности крестьянской жизни. Не потому ли, как часто замечали, у него так много смертей? На одном полюсе — труп, на другом — мертвецкое пьянство. Кстати, по замыслу, именно сценой в кабаке должна была закончиться поэма «Кому на Руси жить хорошо». Именно там пьяные герои получают ответ на свой хрестоматийный вопрос.

Между смертью и пьяным блаженством, между адом и раем народной жизни, Некрасов тасует своих униженных и оскорбленных персонажей. Лишая их даже единственной свободы — свободы созидательного крестьянского труда — он обращает свой народ в ходячие сосуды скорби, автоматически выполняющие обязанность жить. И только в экстремальные моменты — смерти или удалого загула — они возвращаются к человеческому обличию.

Тем не менее, несмотря на отдельные прорывы, Некрасов не вышел за пределы народнической литературы тогдашних шестидесятников. Только с приходом Платонова русская словесность впервые проникла в душу простого человека и заговорила его языком. Да и крестьянской поэзии пришлось ждать Есенина и, пожалуй, Заболоцкого с его потрясающей поэмой «Торжество земледелия».

Некрасов не смог преодолеть межклассовую преграду. Почему? Может быть, ответ на этот вопрос можно найти у Бахтина: «Классовый идеолог никогда не может проникнуть до ядра народной души: он встречается в этом ядре с непреодолимой для его серьезности преградой насмешливой и циничной (снижающей) веселости, с карнавальной искрой веселой брани, расплавляющей всякую ограниченную серьезность».

Не поэтому ли в русской классике так и не родился настоящий народный роман? Например, такой, как «Похождения Швейка», о котором, кстати, упоминает в той же записи Михаил Бахтин.

Некрасов жалел мужика, и, может быть, как раз поэтому его крестьяне остались декоративными, опереточными мужиками.

Этот ограниченный реализм — «когда секут» — дорого стоил русской литературе, которая справлялась с изображением народа только в отдельных, хоть и гениальных, эпизодах — таких, как «Хозяин и работник» Толстого или «Мужики» Чехова. Некрасов, и в этом он был солидарен со многими своими современниками писателями, да и с художниками вроде Перова, всей душой брался за задачу: поднять народ до своего — или Гриши Добросклонова — уровня. Но народ предпочел остаться на своем месте — за пределами некрасовского треугольника.

Источник:
Любовный треугольник
Litra.RU :: Любовный треугольник (Разное Некрасов Н.А.)
http://www.litra.ru/critique/get/crid/00249041268577062115/

Любовный треугольник

Есть в человеческих взаимоотношениях такие ситуации и проблемы, которые актуальны практически всегда. И любовный треугольник — одна из таких тем.

Есть в человеческих взаимоотношениях такие ситуации и проблемы, которые актуальны практически всегда. И любовный треугольник — одна из таких тем.

По этому поводу меня часто спрашивают — что делать в такой ситуации? А ситуация бывает разной, несмотря на внешнюю схематическую похожесть, и ответы на вопрос «что делать» (и кстати, кому делать, ибо участников тут целых трое) — тоже будут разные.

У меня на сайте уже были статьи и о женщинах, «любящих женатого», и о мужчинах, склонных заводить любовниц, — но это всё не дает точного представления обо всей ситуации. Точно так же, как, описывая ухо или переднюю ногу слона, сложно получить представление о слоне целиком.

Поэтому логичнее прицельно анализировать ситуацию «три человека и окружающая их социальная среда». Увы, социум, особенно актуальный, так или иначе всегда влияет на само возникновение «треугольника», продолжительность отношений в нем и т.п. Здесь еще отмечу, что гендерные различия в поведении «человека разумного» тоже в основном формируются социумом: да хотя бы на уровне пресловутых «мужчина должен», «женщина должна». Эмоциональные переживания у участников обоих полов различаются только в силу особенностей структуры личности; а вот гендерные реакции часто обусловлены так называемым общественным бессознательным.

Но вначале давайте «определимся с определениями». Что такое любовный треугольник вообще?

Большинство наверняка ответит: это муж, жена и любовница. Вот пример гендерного влияния даже на определение. Куда точнее будет сказать так: любовный треугольник — это ситуация, при которой у одного из супругов, интимных партнеров, членов семейной пары (вне зависимости от их пола) имеется любовник/любовница.

В данной статье я сознательно вывожу за границы анализ проблем «треугольника», возникающего в однополой паре (любого пола) при включении в нее третьего участника того же или противоположного пола. Это своя группа проблем, и, увы, если мы говорим не столько о самом треугольнике, сколько о влиянии на него окружающего социума — в данном контексте вообще сложно анализировать проблематику таких пар. Потому что социум здесь оказывает весьма специфическое неоднозначное давление, и это уже тема отдельной большой работы.

Таким образом область нашего интереса на данный момент — две классические схемы: «муж — жена — любовник жены» и «муж — жена — любовница мужа». Так называемый стандартный треугольник в двух ипостасях.

Ситуация «муж — жена — любовник жены» — куда менее протяженная. Она может существовать в среднем столько, пока об этом не узнает супруг. А потом конфликт, как правило, стремительно развивается, иногда до полной катастрофы. И кстати, здесь говорить о треугольнике в полной мере — сложно: как правило, здесь нет третьей «связи». Эту ситуацию проще представить на прямой: две крайних точки — муж и любовник, а между ними — жена. Муж с любовником, как правило, не общаются: а если им вдруг приходится, то это общение чаще всего перерастает в криминальные действия.

Ситуации, в которой муж все знает и терпит (поскольку по «гендерным понятиям» наслаждаться он этим никак не может) — в нашем социуме практически не бывает. Опять же потому, что общество провоцирует с детства, — «мужчина должен защищать свою собственность». Между нами говоря, не относись такой муж к жене, как к собственности — ей бы, может быть, и любовник бы не понадобился. Но это опять уже несколько другая история и другая проблематика.

Как только актуальное окружение узнает о ситуации такого треугольника, на мужа начинается прессинг. Его жалеют, над ним смеются, ему дают советы, — в общем, стараются всяко выразить своё отношение к данной ситуации. А также прессингуют и жену: что она, мол, такая-сякая, нарушила святость семейного очага. Но при этом никто не задумывается над тем, отчего такая ситуация возникла, что ее спровоцировало, а также как ее теперь решить социально приемлемыми методами? Для некоторых, увы, это слишком сложно, — да и зачем, если есть «базовые моральные понятия».

В итоге и муж, и жена, особенно если оба так или иначе зависят от мнения общества, начинают под таким прессингом совершать эмоционально неадекватные поступки, и ситуация запутывается еще больше. А острота и болезненность ощущений каждого из участников только усиливаются.

Обратный расклад — «муж — жена — любовница мужа» — наоборот, может длиться годами и десятилетиями.

Суть в том, что общество как бы одобряет и поддерживает такой треугольник, несмотря на все разговоры о семейных ценностях: ибо бытует мнение, что семья семьей, а «все мужчины по природе полигамны и любовница, как минимум одна, солидному мужику просто необходима». Таким образом, тот, кто может считать себя «солидным мужиком» только по указу общества и по его понятиям — порой не хочет, а заведет любовницу, потому что «надо».

В таком треугольнике, как правило, помимо трех углов имеются и три связи. Когда между женой и любовницей возникает то или иное общение — треугольник окончательно замыкается. И здесь системообразующий элемент — безусловно, муж.

Рассмотрим два наиболее часто встречающихся варианта: муж-Приземленный (эпилептоид) по ведущей личностной акцентуации и муж-Сомневающийся (психастеник).

Эпилептоид. Как правило, от такого мужа жена практически полностью зависит материально. «Приземленные» мужья, пусть на бессознательном уровне, довольно часто зависят от пресловутых гендерно-общественных стереотипов. Таким образом возникает следующий расклад: жена для него — условно говоря, бытовая техника, а любовница (чаще всего демонстративная) — украшение, как дорогой галстук при костюме.

Такой муж в большинстве случаев вовсе и не собирается разводиться с женой: обе женщины отвечают его жизненным целям, причем разным, и нужны они ему обе. Почему жена, узнавшая о любовнице, весьма немногого сможет добиться, подходя к супругу с требованием «наконец определиться, я или она». Он искренне любит обеих, — так же, как любит, к примеру, одновременно и свой автомобиль, и свой компьютер, не делая выбора между ними.

Обвинения в двойной жизни по отношению к такому мужчине будут весьма необоснованны: и жена, и любовница составляют часть его одной цельной жизни, просто вот такая эта жизнь у него двуядерная. Да, он может давать любовнице обещания «непременно когда-нибудь развестись», но зачастую эти обещания не выполняются: именно потому, что самого мужчину в таком раскладе всё устраивает, и его цели здесь реализуются наиболее полно. А менять что-либо ему просто некомфортно и невыгодно.

В кабинете подобные мужья часто говорят совершенно искренне: «Я хочу, чтобы им обеим было хорошо». А когда мы углубляемся в определение понятия «хорошо» — выясняется, что мужчина понимает под этим в основном достойное материальное обеспечение. В то время как обе женщины, зачастую даже в ущерб этому обеспечению, ждут, что мужчина наконец «определится». Понятно, что интересы обеих дам стопроцентно пересекающиеся (и потому здесь явно неминуем конфликт).

И вообще в таком треугольнике по факту страдают все.

Страдает любовница, которая годами и десятилетиями живет «мечтой и надеждой». Страдает жена, которая в большинстве случаев строила с мужем его нынешнее благополучие, а сейчас бОльшая часть ресурсов (как денег, так и внимания, если хотите) уходит какой-то посторонней женщине. Именно жена часто требует от супруга «определиться», а когда этого не происходит — то либо замыкается в себе, либо начинает действовать исподтишка: переводить на себя какие-то материальные ресурсы, манипулировать супругом с помощью детей и т.п. В любом случае жена начинает действовать против мужа, и когда при этом звучит пожелание «сохранить семью», приходится говорить о том, что семьи — как общей упряжки, тандема — здесь уже практически нет.

Страдает в таком треугольнике и муж, хотя вроде бы затеял это всё ради собственного блага. Он как минимум приобретает в семье скрытого врага (а учитывая то, что жена такого мужа чаще всего тоже обладает некоторой эпилептоидной акцентуацией, вражда эта может быть достаточно глубокой и сильной).

Ситуация, в которой «системообразующий элемент треугольника» — супруг-психастеник, тоже не так уж и редка. И тоже не настолько проста, как обычно кажется. Потенциальный кандидат на построение такого треугольника — тот самый мужчина, который когда-то «от мамочки ушел», но которому при этом все-таки вбили в бессознательное «незыблемость и необходимость семейных ценностей» именно по стандартным понятиям.

Человек с психастенической акцентуацией, особенно с некомпенсированной, как правило, стремится «быть для всех хорошим», особенно в молодости. Сперва он старается быть хорошим женихом, потом хорошим мужем и отцом, — но чаще всего именно поэтому в семье он оказывается ведомым и живет под постоянным прессингом супруги, то и дело оказываясь во всем виноватым. И мало кто задумывается, что определенная нерешительность — не вина этого мужчины, а его беда: он пока просто не может пользоваться своими личностными особенностями себе во благо. Мне часто приходится начинать работу с такими клиентами именно с подробного изложения его уникальных личностных особенностей и того, как эти особенности можно обратить себе же на пользу.

Но если человек этого не знает и считает себя «ущербным» представителем сильного пола, — то первая же девушка, которая его «поймет и утешит» в браке, весьма рискует стать его любовницей. А отдельная ирония судьбы — в том, что по складу характера эта девушка может со временем оказаться очень похожей на его супругу. Но пока что он будет ходить к ней и отдыхать от прессинга законной половины, иногда даже позволяя себе страдать и жаловаться на жизнь.

Вообще здесь должен отметить, что побыть маленькими и слабыми, или как говорится, «выгулять своего внутреннего Ребенка», говорят словами Э.Берна, — потребность любого человека время от времени, даже самого «сильного характером». Но опять-таки, наше общество считает, что «мужчинам не позволено быть слюнтяями», и чаще всего сильному полу о чем-то переживать как бы запрещено. Люди наживают от этого массу проблем, но зачастую не хотят отказываться от этих ложных установок: потому что без установок надо в каждом отдельном случае думать, а с установками все как бы проще и однозначнее. Но и это тоже, увы, другая история.

Вернемся к нашему треугольнику. Итак, у мужа-психастеника появилась любовница. Об этом, как правило, достаточно быстро узнаёт жена. И не предпринимает никаких решительных мер: у нее появился дополнительный рычаг давить на мужа «ты плохой». Любовница же со своей стороны каждую встречу рассказывает ему, какой он хороший. Причем любовница в таком треугольнике обычно не претендует ни на какие материальные ценности: ей важно духовное внимание, которым такой мужчина окружает ее в полной мере. Потому что нежность копится, но куда ее прикажете выплескивать, если собственная жена говорит «Не неси ты глупостей, лучше мусор вынеси как настоящий мужик»?

Данный треугольник чреват проблемами именно в том плане, что со временем каждая из женщин начинает предъявлять на этого мужчину эксклюзивные права. И обе частенько выходят при этом на прямой диалог, а точнее, на прямое выяснение отношений на тему «чьи в лесу шишки». А мужчина подчас в эти споры не вмешивается, а иногда вообще думает, что наконец-то эти дамы нашли, на кого выплеснуть свою агрессию. Кстати, такой мужчина, если доходит до кабинета, то также говорит: «Я хочу, чтобы они обе были счастливы». Но теперь уже ставя во главу угла эмоционально-психологические отношения. Не осознавая того, что у обеих женщин опять-таки пересекающиеся интересы, что уже является почвой для конфликта.

Безусловно, всё перечисленное — это лишь довольно грубые и примитивные схемы тех реальных проблем и отношений, которые возникают в таких треугольниках на самом деле. Ведь, как известно, — сколько людей — столько личностей, и для качественного решения проблемы любовного треугольника нужна в первую очередь качественная подробная диагностика всей ситуации. А необдуманное следование поведенческим штампам типа «брось его» или «терпи и сохраняй семью», увы, чаще всего заканчивается плачевно: как, собственно, любое необдуманное следование любым штампам.

И решение проблемы того или иного треугольника безусловно начинается с подробного анализа сложившейся ситуации во всей ее сложности и многоуровневости, а также личностной структуры участников и специфики их взаимодействия. И не с позиции «как правильно», а с позиции личного комфорта моего клиента и в его интересах. К слову, в моем кабинете нет правых и виноватых: все участники того или иного конфликта правы, но каждый, разумеется, по-своему.

В ходе этой работы при необходимости снимается и эмоциональная острота восприятия проблемы, выявляются и анализируются те или иные бессознательные реакции. И только затем мы с клиентом — тем участником проблемы, кто обратился ко мне за помощью — начинаем формулировать способы выхода уже с позиции логического осознания и понимания ситуации. С такой позиции гораздо легче принимать адекватные решения по итогам консультации, а также затем претворять эти решения в реальную жизнь.

Вообще любовный треугольник — ситуация психотерапевтически довольно непростая: хотя бы потому, что приносится она обычно в кабинет уже сложившейся, с развитым конфликтом и некоторыми ошибками, допущенными, как правило, каждым из троих участников. Но увы, опять-таки в нашем обществе профилактические меры не популярны; посему, если уж вы в такую ситуацию попали и не знаете, как достойно и без потерь из нее выбраться, — помните, что это тоже не ваша вина, а ваша беда. А из любой беды в общем-то есть выход, — главное, чтобы имелось желание его найти и готовность вкладывать собственные силы в эти поиски. А я со своей стороны готов помочь каждому из участников проблемы обрести личное и семейное счастье : может быть, с каким-то другим человеком, а может быть, и с тем же самым, но уже построенное на новых, более эффективных и не всегда стандартных принципах.

Нарицын Николай Николаевич,

Статья предоставлена сайтом «Доктор Нарицын»

Источник:
Любовный треугольник
Что делать с любовницей?
http://www.7ya.ru/article/lyubovnyj-treugolnik/

COMMENTS