Метод Карла Роджерса: безусловное принятие

Еще будучи студенткой Стэнфорда я вошла в малочисленную группу докторов и психологов, участвующих в мастер-классе Карла Роджерса, — пионера гуманистической психотерапии.

Я была молодой и жутко гордилась своей осведомленностью в вопросах медицины, тем, что со мной консультировались и к моему мнению прислушивались мои коллеги.

Подход Роджерса к терапии, который называется безусловное принятие, — показался мне тогда достойным одного лишь презрения — это выглядело снижением стандартов. А, вместе с тем, ходили слухи, что результаты его терапевтических сессий были почти чудесными.

У Роджерса была глубоко развита интуиция. Рассказывая нам о своей работе с клиентами, он делал паузы, чтобы точно сформулировать свою мысль, которую хотел до нас донести. И это было абсолютно естественно и органично. Этот стиль общения кардинально отличался от авторитарного, к которому я привыкла, будучи студентом медицины и работая в госпитале.

Возможно ли, чтобы человек, кажущийся настолько неуверенным, вообще что-то по-настоящему умел и был в чем-то специалистом? У меня были очень большие сомнения на этот счет.

Насколько я смогла на тот момент уяснить, суть метода безусловного принятия сводилась к тому, что Роджерс сидел и просто принимал все, что бы ни говорил клиент – без вынесения суждений, без интерпретаций. Мне было непонятно, как такое в принципе может иметь хоть малейшую пользу.

В конце занятия Роджерс предложил продемонстрировать, как работает его подход. Один из докторов вызвался выступить в роли клиента. Стулья были поставлены таким образом, чтобы они оба сидели друг напротив друга. Перед тем, как начать сессию, Роджерс остановился и обвел задумчивым взглядом нас, собравшихся в аудитории докторов, и меня в их числе. В этот короткий безмолвный момент я заерзала в нетерпении.

Затем Роджерс начал говорить: «Перед началом каждой сессии я останавливаюсь на короткое мгновение, чтобы вспомнить, что я тоже – человек.

  • Нет ничего, что может произойти с человеком, чего я, будучи тоже человеком, не смогу с ним разделить;
  • нет такого страха, который я не смогу понять;
  • нет страдания, к которому я могу остаться бесчувственным –

это заложено в моей человеческой природе.

Как бы ни была глубока травма этого человека – этого передо мной не надо стыдиться. Я тоже беззащитен перед лицом травмы. И поэтому меня достаточно.

Что бы ни пережил этот человек – ему не обязательно оставаться с этим наедине. И с этого начинается исцеление». (Речел Наоми Ремен проводит разделение понятий «лечить» и «исцелять»)

Последовавшая за этим сессия была ошеломительно глубокой. За всю сессию Роджерс не промолвил ни единого слова. Он транслировал свое полное принятие клиента таким, как он был, только через качество своего внимания.

Клиент (доктор) начал говорить, и очень быстро сессия переросла в презентацию метода, как есть. В оберегающей атмосфере полного принятия Роджерса доктор начал одну за другой сбрасывать свои маски. Сначала нерешительно, а потом все легче и легче. Когда отбрасывалась маска, Роджерс принимал и приветствовал того, кто под ней скрывался – безусловно, без интерпретаций, — пока наконец не спала последняя маска и перед нами не предстал этот доктор таков, как он был – во всей красоте своей истинной и незащищенной природы. Я сомневаюсь, что он сам когда-либо сталкивался с собой таким, что он таким себя когда-либо прежде видел.

К тому моменту со многих из нас тоже соскользнули все маски и у некоторых глаза были полны слез. В тот момент я завидовала этому доктору-клиенту; как мне было досадно, что я не вызвалась на эту сессию, что я упустила шанс – шанс так, настолько тотально быть увиденной и принятой другим.

За вычетом нескольких эпизодов общения с моим дедушкой, в моем опыте это была первая встреча с подобным принятием за всю жизнь. Я всегда усердно работала, чтобы быть достаточно хорошей – это было моим «золотым стандартом», по которому я определяла, какие книги читать, какую одежду носить, как проводить свободное время, где жить, что говорить. Хотя, даже «достаточно хорошо» для меня не было достаточным. Я всю жизнь провела в попытках стать идеальной.

Но если слова Роджерса были правдой, то совершенство — это пустышка. Все, что по-настоящему требовалось – это просто быть человеком.

А я ведь – человек. И я всю жизнь боялась, что это кто-нибудь обнаружит. По сути, то, что акцентировал Роджерс – мудрость, самый базовый уровень исцеляющих отношений.

Насколько бы блестящими специалистами мы ни были, самый большой дар, который мы можем преподнести страдающему – это наша целостность. Слушание – это, пожалуй, самый древний и самый мощный инструмент исцеления.

Зачастую именно качество нашего внимания, а не наши мудрые слова способствуют самым глубоким изменениям в окружающих нас людях.

Слушая, вместе с нашим безраздельным вниманием, мы открываем другому возможность обрести целостность. То, что отвергалось, обесценивалось, было непринимаемо самим человеком и его окружением. То, что было спрятано.

В нашей культуре душа и сердце часто становятся «бездомными». Слушание создает молчание.

Когда мы щедро слушаем другого, он тоже может услышать ту правду, которая в нем есть. Иногда человек это слышит впервые за свою жизнь.

Во время молчаливого слушания мы можем найти/узнать в другом себя. Постепенно мы можем научиться слышать любого и даже немного больше – мы можем научиться слышать невидимое, обращенное на себя и на нас.

Автор: Речел Наоми Ремен, «Kitchen Table Wisdom: Stories That Heal»

Источник: creu.ru

11 причин, почему люди не боятся одиночества, а боятся новых отношений

Почему так происходит? Существует множество причин такого поведения:

Считается, что человек панически боится одиночества. Многие продолжают терпеть оскорбления и насилия просто потому, что их пугает возможность остаться без поддержки или присутствия другого человека. Это мысль о смерти в одиночестве, когда никто не сможет позаботиться. Такая тенденция способствует желанию найти постоянного партнера, отказаться от взаимоотношений с другими людьми. Другими словами, в постоянстве многие видят панацею от одиночества.

Но, одновременно с этим, люди в меньшей степени боятся одиночества, чем новых отношений.

Почему так происходит? Существует множество причин такого поведения:

1. Опасения выглядеть неуклюжим, уязвимым на свиданиях;

2. После полученной травмы от предыдущих отношений нет желания снова повторять этот горький опыт, наступать на те же грабли;

3. Стремление отгородиться от возможных неудач и ошибок. Тут самым простым решением станет вообще прекратить всякие попытки знакомств;

4. Ступором для поиска партнера является пугающая перспектива того, что он неизбежно разобьет сердце;

5. Не рациональным кажется трата времени на людей, которые впоследствии станут лишь мимолетными моментами, не оставят в воспоминаниях и следа, будут бесполезными;

6. Боязнь получить отрицательный ответ от потенциального партнера. Изматывающее ожидание ответа и неопределенности отталкивает людей;

7. Многие полагают, что достаточно любить себя и ищут утешение в этой мысли;

8. Больше всего пугают не сами отношения, а процесс их создания.

Теперь нужно рассмотреть причины отказа от отношений, которые обусловлены реальными страхами.

Это боязнь столкнуться с проблемами в повседневной жизни

Я не боюсь спать один, я боюсь спать не с тем человеком

Человека не пугает мысль о том, что он ложится спать в одиночестве, значительно страшнее перспектива того, что рядом окажется не тот человек. Это доводит буквально до исступления. Ведь будет близость, о которой впоследствии останутся сожаления. Со временем они станут тяжелым грузом. С другой стороны, такие отношения дадут возможность самоутвердиться человеку не заслуживающему этого.

Я не боюсь завтракать, обедать, ужинать в одиночку, я боюсь не интересного собеседника

Каждый человек идентифицирует себя как эрудированного, интересного собеседника, способного поддерживать беседу с признанными интеллектуальными гигантами. В то же время, человек, сидящий со мной за одним столом, может говорить без умолку, но общаться с ним будет совершенно невыносимо. При этом есть 100-процентная уверенность, что ноутбук и интересная книга помогут с пользой, увлекательно провести время.

Страх перед невыразительным, бледным sекsом

Не страшно получить нежелательные последствия от близких отношений (например, герпес) страшно не получать удовлетворения от sекsа. Причем дело тут не только в 0ргaзмe (в этом помогут различные приспособления из специализированных магазинов), а в отсутствии духовного контакта, энергетической подпитки. Также отталкивает от отношений мысль о том, что партнер окажется iзврaщeнцeм.

Я не боюсь пустить кого-то в постель, я боюсь, что он так останется незнакомцем

Пусть кровать остается личным пространством, куда нет доступа незнакомцам. Лучше оставаться одним, чем пускать в кровать постороннего человека, который не вызывает никаких чувств и эмоций. Тем более, что совершенно не хватает времени для поиска партнера на одну ночь и совершенно не хочется напрягаться утром. Придумывая вежливые, общие фразы для прощания.

Я не боюсь получать сообщения, я боюсь ожидания того единственного…

Когда начинаются новые отношения, невыносимым становится ожидание сообщений. Игра в кошки-мышки на первом этапе очень выматывает, заставляет нервничать и отнимает много времени. Также пугает ощущение того, что отношения больше не интересны, желание как можно быстрее их прекратить, поиск возможности деликатно решить проблему.

Я не боюсь тратить деньги, я боюсь тратить время

Нет сожаления о потраченных на свидании деньгах, есть досада о бесцельно утраченном времени, ведь это бесценный ресурс. Его не так уж много и не хочется тратить его на пустые свидания, которые закончатся ничем. Лучше потратить время с пользой.

Я не боюсь быть самим собой, я боюсь быть с тем, кто заставляет меня быть другим человеком

Когда человек один, он не стесняется самовыражаться, быть грустным, веселым, угрюмым, улыбчивым, отпускать саркастические шутки и тому подобное. Пугает мысль, что вторая половина не будет воспринимать человека таким, какой он есть и попытается его изменить. Есть страх того, что не «я» буду иметь вторую половину, а вторая половина будет иметь «меня».

Я не боюсь быть один или одна, я боюсь, что избранник, избранница не будет той или тем единственным

Лучше приятно проводить время, ходить на вечеринки и свадьбы друзей, чем терзаться сомнениями, что человек рядом не тот единственный. Лучше быть одному, одной, чем подать ложную надежду родным людям.

Я не боюсь пожертвовать дружбой, я боюсь пожертвовать ей ради недостойного человека

Мало кто готов отказаться от друзей или подруг ради мимолетных отношений. Также нет желания искать компромисс между близкими людьми и человеком, с которым придется расстаться в ближайшем будущем. Люди готовы проводить все свое свободное время только с теми, кто станет одновременно хорошим другом и отличным любовником.

Я не боюсь быть холодным, я боюсь быть уязвимым

Лучше оставаться одиноким и холодным, чем постоянно испытывать боль от неудачных отношений. И с этим нельзя не согласиться. С другой стороны — рекомендуют быть открытым для новых отношений и любви. Но разве это не похоже на мазохизм?

Я не боюсь одиночества, я боюсь пустоты в отношениях

Наверное, самое страшное в отношениях ощущение пустоты и одиночества. Это намного ужасней, чем оставаться одному. Тут лучше посвятить время себе и друзьям, чем человеку, который будет наполнять жизнь пустотой и разочарованием.

В таком случае, отношения отправляют в глубокий нокаут и являются источником несчастий.

Источник: creu.ru

COMMENTS