О тех, кто рано повзрослел

Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться.

Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа.

Мама, которая оставляла в 5летнем возрасте сидеть с братом-младенцем, и наказывала, если дочка недостаточно хорошо справлялась с «материнскими» обязанностями.

Папа, который мог внезапно прийти в ярость и избить.

Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние.

Мама и папа, бурно выясняющие отношения, очень неустойчивая пара.

Не важно, какими именно они были. Важно, что они были непредсказуемы, и рядом с ними было небезопасно. А когда небезопасно, то очень много тревоги и беспомощности. Много настолько, что вынести в детском возрасте эти чувства, тем более в одиночестве – невозможно.

И тогда у ребенка рождается способность, которая помогает ему выжить. Он начинает очень внимательно наблюдать за родителями, пытаясь предугадать их поведение. И не только предугадать, но и повлиять на это поведение. «Если я сделаю так, то мама не будет ругаться». «Если я сделаю этак, папа придет трезвый».

Это иллюзорный контроль над другими, с одной стороны, очень важен, потому что позволяет детской психике не разрушиться окончательно. Вера в то, что он хоть как-то может контролировать поведение родителей, помогает справляться с отчаянием и беспомощностью. Когда безысходность от того, что происходит в семье, «накрывает» с головой, способом помочь себе часто является надежда «я смогу повлиять на родителей и переделать их».

И спасибо этим защитам, что помогли выжить в детстве. Но цена, которую платит человек, очень высока.

Последствия чрезмерно раннего взросления и взятия на себя непосильной ответственности за исправление родителей можно перечислять еще долго. Одно понятно – жить с ними тяжело, очень много усталости.

Психотерапия с такими людьми – процесс долгий. Много времени может потребоваться, чтобы человек осознал, что пытаясь контролировать Другого, он убегает от собственных непереносимых чувств. Далеко не сразу человек может почувствовать себя в достаточно безопасной обстановке, чтобы вернуться к тем, «замороженным» чувствам отчаяния, тревоги, безвыходности. Вернуться, чтобы, наконец, оплакать невозможность что-то изменить, с чем-то справиться. Оплакать, чтобы принять: «я не могу контролировать родителей, я не могу контролировать мир. Это не моя ответственность. Это непосильная задача». Принять это для того, чтобы выделить, наконец, свое место в отношениях и свою ответственность: за себя и свою жизнь. Чтобы начать жить свою жизнь, прислушиваясь к своим желаниям, к своим чувствам. Жить в непредсказуемом мире и выдерживать непредсказуемость. И быть может даже начать ей радоваться и удивляться.

Источник: creu.ru

Женщина перестаёт быть женщиной не тогда, когда у неё заканчиваются силы носить каблуки или платья.

Один мой чудесный римский знакомый, будучи пойман своей феминой за разглядыванием посторонних дам, любил повторять — «Если я на диете, это не значит, что я не могу посмотреть меню».

Мне запомнилась эта фраза. Отличное напоминание о том, что самый любящий и преданный мужчина почти никогда не забывает о том, что у него есть выбор. Выбор и право им пользоваться. Ну, хотя бы, когда в отношениях не получается найти необходимого. Когда отношения причиняют боль. Или когда сам партнер делает выбор не в его пользу.

Женщина часто отказывается от выбора еще тогда, когда отношения даже не начались. Она спешит прокричать «Я — твоя» намного раньше, чем мужчина успевает осознать своё желание «Я хочу, чтобы ты была моей», задаться вопросом «Что нужно сделать, чтобы ты стала моей?» и, тем более, заявить и словом и делом — «Ты — моя.» Она спешит закрыться в клетке и, зачем-то, теряет ключ.

Дальше — дело техники. Сидя в клетке, так легко разрушить связь с объективной реальностью и начать жить в мире, в котором есть только один мужчина. Даже если он далек от идеала. Даже, если бьет. Даже если встретились-то всего один раз.

Исключая из своей жизни других мужчин — на уровне внимания, фантазии, искреннего человеческого любопытства по отношению к другому, невинного флирта или дружбы — женщина не только лишается привлекательности (женщина свободная, но умеющая сознательно хранить верность — притягательна; рабыня, низводящая себя на уровень вещи — нет). Женщина отказывается и от большой (или бОльшей) части своей внутренней жизни и внешних ресурсов, игнорирует сотни реальных возможностей и открытых дверей, чтобы бросить все силы на решение бесконечной шарады — «Как сделать так, чтобы Он…».

Часто на это уходят годы. Нередко — целая жизнь. Целая жизнь, потраченная на бесплодные страдания, боль и отказ от себя. А, очень часто, всего-то и надо, что толкнуть открытую дверь, выйти на улицу, присесть за столик в кафе и… взглянуть, наконец, на меню!

Источник: creu.ru

COMMENTS