Отношение к жизни

Отношение к жизни

«Один видит в луже только лужу, а другой, глядя в лужу, видит звезды. »

«Если вы хотите, чтобы жизнь улыбалась вам, подарите ей сначала свое хорошее настроение. »

«Жизнь — не те дни, что прожили, а те, что запомнились. »

«Удивительно устроен человек — он огорчается, когда теряет богатство, и равнодушен к тому, что безвозвратно уходят дни его жизни. »

«В конце концов человеку дана всего одна жизнь — от чего же не прожить ее как следует? »

«Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным. »

«Вы не можете ничего поделать с длиной вашей жизни, но вы можете сделать что-нибудь с ее шириной и глубиной. »

«О люди! Все похожи вы

Что вам дано, то не влечет;

Вас непрестанно змий зовет

К себе, к таинственному древу,

Запретный плод вам подавай,

А без того вам рай не рай. » data-yashareLink=»http://murzilka.biz/aphorism/id/746″ data-yashareL10n=»ru» data-yashareType=»link» data-yashareQuickServices=»vkontakte,moimir,facebook,twitter,gplus,odnoklassniki» data-yashareTheme=»counter»>

«Власть над собой — высшая власть. »

Отношение к жизни: самооценка и разумная организация

Отношение к жизни: самооценка и разумная организация

Относиться к жизни можно по-разному. Мысль банальная, но не лишенная назидательности, которая необходима, на наш взгляд, для начала серьезного разговора об отношении к жизни и взаимопонимании. Проще всего жить, как живется, и не задумываться о том, что непосредственно не касается насущных проблем. Но чем проще живет человек, чем меньше усилий затрачивает он на организацию своей жизни, тем бесцветней, тем незаметней для других людей он становится. Чтобы окружающие смогли нас понять, нужны определенные человеческие качества, но чтобы они захотели понять, мало быть просто неплохим человеком, вызывающим смутную симпатию. Необходимо пробудить интерес к себе, к своим замыслам, поступкам, творческим и общественным достижениям. И если человек сам не может понять, для чего он живет, трудно ожидать, что смысл его существования будет понят другими людьми.

Не умея так организовать свою жизнь, чтобы она была интересна ему самому и окружающим, человек, как правило, ссылается на обстоятельства — житейские неурядицы, непонимание близких, отсутствие необходимых условий для самореализации. Но какими бы ни были внешние условия, решающее слово в организации жизни принадлежит разуму. «Нельзя жить приятно, не живя разумно»,— утверждал древнегреческий философ Эпикур. Непримиримую позицию к тем, кто не способен следовать голосу разума, занимал Диоген Синопский: «Для того, чтобы жить как следует, нужно иметь или разум или петлю».

Нельзя, конечно, буквально понимать древних мыслителей. Каждый из них имел свое представление о разуме и мере его участия в организации человеческой жизни. Вопрос этот относится к категории вечных. О нем спорили в прошлом, спорят и сейчас. Бесспорной остается только необходимость в определении тех жизненных принципов и оценок, без которых существование человека утрачивает индивидуальный смысл и социальное значение.

Рационалист анализирует мир явлений логически, стараясь каждому определить место в сложной системе причинно-следственных связей. Не беда, если элементы схемы трудно обнаружить в реальной жизни. Стройность концепции, гармония построенной схемы сами по себе вызывают положительные эмоции. Недостаточность или несогласованность фактов, опровергающих умозрительную концепцию, вызывает отрицательные эмоции и побуждает к поиску возможностей расширения знания. В отношениях с людьми в конкретной ситуации рационалист в большей степени опирается на собственную концепцию характера данного человека, чем на конкретные проявления его поведения.

Но человек не только воспринимает и анализирует окружающий мир, он по мере своих способностей и объективных возможностей преобразует его. По способу преобразовательного отношения к жизни, освоения окружающего мира существуют два основных типа людей: созерцатели и практики.

Для людей с созерцательным типом активности преобладающей является внутренняя активность, «тот процесс, который,— по определению Э. Фромма,— происходит в людях, которые действительно «видят» дерево, а не просто смотрят на него, или в тех, кто, читая стихи, испытывает те же движения души, что и поэт, выразивший их словами, этот процесс может быть очень продуктивным, несмотря на то что в результате его ничего не «производится». Созерцательная жизнь, посвященная поискам истины, по представлению Аристотеля, является высшей формой активности.

Практический тип отношения к жизни характерен для людей, предпочитающих реагировать на внешнее влияние непосредственным действием. Практик нередко начинает действовать, не тратя времени на обдумывание плана действий. Он корректирует свои поступки непосредственно в процессе деятельности, не анализируя причин и не задумываясь над последствиями. Действия его, как правило, решительны, и если он не «наломает дров», то может совершить много полезных дел, пока созерцатель будет обдумывать проблему со всех сторон и осмысливать ее в глобальном масштабе.

Невозможно, да и не нужно оценивать, какой из этих типов отношения к жизни лучше. Каждый из них имеет свои достоинства и свои недостатки. Но одно несомненно: в поисках смысла жизни, своего места, роли и миссии в ней человек должен организовать свою жизнь таким образом, чтобы его индивидуальные особенности и способности получили развитие и могли в полной мере раскрыться и реализоваться в продуктах деятельности. Какого же, собственно, результата вправе ожидать человек, затрачивающий усилия разума и воли на организацию своей жизни? По каким критериям можно делать выводы о разумности или неразумности принципов распоряжения собственной жизнью, своими способностями и объективными возможностями?

Одним из важнейших критериев является социальная оценка продуктивности человеческой жизни, под которой понимается все то, что создано человеком для блага других людей. Как правило, результаты деятельности находят заслуженный отклик, высоко ценятся окружающими, поднимают авторитет человека, вызывают уважение к нему.

Но даже в тех случаях, когда современники не способны оценить по достоинству опережающее время открытие ученого или произведение мастера, мысль о благодарных потомках окрыляет его, результаты труда видятся ему признанными и служащими человечеству. Каждому человеку знакомо, как возрастают его силы и энтузиазм, когда он знает, что результат его работы действительно кому-то нужен, и как опускаются руки от бессмысленного труда. Не формальные лозунги типа «Во благо общества» повышают отдачу человека, а чувство личной уверенности в том, что все им сделанное сегодня, сейчас, в данную минуту, кому-то нужно и кто-то с нетерпением этого ждет. Речь идет о необходимости создания таких экономических и психологических условий, в которых каждый человек может ощущать полезность для других затраченных им душевных, интеллектуальных и физических усилий.

Чтобы правильно оценить эти данные, необходимо различать чувства удовлетворенности и удовольствия. Чувство удовольствия выступает положительным эмоциональным фоном потребительской деятельности, в результате которой человек имеет возможность удовлетворить свои первичные потребности. Но основной характеристикой этого чувства, отличающей его от удовлетворенности, является кратковременность. Удовлетворенность является значительно более устойчивым эмоциональным состоянием. Возникает и формируется оно в результате продуктивной преобразовательной деятельности, направленной на производство материальных и духовных ценностей и далеко не всегда сопровождающейся непосредственным чувством удовольствия. Устойчивость чувства удовлетворенности порождается, с одной стороны, тем, что результат труда является реальным подтверждением ценности, небессмысленности собственной жизни.

Мне есть, что спеть, представ перед всевышним, Мне есть чем оправдаться перед ним.

Так выразил Владимир Высоцкий желание подвести итог, которое возникает практически у каждого человека на разных этапах жизненного пути.

С другой стороны, результат труда, особенно если в нем испытывают заинтересованность другие люди, вызывает одобрение, похвалу, признание особых способностей и мастерства часто не только в момент его достижения, но и спустя определенное время. Чем долгосрочнее продукт деятельности, тем более длительный положительный отклик со стороны других (все новых и новых) людей испытывает человек. Это создает условия устойчивости чувства удовлетворенности.

Человек может испытывать чувство неудовлетворенности не только собой, но и собственной жизнью. Он может быть неудовлетворен своей работой, людьми, с которыми общается, их деловыми или нравственными качествами и т. п. В основе этого, как правило, лежит защитный психологический механизм проекции. Фактически это неосознаваемая неудовлетворенность собственными качествами. Травмирующая неудовлетворенность работой — это, по сути, неудовлетворенность своей способностью справляться с трудностями, которые возникают в процессе ее выполнения. Неудовлетворенность другим человеком — это в основном неудовлетворенность своей линией поведения по отношению к нему. Ведь в ситуациях, в которых удалось дать достойный отпор недоброжелателю или просто неприятному человеку, возникает чувство глубокого удовлетворения.

В нашем сознании формируется идеальный образец собственного поведения — представление о том, как надо держаться, говорить, поступать в различных ситуациях. Если удается повести себя в соответствии с этим идеалом, человек испытывает чувство удовлетворенности собой. Если реальное поведение не соответствует образцу, то чувство неудовлетворенности чаще всего переносится на тот объект, по отношению к которому не удалось повести себя должным образом. В целом этот механизм выполняет определенную защитную функцию, так как люди, склонные к постоянному самообвинению, по данным известного польского специалиста в области психологии эмоций Я. Рейковского, в значительно большей степени подвержены болезням стресса.

О разумной организации жизни можно говорить лишь в том случае, когда состояние здоровья, независимо от исходного уровня, улучшается или не ухудшается. Даже замедление темпа ухудшения в некоторых случаях может свидетельствовать о том, что принципы организации жизни выбраны правильно. Таким образом, состояние здоровья и, даже точнее, самочувствие человека является важным медико-биологическим критерием разумности организации жизни.

Обобщая опыт собственных исследований и многочисленные социально-психологические, социологические и геронтологические данные, мы предлагаем читателю ряд основных принципов разумной организации жизни:

Перспективность является принципом номер один и подразумевает обязательное наличие у человека жизненных целей. Ставя перед собой долговременные цели, человек определяет те ориентиры, стремясь к которым, он наполняет свою жизнь индивидуальным смыслом, отвечает себе на вопрос, ради чего он живет. Г. Селье отмечает, что отдаленная цель, которую ставит перед собой человек, позволяет устранить ведущие к дистрессу постоянные сомнения в правильности своих решений и поступков.

Конкретное содержание целей может быть различным, оно зависит и от возрастного этапа жизненного пути человека, и от его личных интересов, уровня культуры, способностей, жизненных ориентации. Но существуют и некоторые общие закономерности, свидетельствующие о том, каким образом наличие и содержание жизненных целей влияет на продуктивность, удовлетворенность и самочувствие.

В 1978—1979 и в 1981—1983 годах нами проводилось социально-психологическое исследование людей в возрасте 50— 70 лет, проживающих в Киеве. Данные этого исследования убеждают, что люди, жизненные цели которых носят общественно значимый характер или отражают индивидуальные духовные интересы, направленность на творческие занятия, имеют заметно более высокие показатели жизненной удовлетворенности, самочувствия, настроения. Они гораздо реже вступают в конфликты с близкими людьми, жалуются на непонимание со стороны окружающих. Однако нельзя не отметить тот тревожный факт, что таких людей было очень мало — от 4 до 13 % в различных социальных группах.

Уже по характеру ответов на вопрос о причинах нежелания жить долго можно видеть влияние на оценку жизненной перспективы взаимоотношений с близкими людьми. Это не случайно. Дело в том, что жизненные цели многие пожилые люди тесно связывают с делами и заботами своих детей и внуков: «Хочу, чтобы сын поменял место работы», «чтобы дочь разошлась с мужем», «чтобы внучка поступила в институт» и т. п. Происходит своего рода компенсация отсутствия жизненных целей, связанных с самореализацией, целями устройства жизни взрослых детей. Однако такого рода компенсация, содержание которой часто вступает в противоречие с планами самих детей, часто приводит к напряженности в семейных отношениях.

Тесно связывая свои жизненные цели с судьбой детей, пожилые люди практически пытаются разумно, с их точки зрения, организовать не свою жизнь, а жизнь других членов семьи. При этом типичными в нашем исследовании являлись жалобы на несамостоятельность взрослых детей (в материальном отношении, в сфере домашнего хозяйства и т. п.). В данном случае налицо очень противоречивое отношение: с одной стороны, стремление опекать, с другой — недовольство несамостоятельностью. Такое психологическое состояние, предрасполагающее к конфликтам, часто усугубляется и тем, что отсутствие собственных жизненных целей, связанных с самореализацией, само по себе вызывает неудовлетворенность жизнью, хотя причины этой неудовлетворенности, как правило, не осознаются.

При постановке жизненных целей прежде всего необходимо руководствоваться реальной возможностью их достижения. В противном случае возникает вероятная угроза стресса «рухнувшей надежды». Г. Селье подчеркивает, что стресс «рухнувшей надежды» с значительно большей вероятностью приводит к заболеваниям (язва желудка, мигрень, высокое давление или же повышенная раздражительность), чем чрезмерная физическая работа. Поэтому необходимо всесторонне оценивать реалистичность намечаемой перспективы и концентрировать усилия на том, что имеет объективные основания для реализации в будущем.

Содержательная реалистичная перспектива необходима на каждом этапе жизненного пути. И впервые человек учится овладевать перспективой собственной жизни в юношеском возрасте. При исследовании жизненной перспективы старшеклассников нами было обнаружено, что подавляющее большинство юношей и девушек 15—17 лет имеет достаточно отдаленные жизненные цели, связанные с будущей работой, продолжением учебы, социальным продвижением, семьей и материальным потреблением. Основная проблема формирования жизненной перспективы молодежи состоит не в дефиците «перспективного» взгляда на будущую жизнь, характерном для представителей старших поколений, а в несогласованности отдаленных жизненных целей с актуальной жизненной ситуацией и ближайшими жизненными планами — учебой и выбором профессии *.

* Подробнее об этом исследовании см.: Головаха Е. И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи. К., 1988.

Разумная организация жизни в каждом возрастном периоде требует обязательной реализации принципа перспективности с учетом возрастных особенностей человека и специфики той жизненной ситуации, в которой он находится. Отсутствие развитой перспективы — предпосылка принятия импульсивных жизненных решений, приводящих к психологическим кризисам, нравственной и физической деградации. Реализация принципа перспективности обусловливается тем, насколько последовательно в организации жизни человек придерживается принципа определенности, который характеризует возможности осуществления жизненных целей.

Определенность — наличие жизненных планов как конкретных программ реализации целей. Каждая более или менее значимая жизненная цель требует определенной последовательности действий, направленных на ее достижение, а следовательно, необходим предварительный план этих действий.

Собственно, планы и помогают человеку оценить реальность целей. Самые возвышенные цели не будут иметь никакой ценности, если неопределенными останутся планы их реализации. Неопределенность жизненных планов приводит к снижению продуктивности деятельности и негативно сказывается на жизненной удовлетворенности людей. И наоборот, даже самая труднодостижимая, на первый взгляд, цель является реальной, если человек достаточно конкретно представляет, каким способом он собирается ее достигнуть, какие способности и качества необходимо развивать, чем можно пожертвовать во имя намеченной цели.

Как мы уже отмечали, для юношеской жизненной перспективы характерна недостаточная согласованность отдаленных целей и ближайших планов, связанных с выбором профессии. Возникает своеобразный феномен обратной перспективы, когда более отдаленные предметы видны отчетливее, чем близкие. Неопределенность планов даже при наличии цели лишает человека самостоятельности, делает его зависимым от обстоятельств и, как показали наши исследования, снижает уверенность в возможности достижения жизненных целей.

Есть, конечно, и психологические факторы неопределенности жизненных планов — инфантилизм, детская уверенность взрослого человека в том, что все в мире происходит в соответствии с его желаниями и надеждами, фаталистический взгляд на происходящее, изначально отвергающий любые попытки повлиять на собственную судьбу. Может быть, и проще жить, не заботясь о будущем, и делать первый шаг, не думая о том, сколько еще нужно пройти до цели. Но менее всего подобное отношение к жизни опирается на разум. Руководствуясь сиюминутными настроениями, капризами и житейской изворотливостью, человек может как-то устраивать свою жизнь, но расплачиваться за это приходится главным — смыслом жизни, который вынесен далеко за пределы непосредственных побуждений. Определенная последовательность жизненных планов требует соответствующего ей жизненного ритма.

Это не значит, что человек постепенно превращается в автомат, работающий в строгом временном режиме. Наоборот, сэкономленная нервно-психическая энергия в этом случае будет направлена дополнительно на решение творческих задач и неожиданно возникающих проблем выбора. Так, например, двигательный автоматизм освобождает нас от необходимости следить за каждым своим шагом.

Ритмичность — это не только ситуативный режим деятельности, распорядок дня. Это и определенный ритм движения по жизненному пути. По наблюдениям советского ученого Н. Пэрна, на протяжении всей жизни происходит волнообразное изменение творческой активности человека с периодами подъема и спада. Причем с возрастом ритм жизни изменяется.

В молодости человек легко приспосабливается к смене ритмов жизнедеятельности. Отсюда тяга к перемене мест, отсутствие устойчивых стереотипов поведения. Для молодых, писал С. Цвейг, покой — это всегда само беспокойство. С годами человеку все сложнее адаптироваться к изменению привычного жизненного ритма. Эту возрастную психологическую особенность отмечал М. Монтень: «Я не в том возрасте, когда нам нипочем резкие перемены, и мне не сжиться с новым и неизведанным образом жизни».

Попытки пожилых людей полностью воспроизводить молодежный ритм жизни, как правило, заканчиваются разрушительно для здоровья. С точки зрения проблемы взаимопонимания, в той же мере неоправданными являются попытки представителей старшего поколения вынудить молодежь к принятию собственного привычного ритма жизни. Отголоски именно этой тенденции звучат в набившей оскомину борьбе с молодежной модой, свободной манерой общения, стремлением к переменам в собственной жизни и в жизни общества.

В свою очередь, молодые люди далеко не всегда считаются с возрастными особенностями ритма жизни и деятельности пожилых людей, что, по данным нашего исследования, является одной из причин возникновения конфликтов между представителями младшего и старшего поколений.

Поддержание рационального жизненного ритма — необходимая предпосылка для эффективной деятельности и рационального образа жизни. Необходимая, но не достаточная. Многое зависит от уровня функциональной подготовленности человека к той или иной деятельности. Хотя следующий принцип организации жизни мы назвали принципом тренировки, его смысл и значение охватывают не только физические кондиции человека, но и способность к активной деятельности в других сферах, в том числе в сфере духовной жизни.

Тренировка — постоянные упражнения, способствующие повышению уровня функциональной подготовки человека к деятельности. Для успеха в любой сфере жизни необходим определенный уровень подготовленности. Ни у кого не вызывает сомнений полезность тренировки для поддержания и развития физической (мышечной) активности. Всем известно, что регулярные физические упражнения способствуют профилактике заболеваний и укреплению здоровья.

Древнеримский врач Гален во II в. до н. э. писал, что он тысячи и тысячи раз возвращал здоровье своим больным посредством упражнений. Но принцип тренировки не может быть ограничен только физическими упражнениями. Уже в античной культуре в рамках философских концепций развивались идеи сознательного жизнестроительства, одним из принципов которого являлось регулярное упражнение. «Есть два рода упражнения,— говорил Диоген Синопский,— одно — для души, другое — для тела. Одно без другого несовершенно: те, кто стремится к добродетели, должны быть здоровыми и сильными как душой, так и телом.

Интересный анализ социального значения античной аскезы (дословно — упражнения) проведен Е. Г. Рабинович. Аскеза, которая, как и всякая тренировка, имеет своей основной целью предельное развитие способностей, в кастовом обществе является преимущественным правом господствующей касты. Усложненное дополнительными обязательствами поведение становится самоцельным средством демонстрации превосходства над окружающими. Чем более высокий социальный статус стремился приобрести человек, тем более сложные дополнительные правила собственной жизни он принимал. Именно этим, с точки зрения автора, объясняются усложненные, необычные правила жизни многих философов, в частности пифагорейцев, стремившихся к статусу богоравных.

Данные многих современных исследований подтверждают, что постоянная упражняемость сказывается на ряде психических, в том числе и интеллектуальных, функций. Как правило, с возрастом у людей лучше сохраняются те функции, на которые ложилась основная нагрузка при выполнении профессиональной деятельности. Например, у водителей с возрастом острота зрения снижалась меньше, чем у других людей в целом. Измерение интеллектуального уровня пожилых людей разных профессиональных групп выявило не столько количественные, сколько качественные различия: бухгалтеры и преподаватели математики обнаружили более высокие показатели сохранности интеллекта по результатам счетных тестов, а редакторы и преподаватели литературы получили более высокие баллы по вербальным (речевым) тестам. Следовательно, тренировка тех или иных функций обеспечивает их развитие и возрастную сохранность.

Постоянные упражнения полезны не только с точки зрения повышения физической, эмоциональной и интеллектуальной готовности к деятельности. Не менее важна и тренированность в сфере общения между людьми. Каким бы разумным ни представлялся человеку его образ жизни, если в нем нет места полноценному общению, душевные травмы и глубокая внутренняя опустошенность неизбежны. Поэтому общительность является одним из ключевых принципов разумной организации жизни.

Головаха Е.И., Панина Н.В. Психология человеческого взаимопонимания. — Киев, 1989.

Проблемы развития и бытия личности

Четыре вектора оценки индивида

Давая оценку индивиду, прежде всего говорят о его характере: хорошем или плохом, покладистом или вздорном. Также говорят о его темпераменте: дело в том, что темперамент – это нейрофизиологический базис проявлений активности индивида, а характер – более-менее устойчивое сочетание и конкретное содержание этих проявлений в тех или иных жизненных ситуациях. И поэтому черты характера более дифференцированно сочетаются с деталями конкретной ситуации, чем проявления темперамента. При этом все четыре общепризнанных и различаемых еще с античных времен варианта темперамента (холерический, сангвинический, флегматический, меланхолический) могут сочетаться с различным характером. К примеру, холерик – вспыльчивый, резкий индивид, но он может быть при этом вполне доброжелательным и – в конечном итоге – покладистым.

В отличие от темперамента, характер индивида может и «улучшаться», и «портиться», поскольку он вырабатывается в ходе индивидуального развития, и происходит это путем выработки и накопления привычек и поведенческих стереотипов. А они намного более способны к изменениям, чем нейрофизиологические основания поведения, определяющие темперамент.

Тип отношения к жизни

Четвертым вектором оценки индивида – наряду с темпераментом, характером, направленностью личности – следует считать тип отношения к жизни. Он определяется тем, на что ориентирована жизнедеятельность индивида во всей ее совокупности: в какой сфере деятельности находятся главные доминанты индивида, главные его ценности. К какому роду занятий он склонен больше, что для него важнее? Одно дело – стремиться к удовольствию как таковому (гедонизм), другое – к удовольствию опосредованному, то есть от сделанного дела, решенной задачи, достигнутого успеха, осуществленного намерения, реализованного замысла… Ведь это совсем не то удовольствие, которого добиваются, скажем, путем гедонического риска.

Взаимосвязь типа отношения к жизни и направленности личности

Тип отношения к жизни и направленность личности – смежные, но самостоятельные векторы оценки индивида . К примеру, ориентация на реальный, ощутимый результат действий (на процесс его достижения – лишь в подчинении к этому) свойственная прагматическому отношению к жизни, может выражаться склонностью как к упорядочению и накоплению, так и к инновациям. Рукотворное новое – это всегда результат. Но и приведенная в систему совокупность давно известного – тоже результат .

Тип отношения к жизни определяет успехи и неудачи индивида

Понятие «тип отношения к жизни» необходимо для общей и социальной психологии, поскольку типом отношения индивида к жизни определяется весьма важное: характер и конкретное содержание его успехов и неудач ( и чем они являются объективно, и что именно индивид квалифицирует как свой успех или неудачу ). А как и в чем индивид сочетает свои интересы с интересами других индивидов, определяется уровнем его нравственности и характером, и с этой точки зрения характер оказывается вторичным фактором к типу отношения к жизни.

Удовлетворенность индивида своей жизнью должна быть активной и не должна препятствовать новым достижениям. Тем не менее порою она ведет к успокоенности, к снижению активности индивида, так что результаты последующей его деятельности могут быть значительно меньшими, чем прежде. В целом, «неудовлетворенные » больше способны приносить обществу пользу своими инновациями, а «удовлетворенные » – поддержанием его стабильности . Но обе эти тенденции равноценны и необходимы.

Удовлетворенность жизнью производна от двух вещей: от того, что именно индивиду («в жизни») надо, и от того, насколько конкретные условия жизни этому способствуют (или препятствуют). Бывает, что индивиду настолько многое «надо», что и в самых благоприятных условиях он ощущает себя неудовлетворенным, а следовательно, и несвободным, – это особенно свойственно пассионарным индивидам и является характерной чертой пассионарности.

Как мы знаем, пассионарий – это тот, кто мешает другим людям жить спокойно, руководствуясь при этом самыми различными соображениями. Наиболее «продвинутые» и политически ангажированные пассионарии «приватизируют» такие понятия, как «всеобщее благо», «светлое будущее», «счастье народа»: пассионарность требует идеи, и без нее энергия индивида оказывается дезориентированной. Опыт поиска таких идей к настоящему времени накоплен большой, так что всегда можно найти что-либо «подходящее ». Вместе с тем ресурс таких идей не бесконечен: ведь в итоге каждая из них восходит к какой-либо из базисных потребностей, а их всего четыре. И порою политически ангажированные пассионарии буквально бьются в поисках новой привлекательной идеи, которая позволила бы им канализировать и собственную активность, и активность других членов общества в желательном для себя направлении и ощутить собственную значимость.

Шесть типов отношения к жизни

Связь типа отношения к жизни с уровнем нравственности

Представленные в табл. 1 типы отношения индивидов к жизни и связанные с ними различия в характере их мотивации, целеполагания и смыслообразования могут проявляться по-разному: в зависимости от уровня нравственности. Сам по себе тот или иной тип отношения индивида к жизни ничего не говорит о его порядочности или непорядочности, алчности или бескорыстии, объективности или необъективности. Но при этом, к примеру, следует различать алчность индивида к власти и алчность к материальным ценностям: это зависит от того, что для него более значимо.

Типология отношения индивидов к жизни

Продолжение табл. 1

Разновидности типов отношения к жизни

При гедоническом отношении к жизни нравственный индивид стремится вести здоровый и даже непритязательный образ жизни, ему достаточно уюта и радостей повседневной жизни. Безнравственный же (то есть неспособный держать себя в определенных рамках) – «растрачивает себя» в погоне за удовольствиями. Поэтому в пределах гедонического отношения к жизни можно выделить три его разновидности: гедонически-непритязательное, гедонически-алчное, гедонически-безответственное .

При идеологическом отношении к жизни нравственный индивид скорее пожертвует ради идеи собой, тогда как безнравственный охотно будет посылать на смерть других и всячески беречь свою жизнь под предлогом сохранить себя для служения этой идее и в будущем – это свойственно «главарям», вождям, предводителям, «зачинщикам»: весь возможный ущерб от реализации своих намерений они перекладывают на других – неискушенных исполнителей, орудие в их руках.

Всегда в обществе была и есть категория индивидов, весьма одаренных в плане умения подчинять активность других индивидов своим интересам.

При прагматическом отношении к жизни нравственный индивид, самоутвердившись в успехе, проявляет стремление поделиться результатами этого успеха с другими. В частности, многие состоятельные люди занимаются благотворительностью. Безнравственный же индивид с прагматическим отношением к жизни не в состоянии остановиться: ему всегда всего будет мало. Когда одного из наиболее одиозных российских «олигархов» спросили: «У тебя так много чего есть, чего тебе еще надо?» Он ответил: «Мне нужно все! » Конечно, подобные индивиды обычно достигают большего, чем многие другие, но зато они и наиболее внутренне несвободны: именно вследствие постоянной неудовлетворенности.

И быть может, это ощущение, как кнут, подстегивает их к поиску все новых направлений для приложения их энергии.

Подобные индивиды негативно переживают тот факт, что не все им доступно и не всем они могут обладать. И постоянно – именно в связи с этим – ощущают дискомфорт. Как раз из их числа выходили великие завоеватели: сколько бы чужих земель ни было ими захвачено, мысль о том, что где-то остались еще не завоеванные ими земли, каждому из них, по-видимому, причиняла тяжкие душевные страдания: глубокую неудовлетворенность и связанное с нею психическое напряжение – главные факторы внутренней несвободы, трудно поддающейся смягчению путем любых внешних достижений. Следовательно, великие завоеватели и великие стяжатели – это жертвы своей неспособности к достижению удовлетворения и, следовательно, это индивиды, внутренне менее свободные, чем многие жители завоеванных ими земель, или подчиненные им сотрудники.

Проявления типов отношения к жизни в условиях несвободы

Индивид с прагматическим отношением к жизни будет и в трудных условиях максимальной несвободы проявлять свою практичность: не замыкаться в переживании несвободы, не переходить на службу к противнику, искать возможности выжить, пытаясь найти себе какое-либо занятие даже в условиях концлагеря.

Наиболее психологически трудным в условиях заключения является положение индивидов с эгоцентрическим типом отношения к жизни. Самим таким своим положением они «унижены» и «опущены», поскольку над ними властвуют надзиратели, и исходить им в своем поведении приходится только из характера окружающей обстановки, а не из самих себя. По существу, эгоцентрическое отношение индивида к жизни – это проявление некоторой акцентуации личности, замкнутости ее на самой себе. Подобный индивид лишен способности воспринимать окружающее непосредственно: между ним и окружающим постоянно находится как бы фильтр – доминанта самовозвышения , относительно которой все окружающее и все окружающие им и воспринимаются. И чувство солидарности, общности с другими ему дается с трудом.

В условиях несвободы, постоянно ощущая себя униженным, подобный индивид не имеет возможности найти для себя те способы самоутверждения, к которым оказываются способными индивиды с другими типами отношения к жизни. И «экзистенциальный вакуум » у него будет особенно тяжелым.

Надо иметь в виду, что даже концлагерь (кроме лагерей уничтожения) оставляет индивиду некоторые возможности выжить, и если он способен именно выживание сделать актуальной своей целью, его психическое состояние будет относительно благоприятным, насколько это вообще возможно в подобных условиях. При этом жизненно важной оказывается способность индивида к актуализации будущего: если он утвердится в мысли о том, что сначала надо выжить, а «потом он обязательно докажет (или покажет) всем», его психическое состояние может улучшиться, и он будет вести себя более адекватно наличным условиям.

Следовательно, мы вправе говорить о « дисциплине самоутверждения ». Но это правомочно лишь в отношении нравственных индивидов с эгоцентрическим типом отношения к жизни. Безнравственные индивиды с таким типом отношения, находясь в заключении, все равно будут стремиться к самовозвышению – теперь уже за счет более слабых физически или психически заключенных, унижая или «опуская» их: подобное нередко происходит в местах заключения.

Естественно, что авантюризм может быть и нездоровым – самоцельным. По существу, подобного типа авантюрист постоянно носит свои потенциальные проблемы с собой, и лишь характер их меняется – в зависимости от сложившихся обстоятельств. При этом повторные проблемы ему не нужны – неинтересны, ему каждый раз нужна новая: в новой и напряженной ситуации он острее ощущает «течение жизни». Здесь лежит различие между нравственным и безнравственным авантюризмом: одно дело – решиться на нечто чрезвычайное, чтобы принести пользу, проявляя любовь к Родине, другое – сделать это же ради стремления к «острым» ощущениям.

Из всех типов отношения к жизни наиболее способны к подвигам именно индивиды авантюрного типа: ведь подвиг как раз и требует сверхусилия, действий на пределе сил и возможностей, и подвиг нередко коренным образом меняет ситуацию. Важно лишь различать, во имя чего совершается то или иное – само по себе героическое – действие, и в этом – различия между нравственным авантюризмом и безнравственным.

Еще одна черта эгоцентрических индивидов: быть выше всех – хоть в хорошем, хоть в плохом. Но обязательно – быть «самым-самым»: здесь эгоцентризм смыкается с честолюбием. Пример известен: Дон Жуан распорядился после его смерти написать на своей могиле: «Здесь покоится худший из людей!» И еще одно дополнение: кто более всех предрасположен к ревности? Конечно же, индивид эгоцентрического типа, и быть может, романтического. Но проявления ревности у них будут различными: эгоцентрик будет оскорблен, унижен, взбешен, романтик же – опечален. Прагматик скорее переключится на другой сексуальный объект, равно как индивид гедонического типа. Для индивидов авантюрного или идеологического типа это, видимо, менее значимо: у них в голове – другое, хотя, конечно, нельзя отрицать и феномена «сексуального авантюризма».

Бегство от проблем

По пути наименьшего сопротивления

Есть известное выражение: «идти по пути наименьшего сопротивления», и смысл его очевиден. Как оно соотносится с типом отношения к жизни? Идти по пути наименьшего сопротивления более склонны индивиды с гедоническим и романтическим отношением и, напротив, не склонны индивиды с идеологическим и авантюрным отношением. Этот тип отношения к жизни в наибольшей мере свойствен «пассионариям» и во многом определяет сам облик пассионарности.

Мы уже сказали, что на различных этапах общественного развития наиболее востребованными оказываются индивиды с различными типами отношения к жизни. В полной мере это нашло отражение и в смене литературных стилей. Напомним, что литературный романтизм пришел на смену литературному классицизму, с его культом героев, укрепления государства, централизацией власти. Когда же эта общественная проблема была достаточно полно решена в большинстве государств Западной Европы, пришел черед романтизму и индивидам романтического склада: с повышенным интересом к внутреннему миру, к собственным переживаниям. В философском плане это было переходом от общего (обобщенного) к частному, единичному и особенному. А следовательно, и к индивидуализации восприятия жизни и природы человека самими людьми.

Во всем этом есть и еще один очень важный аспект, который здесь мы упомянем лишь кратко: фазы развития цивилизации, этносов. По-видимому, сами переходы от одной фазы сообщества к другой, указанные Л.Н. Гумилевым, во многом реализуются путем сдвигов соотношения в сообществе (популяции) числа индивидов с различным типом отношения к жизни.

Кстати, еще раз обратимся к понятию «путь наименьшего сопротивления». Индивиды какого типа отношения к жизни наиболее склонны идти по этому пути? Очевидно, что гедонического и романтического. А по противоположному «пути»? Индивиды идеологического и авантюрного типов, а частично – эгоцентрического. Прагматик же будет рассчитывать, когда и как поступить результативнее. А у кого больше здравого смысла? Видимо, у прагматиков, тогда как у индивидов с идеологическим и авантюрным типами отношения его как раз часто и не хватает.

Как будет вести себя в условиях заключения индивид с романтическим типом отношения к жизни? Конечно, ситуация будет неприемлемой и для него, но ведь для подобных индивидов в какой-то мере неприемлема любая их жизненная ситуация, и он будет решать сложившуюся проблему несвободы виртуально: уноситься мыслями и чувствами вдаль, и тем самым преодолевать границы заключения, стены тюрьмы. В этом плане характерна повесть Дж. Лондона «Межзвездный скиталец», где как раз и описано подобное: воображение позволяет индивиду преодолевать физические трудности заключения.

Доминирующий ориентир действий

Еще одно полезное сравнение индивидов в плане дифференцированной их оценки – доминирующий ориентир их действий:

  • гедонический тип: какое-нибудь удовольствие;
  • прагматический тип: сделка;
  • идеологический тип: событие;
  • эгоцентрический тип: награждение;
  • авантюрный тип: приключение;
  • романтический тип: путешествие.

Различия в отношении к себе

Теперь посмотрим на различия в отношении индивидов к себе – в зависимости от типа отношения к жизни:

  • гедонический тип: любит себя;
  • идеологический тип: не жалеет себя или забывает о себе;
  • прагматический тип: берет себе;
  • эгоцентрический тип: любуется («упивается») собой;
  • авантюрный тип: проверяет себя;
  • романтический тип: ищет себя.

Различия в проявлениях активности

А каковы различия в проявлениях активности индивидов при различных типах отношения к жизни? Посмотрим табл. 2. Из нее видно, что эта типология охватывает достаточно разнообразные проявления активности и совместима с самыми различными чертами темперамента и характера, что подтверждает ее право на самостоятельность.

Наиболее характерные проявления активности индивидов при различных типах отношения к жизни

Определяющее значение в судьбе

Таким образом, тип отношения к жизни многое определяет в судьбе индивида, будь то условия, благоприятствующие его жизни или же угрожающие ей. Тип отношения к жизни – это самостоятельная совокупная черта индивидуальности, наряду с темпераментом, характером, направленностью личности, а также с уровнем нравственности . При любом из шести различаемых нами типов отношения к жизни – гедоническом, идеологическом, прагматическом, эгоцентрическом, авантюрном, романтическом – индивиды способны проявлять и некоторые сходные черты, но не все. К примеру, от индивида с гедоническим отношением к жизни мы вправе ожидать скорее беспечности, чем озабоченности делами, при прагматическом же – наоборот, а упомянутая выше аккуратность как черта характера более свойственна индивидам с прагматическим отношением к жизни, чем с гедоническим, идеологическим или авантюрным.

Крайние степени выраженности того или иного типа отношения к жизни могут рассматриваться как акцентуации личности , когда особенности поведения, соответствующие тому или иному типу, сочетаются или не сочетаются с принципом «все или ничего». Дело в том, что чувство меры – это особая характеристика индивида, и это «чувство» можно проявлять при любом отношении к жизни. А поскольку чувство меры – важнейшее основание жизненной мудрости, то оно может быть свойственно индивидам с любым отношением к жизни, хотя это наименее вероятно для эгоцентрического и авантюрного типов. И не случайно индивид прагматического типа отношения к жизни чаще склонен достигать успеха путем постепенного накопления результатов, тогда как индивид авантюрного типа – путем однократного чрезвычайного усилия .

Сочетание различных типов

Различаемые нами шесть типов отношения к жизни далеко не всегда встречаются в «чистом» виде: чаще в психике индивида сочетаются черты, свойственные различным типам. Многое здесь зависит от условий жизни и воспитания, от степени вынужденности индивида поступать вопреки сложившемуся у него отношению к жизни: порою обстоятельства требуют от нас не того, к чему мы склонны. В той мере, в которой они принуждают индивида к тому или иному направлению деятельности, он способен ощущать себя более или менее свободным. Мерой этой свободы или несвободы является степень соответствия того, как он относится к жизни, тому, как он вынужден вести себя в конкретной обстановке . И конечно же – с мерой достигаемой при этом удовлетворенности.

Связь с жизненным опытом

Тип отношения к жизни – менее устойчивая черта психики, чем темперамент, а частично – и характер: с накоплением жизненного опыта – опыта успехов и неудач – возможны модификации типа отношения индивида к жизни, и, быть может, смешанные типы отношения являются результатом такой модификации. Напомним о «юношеском максимализме» и о том, что с ним происходит впоследствии. Это же справедливо и в отношении характера и направленности личности: думается, что проблема целостности жизненного пути или его фрагментарности важна для того, чтобы лучше понимать, как и каким путем индивид достигает максимума (вершины, «акме») в реализации своего жизненного, творческого, делового потенциала.

«Развитие личности» // Для профессионалов науки и практики. Для тех, кто готов взять на себя ответственность за воспитание и развитие личности

Радио Ватикана

Папа: обряд крещения выражает христианское отношение к жизни

Обряд крещения — RV

На общей аудиенции в среду 18 апреля Святейший Отец продолжил катехизическое наставление на тему Таинства Крещения, отметив, что его смысл отчетливо выражается в самом обряде. То, что происходит при совершении этого Таинства, пронизывает всю жизнь крещеных; в момент крещения «начинается процесс, позволяющий жить в единении с Христом в Церкви». Папа еще раз напомнил о необходимости «возвратиться к источнику христианской жизни», чтобы лучше понять дар, полученный в день нашего крещения, и обновить обязательство в свете того статуса, в котором мы находимся в настоящий момент.

В обряде принятия служитель Таинства спрашивает об имени катехумена, поскольку имя отождествляется с человеческой личностью. Представляясь, мы «выходим из анонимности», перестаем быть безымянными.

«Без имени мы остаемся незнакомцами, не имеющими ни прав, ни обязанностей. Бог зовет каждого по имени, любя каждого из нас по отдельности в нашей конкретной истории. Крещение воспламеняет личное призвание к христианской жизни, которое будет развиваться всю жизнь. Оно подразумевает также личный ответ, а не позаимствованный с помощью копипаста».

На протяжении всей жизни христианин слышит зов и отвечает: Бог продолжает произносить наше имя, тысячью способами давая услышать Свой призыв к уподоблению Сыну Его Иисусу Христу.

Мы становимся христианами по благодати, по дару свыше. Веру нельзя приобрести, но о ней можно просить. Для пробуждения искренней веры в ответ на Благую Весть направлена подготовка катехуменов и подготовка родителей к крещению детей, а также провозглашение Слова Божьего во время совершения этого Таинства. Взрослые катехумены сами изъявляют желание получить этот дар от Церкви, а детей представляют взрослые – родители и восприемники. Диалог с ними во время обряда крещения дает взрослым возможность выразить желание, дабы младенцы приняли крещение, а Церкви – выразить намерение преподать это Таинство. Для этого священнослужитель и родители осеняют чело младенца крестным знамением, обозначающим «печать Христа на том, кто будет принадлежать Ему, и благодать искупления, которое Христос приобрел для нас Своим Крестом» (ККК 1235).

Источники:
Отношение к жизни
«Один видит в луже только лужу, а другой, глядя в лужу, видит звезды. » «Если вы хотите, чтобы жизнь улыбалась вам, подарите ей сначала свое хорошее настроение. »
http://murzilka.biz/aphorism/theme/otnoshenie_k_zhizni/
Отношение к жизни: самооценка и разумная организация
Как правильно относиться к жизни
http://psyfactor.org/lib/panina.htm
Проблемы развития и бытия личности
Отношение к жизни: шесть типов
http://rl-online.ru/articles/Rl03_05/346.html
Радио Ватикана
Папа: обряд крещения выражает христианское отношение к жизни — Таинство Крещения подразумевает личный ответ, а не позаимствованный посредством "копипаста".
http://ru.radiovaticana.va/news/2018/04/18/%D0%BF%D0%B0%D0%BF%D0%B0_%D0%BE%D0%B1%D1%80%D1%8F%D0%B4_%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%B2%D1%8B%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B0%D0%B5%D1%82_%D1%85%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BA_%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8/1371500

COMMENTS