Психология жертвы

Без вины виноватые

Начиная общение с другим человеком, так хочется получать только положительные эмоции. Дружба должна быть поддерживающая и бескорыстная, любовь — принимающая, бескрайняя и вечная, а начальник — замечающий твое рвение и таланты и продвигающий выше по служебной лестнице. Ах, как прекрасна была бы жизнь…

К сожалению, часто мы оказываемся в ситуации, когда окружающий мир кажется колким, жестоким и агрессивным. Трудно ему сопротивляться, трудно проживать еще один день в борьбе, возвращаться вечером домой в поисках покоя и тепла и принимать еще один бой — от любимого человека. Подождите… но если все так плохо, может, пора взглянуть правде в глаза? Как я оказался внутри этой конструкции с острыми углами, которые меня постоянно ранят.

Тема сегодняшнего разговора— психология жертвы. Как возникает жертвенный сценарий жизни и есть ли из него выход, рассказывает Наталья Фомичева — психотерапевт, кандидат психологических наук, заведующая кафедрой психотерапии и психологического консультирования Московского института психоанализа.

— Какие параметры поведения можно характеризовать как «комплекс жертвы»? Что должно происходить, чтобы можно было говорить о повторяющемся сценарии?

— Во-первых, жертва по-своему относится к ответственности: все, что с ней происходит, является стечением неприятных обстоятельств или виной других, «злых» людей. Как будто моя жизнь происходит без моего участия и я ничего не могу с ней поделать. На уровне эмоций у жертвы много вины, страха, детской обиды, беспомощности. На уровне поведения — бессознательный выбор ситуации, где есть возможность подвергнуться нападению: поздно вернуться домой, пойти по темной улице, разговаривать с цыганами на вокзале. На работе тоже обязательно что-то будет происходить. Будут делать крайним, например, или постоянно навешивать дополнительные обязанности без компенсации.

— Где исток такого жизненного сценария?

— Исток, конечно, в воспитании. Поведение жертвы рождается из воспитания, когда ребенок обвиняется в том, чего он не мог не сделать. Это какие-то ситуации, которые он не контролирует. Маленький ребенок, например, не может контролировать процесс, когда он намочит памперсы или срыгнет. Если его ругают за это, то получается, что он виноват в том, что происходит помимо его воли, является частью его природы. В более взрослом возрасте это могут быть травматические ситуации — нападение или сексуальное насилие. Это может быть воспитание с чрезмерной ответственностью, когда ребенку дают слишком много обязательств и он не может с ними справляться, а его потом за это ругают. Например, старший отвечает за младшего: трехлетка отвечает за то, куда заполз годовалый малыш. Старший в любом случае будет виноват, потому что для него это непосильная задача.

— Вы сказали про памперсы, это же очень ранний период развития… С какого возраста можно говорить о том, что любой элемент поведения родителя будет как-то влиять на психику ребенка?

— С момента зачатия! Если у мамы ребенка были тяжелые роды или ей тяжело далась беременность, она может начать его «грузить виной» уже с пеленок: «Ох, как мне было тяжело тебя носить! А пока рожала тебя, чуть не умерла!». Ребенок же не может вернуться обратно и родиться по-другому, так, чтобы маме было легче. Но ощущение того, что он уже что-то сделал не так, что он плохой, поселяется в его психике задолго до того, как он узнает слова «чувство вины».

— Насколько я понимаю, до определенного возраста ребенок дословно верит всем сигналам, которые ему посылает окружающий мир. Но из ощущения «я плохой» дальше можно выйти не только в признание своей «плохости», но и в позицию «на самом деле я хороший, просто вы меня не цените», с обвинением родителей во всех грехах.

— Понимаете, когда ребенок пытается доказать, что он хороший, значит, он все равно себя чувствует плохим. Из этого могут быть разные варианты действий: я могу все время получать от окружающей среды подтверждение того, что я плохой, попадая в какие-то ситуации или буду все делать протестно, но ощущение «плохости» никуда от этого не девается. Жертвенный сценарий характеризуется большим количеством страха, он возникает в любом случае. Один человек из страха будет бежать, второй будет бить, а третий — замирать, но все будут бояться.

— То есть человек легко поддается страху и при этом попадает в те ситуации, где он будет бояться?

— Он боится изначально, даже если ничего пугающего не происходит, и из-за этого притягивает опасные ситуации, потому что человек, который боится, невербально транслирует свой страх. Соответственно, люди, которые имеют какие-то преступные намерения, скорее всего, выберут именно того, кто уже производит впечатление пугающегося, потому что с таким легче.

— Рассмотрим ситуацию женщины, которой попадаются мужчины, жестокие морально или физически. Она говорит, что ей плохо в этих отношениях, жалуется своим подругам: «Боже, ну почему все мужики такие уроды?». Если человек на сознательном уровне понимает, что ему плохо, то каким образом бессознательное играет так, что эти отношения вновь и вновь повторяются?

— В таких отношениях, помимо страданий, есть для женщины и много плюсов. Если бы этих плюсов не было, ситуация не повторялась бы. Женщина, конечно, говорит, что ей плохо, потому что если она будет говорить, что ей хорошо, когда ее бьют, то ей скажут, что она сумасшедшая.

Во-первых, можно жаловаться и получать при этом эмоциональную поддержку — это очень большой бонус. Если она уйдет от мужа, то будет просто одиночкой, неудачницей, а так она — жертва.

Во-вторых, такие женщины просто не представляют, как с ними можно хорошо обращаться. Ощущение собственной «плохости» очень глубинное, оно про то, что «я не имею права на другое отношение». Когда мужчина проявляет к ней что-то хорошее, какой-то знак внимания, то она показывает ему, что не стоило это делать. Это женщина, которая на комплимент скажет: «Нет, что вы, я сегодня ужасно выгляжу». Это женщина, которая считает, что она не достойна цветов, драгоценностей. Она может про это не говорить, но это чувствуется по ее поведению. Здесь она как бы сообщает мужчине: «Да, ты имеешь право, потому что я хуже тебя».

Естественно, изначально она будет выбирать мужчину с большей склонностью к агрессии. Одна выберет его, потому что в ее глазах он выглядит защитником. Это сильная, яркая, брутальная фигура, которая защитит. В какой-то момент отношений она показывает ему, что «я не очень-то достойна бережного отношения и со мной можно жестко обращаться», и мужчина в этот момент проявляется, в первый раз жестко нарушает ее границы. Дальше она получает возможность, во-первых, выразить агрессию к нему (а жертва не умеет напрямую выражать агрессию, только косвенно). После того, как он ей дал по башке, уже можно сказать, какой он плохой, что он еще и носки разбрасывает, зарплату не приносит, она скопом сливает весь накопившийся негатив. И так до следующего раза.

Агрессия есть в любых отношениях, это нормально. Просто в зрелых отношениях партнер может просто сказать об этом, второй как-то реагирует на слова, люди договариваются или не договариваются, но ситуация обсуждается в принципе. Все, гештальт закрыт. А жертва не высказывает свое недовольство, потому что ей страшно. Она все копит. В какой-то момент напряжение доходит до предела. Скорее всего, женщина каким-то образом спровоцирует мужчину, и он «взорвется». Я понимаю, что, наверное, на этой фразе у читательниц начнется буря эмоций: «Я никогда его не провоцирую, веду себя тише воды, а он на ровном месте вспыхивает», но неосознанно женщина может спровоцировать мужчину, чаще всего, словами.

Мужчины с высоким уровнем агрессии обычно плохо вербализируют свои чувства. Женщина может сказать что-то цепляющее и мужчина не знает, как реагировать, ответить он не может, потому что у него не хватает вербального аппарата. Остается что? Дать в морду! Вот она, разрядка. Она его спровоцировала — он ей треснул, она получает право выразить агрессию, получить поддержку на стороне и заставить его почувствовать себя виноватым. Это третий вид выгоды, которая есть в таких отношениях. Иногда мужчины после подобных эпизодов целую неделю ходят шелковые, домой вовремя приходят, цветы приносят. Она получает от него бонусы, те, которых не видит в обычной жизни.

Когда она уходит от него, то, скорее всего, найдет себе такого же, потому что не может выражать агрессию, говорить о своих потребностях и получать заботу напрямую, только из вины партнера.

— Не у всех мужчин склонность к агрессии сразу видна. Я вспоминаю рассказы женщин, которые говорят, что все было нормально, мужчина был совершенно спокойным и вдруг — бам! — он что-то творит. Ей страшно, она не знает, что это — признак того, что он на самом деле такой, или кризис, который выразился в агрессивном эпизоде?

— Вопрос не в том, склонен этот человек к агрессии или нет. Мы все склонны. У мужчин этот уровень выше из-за тестостерона. Главное, как мужчина со своей агрессией обходится. Если мужчина 10 лет был нормальным, а потом — раз, и что-то случилось, то я спрошу: в ответ на что он это сделал? Здесь может быть два варианта — либо все остальные предвестники женщина умело отрицала, не допускала в своем сознании, не видела этого. Когда случилось какое-то яркое проявление, от которого уже некуда деваться (синяк под глазом, например) — она говорит, что это случилось внезапно. Либо была ситуация, когда они как-то взаимодействовали и он выдал подобную реакцию. Тогда возникает вопрос о ее вкладе. Я не говорю, что она виновата, здесь речь не о вине, а об ответственности.

В партнерских отношениях играют так, как позволяет другой. Если она позволяет это сделать, то, соответственно, он это делает. Сказать, что у него никогда не было агрессивных импульсов и вдруг он сорвался — такого не бывает! Агрессивный импульс есть у мужчины всегда, пока у него есть тестостерон. По сути что такое физическая агрессия? Это грубое нарушение границ. В какой-то момент она показала, что ее границы можно нарушить — он нарушил. Почему он это сделал и почему она это допустила — это уже отдельный вопрос, с которым нужно разбираться. В истории про то, что «он 10 лет был нормальный, а потом сошел с ума», я верю только в клинических ситуациях, когда реально у человека психиатрический диагноз. Когда все было нормально и «вдруг» — такого в отношениях не бывает!

— Видимо, есть какие-то предвестники этой агрессии? Какие-то ключевые точки, в которых можно сказать, как далеко человек может зайти?

— Самый простой маркер — посмотреть, как мужчина ведет себя в состоянии алкогольного опьянения. Алкоголь снимает социальные тормоза. Соответственно, бывают люди, которые в подпитии превращаются в балагуров и всех веселят, есть те, которые ложатся спать, и есть те, которые начинают ходить и задираться. Опять же, я не хочу никого пугать, но если мужчина имеет склонность драться, то вероятность того, что рано или поздно он ударит женщину, выше. Почему мы регулярно слышим истории про спортсменов, избивающих жен? Футболисты, боксеры… У спортсменов сама ситуация, которая вызывает агрессию, в жизни повторяется чаще, соответственно, она легко переносится на партнерские отношения.

Еще один неплохой показатель — отношения с матерью. Конечно, невозможно быть психотерапевтом собственному мужу, но вообще истории про сильную ненависть к матери или сильное отвержение вполне могут выливаться в то, что мужчина в принципе недолюбливает женщин. Также я бы посмотрела, было ли насилие в семье, потому что когда ребенка часто наказывают физически, это снимает у него запрет на физическую агрессию в других ситуациях. Если его часто бьют, то для него это значит, что «если что-то не так — ты можешь бить». Он получает послание, что если он сильнее, то имеет право на насилие. Когда он становится сильнее своей женщины, то получает право с ней так взаимодействовать. Также, если между матерью и отцом были какие-то драки, то для ребенка насилие заложено в модель семьи по умолчанию.

— Возможен такой вариант, когда в отношения с мужчиной без барьера к применению насилия вступает женщина, которой не свойственно быть жертвой?

— Да, конечно, почему нет?

— В таком случае при первом проявлении какого-то насилия — как можно женщине среагировать, чтобы не попасть в цикл, который будет повторяться?

— Если это все-таки случится между ними, то отношения, скорее всего, закончатся.

— То есть, если женщина не принимает насилие, она просто уходит?

Говорить с человеком в момент приступа ярости обычно бесполезно. У мужчин с высоким уровнем агрессии сильно активен рептильный комплекс в мозгу, его инстинктивная и эмоциональная часть. Он проявляет агрессию и при этом не чувствует ее объекту ненависти или обиды. Объяснять в этот момент, что «ты причиняешь мне боль, плохо ко мне относишься» — бесполезно, это другой уровень контакта.

— А если такая ситуация: семья с ребенком, и отец наказывает физически сына, а жену не трогает и на ее возражения говорит, что хочет воспитать мужика, «чтобы нюни не распускал». Что делать?

— Идти к психологу!

— Это понятно. А есть ли возможность самим разобраться в ситуации?

— Зависит от отношений в паре. Если они готовы выслушивать друг друга, как-то соглашаться, то да, могут разобраться сами. Ну а если человек не способен слышать аргументы, идти на компромисс, то зачем находиться в отношениях с таким человеком? Бить можно по-разному. Можно дать ребенку по рукам, когда он куда-то лезет. Это тоже физическая агрессия, но если ребенку до трех лет, то это воспринимается не как унижение, а как реакция среды.

Когда ребенок уже начинает говорить, то любое физическое насилие приводит к переживанию унижения, злобе, обиде, беспомощности, к возможности проявлять эту агрессию по отношению к другим людям. Оно приводит к тому, что формируется комплекс жертвы. Физическая агрессия со стороны взрослого к ребенку превосходит способность ребенка справиться с этим эмоционально. Чувств становится очень много, и они ставят под угрозу целостность психики ребенка. Если женщина не может найти контакт с мужем и это ему объяснить, то я не знаю, как она может с ним жить.

— Вернемся к женщинам-жертвам. Я полагаю, что они существуют не в социальном вакууме, вокруг них находятся определенные люди, которые помогают удерживаться в этой позиции. Может ли среда как-то влиять на то, чтобы женщина вновь и вновь разыгрывала свой сценарий?

— Она будет выбирать такую среду. Человек, находящийся в позиции жертвы, будет всегда выбирать тех людей, которые это поддерживают. В этой истории всегда есть три роли: Жертва, Спасатель и Преследователь. Женщина с комплексом жертвы из троих подружек будет общаться только с той, которая будет давать ей поддержку. А та, которая скажет: «Хватит жевать сопли, сама выбрала этого мужика, теперь принимай решение», — будет отвергнута, как непонимающая, жестокая и циничная.

— Как родители жертв обычно реагируют на их сценарий?

— Обычно бывает два варианта: либо «сама виновата», либо спасательский вариант, когда мама прячет дочку от мужа-изверга и поддерживает ее в таком беспомощном состоянии.

— А есть позиция, которая не входит в этот треугольник и считается здоровой?

— Да, в теории транзактного анализа есть такой сценарий — Я+ Ты+ — то есть «я — ценный, хороший, замечательный, и ты тоже прекрасный человек».

— Насколько я поняла, выход из жертвенного сценария — это чаще всего дверь кабинета психолога. Уж очень глобальные психические процессы захватывает этот комплекс. Вы не могли бы рассказать, в общих чертах, как проходит терапия жертвы?

— Это осознание собственного вклада, ответственности и обучение новым способам поведения. Понятно, что я это собрала в одну фразу, а в реальности процесс разворачивается на протяжении двух-трех лет. Во-первых, понять, что я делаю для того, чтобы оказываться в таких ситуациях, принять свою долю ответственности. Во-вторых, когда человек принял себя, это попытки по-другому взаимодействовать: выходить из этой роли, не давать вовлекать себя в эти отношения, не давать манипулировать. Часто клиент пытается вовлечь терапевта в эту манипуляцию, и тот дает ему обратную связь: «Я вижу, что ты делаешь».

— Вовлечь каким образом?

— Что-нибудь случается у клиента, он опоздал на терапию, но «у меня же уважительная причина, поэтому давайте задержимся на полчаса». Нарушение границ. Терапевт говорит, что это был ваш выбор, опоздать, поэтому примите за это ответственность. Большой этап — это тренировка этих новых навыков. Мало осознать, нужно еще закрепить.

— Можно сказать, что когда человек меняется, то и его окружение будет меняться?

— Да. Как правило, отношения, которые не перестраиваются, — завершаются. Та же самая подруга, которая все время впадала в роль спасателя, в принципе, может просто перестать входить в эту роль. С ней отношения останутся, но они будут по-другому выглядеть. Это уже не «совместные слезы», а, условно говоря, посещение выставок. Есть люди, которые просто уходят, потому что отношения держались только на этих ролях.

— В конце я хочу поговорить о насилии, которое не заметно. Какие можно привести примеры психологического насилия, которое женщина может не отслеживать в отношениях?

— Обесценивание, когда любые попытки женщины что-то сделать воспринимаются несерьезно. Это может быть мило и замечательно: «Какая ты у меня глупенькая, ничего не умеешь. Что бы ты без меня делала!», — если это идет постоянным фоном, то очень подрывает самооценку. В сексуальной сфере — если женщина не испытывает удовольствия в сексе и мужчина сообщает ей, что это ее вина — это тоже выбивает почву из-под ног, подрывает веру в себя, формирует идею о том, что «я плохая», «я виновата». Более серьезные вещи: какой-нибудь шантаж из серии «если ты пойдешь туда-то, то я с тобой разведусь». Нарушение границ — например, чтение дневника, просмотр SMS в телефоне.

— Как можно на эти действия адекватно реагировать?

— Самая адекватная реакция — показать, что ты видишь, что происходит. Демонстрация того, что это не нравится. Как дальше разбираться — зависит от того, какие это отношения.

— Когда говоришь, что я вижу, что это происходит, то говорят: «Нет, это все глупости, я желаю тебе добра, я хочу, чтобы ты развивалась».

— Надо сказать: «Мне не нравится, когда мне в такой форме желают добра. Если ты хочешь продолжать со мной общаться, пожалуйста, потрудись находить другие варианты».

— Я вспомнила про страх, который постоянно живет внутри жертвенной психики. Может быть, это страх нахождения в одиночестве? Ведь взаимодействие агрессора и жертвы — оно нескончаемо. Постоянный контакт, постоянная разрядка напряжения. Получается, что страх помогает притягивать агрессоров вновь и вновь, потому что не чувствовать этого напряжения — это как будто «не жить».

— Знаете, одиночество — это данность, оно есть внутри всегда. Вопрос в том, сможем ли мы это прожить или все время будем от него защищаться. Такие импульсивные отношения тоже могут быть способом борьбы с одиночеством. Я всегда своим клиентам говорю, что вопрос в плате. Если вы считаете адекватным, что вы расплачиваетесь за отсутствие одиночества выбитым зубом, фингалом и сломанной рукой — то ради Бога! Просто важно осознавать, что это не он, козел, выбил мне зуб, а это просто моя плата за то, что я не чувствую себя одинокой. Либо, если вы хотите по-другому за это платить, идите в другой магазин.

— Но «в другом магазине» все равно будет какая-то плата!

— Плата будет всегда. Мы, проживая свою жизнь вместе с другим человеком, все равно чем-то за это платим. Кто-то свободой, кто-то независимостью, кто-то количеством сексуальных связей на стороне, кто-то деньгами. Вопрос в том, чтобы плата была осознанной, адекватной и лично для меня посильной.

Источник:
Без вины виноватые
Поведение жертвы рождается из воспитания, когда ребенок обвиняется в том, чего он не мог не сделать.
http://www.matrony.ru/bez-vinyi-vinovatyie-psihologiya-zhertvyi/

Мы часто играем эту роль

Мы часто играем эту роль. Как излечиться от психологии жертвы

Психология жертвы настолько распространена, что можно разделить мир на собирателей несчастий и противоположных им созидателей. Создается ощущение, что число первых преобладает. И это вряд ли только кажется.

Зарисовка из жизни. В тренажерном зале тренируются две подружки. Одна давно дружит с фитнесом, другая – делает первые шаги под руководством первой. На каждое предлагаемое упражнение добровольного тренера, начинающая, хныча и причитая, жалуется, что не может, у нее не получается, где-то болит и колит.

Эта картина наблюдается на протяжении всей тренировки, и можно диву даться, как спортивная девушка может выдерживать такой поток жалоб и негатива и не обрубить причитания одним махом.

«Жертва» нашла себе жертву и пригоршнями черпает ее энергию.

Похожих ситуаций в повседневной жизни – море. И психологию жертвы желательно понимать по двум причинам: чтобы противостоять чужим манипуляциям и чтобы самим не быть такими.

Она считает себя не в силах влиять на обстоятельства. Причем большинство из них враждебно. Погода, начальство, коллеги, соседи, правительство, родственники, случайные люди повинны в ее несчастиях.

Жалко себя. И чувство жалости определяет дальнейшее поведение (жалость к себе и другим – это хорошо или плохо?). Грузит своими проблемами окружающих и отравляет себе жизнь. Может активно и агрессивно воздействовать на мир, а через некоторое время, «поедать» себя.

Нужна «жилетка». Выбранный и несопротивляющийся «предмет гардероба» рискует получить нехорошие последствия, потому что в него выливается море слез и негатива.

Считая себя несчастной, перекладывает свои заботы на сердобольных ближних. Иногда садится на шею и ноги свешивает. В конце концов жертва «жертвы» попытается высвободится и тут же превратится в ее глазах в еще один источник несчастий. Хорошее забывается мгновенно, а нейтральное отношение будет трактовано так, как нужно «нытику», чтобы чувствовать себя жертвой. И вчерашний друг, помощник и сосуд для слез тут же превращается во врага.

  • получают «право» быть слабыми, безынициативными, безвольными и ленивыми;
  • оправдывают недостатки, просчеты и лень неудачными обстоятельствами, личными особенностями и непохожестью на других;
  • живут чужим умом и чужими усилиями, переложив ответственность на вовремя подвернувшиеся плечи.

Выгодно быть:

  • одним — «вечно больными», чтобы переложить свои домашние обязанности на других;
  • другим – безответственными сотрудниками, чтобы не поручали сложных заданий;
  • третьим – слабыми, чтобы не заниматься спортом;
  • четвертым – «особенными», чтобы оправдать свои «косяки»;
  • пятым – озабоченными детьми и семейными заботами, чтобы объяснить свою неопрятность.

Далеко не всегда осознает свою «ядовитость» для окружающих и себя. Это поведение она впитывает в процессе воспитания и «ломания» жизнью. И чем больше у нее примеров (родители, родственники, моральные авторитеты), тем глубже прорастет в характере комплекс жертвы.

Особенно велика роль родителей. Если в детстве ребенка наказывали за то, в чем он не повинен или на что слабо может влиять, он имеет все предпосылки заполучить психологию жертвы.

Обмочился – поругали, разбил погремушку – наказали, не получил хорошую оценку – лишили мороженого. И вырастает «вечно плохой» человек, который заранее считает себя щепкой во внешнем мире.

Главное чувство жертвы – страх. И он более выражен, чем у обычных людей. Они боятся реального и мнимого наказания за действие и за бездействие. И в качестве заслона от источника страха они ищут защитника (почему у страха глаза велики?).

Сознательно и подсознательно вызывают на себя агрессию. И это замечено даже на бытовом уровне, когда сбывается то, чего мы больше всего боимся. Боишься хулиганов – они тебя найдут, немеешь при виде начальника – получишь «нагоняй», опасаешься отказа от противоположного пола – считай, его имеешь.

Жертва окрашивает окружающее двумя цветами: черным и белым. Происходящее вокруг рассматривается сквозь призму возможных неприятностей, а люди – через их способность быть источником опасности или «спасения».

Риторический вопрос: легко ли жить в ожидании плохого?

  1. Жизнь по остаточному принципу.

Упование на то, что кто-то решит твою проблему, равнозначно подбиранию объедков с чужого стола. И вряд ли хозяину пиршества захочется долго держать при себе нахлебника.

Пока жертвы со щитом у подножия ищут, от кого бы защититься или кто бы подвез, другие в это время уже раскладывают пикник на вершине.

Комплекс жертвы предполагает три составляющих:

  • неблагоприятные обстоятельства или недоброжелатели;
  • сама жертва;
  • добрый спаситель.

Разорви эту цепочку!

Прекрати жаловаться на жизнь и обстоятельства. Они не плохие, не хорошие, а такие, какими ты их считаешь. Сделай свой стакан наполовину полным.

Надейся в первейшую очередь только на себя, а не на доброго дядю или тетю. Никто тебе ничего не должен и ты тоже.

Все в нашей жизни происходит так, как мы сами того заслуживаем. Хочешь считать себя хуже других – будешь таковым, лучше – будешь лучшим.

Мы все время от времени бываем жертвами обстоятельств. Однако одни ни за что не признают себя таковыми, а другие еще и сгущают краски. Психологию жертвы изжить не так уж и сложно. Нужно лишь кропотливо по капле выдавливать из себя эту гадость.

Творцом быть лучше, чем подбирать крошки. Не так ли?

В дополнение темы:

— «Как страхи человека превращают в неудачника»;

— «Кто он – мнительный человек. Что такое и как избавиться от мнительности».

Источник:
Мы часто играем эту роль
Мы часто играем эту роль и не задумываемся о разрушительных последствиях. Психология жертвы: откуда берется, кажущиеся выгоды, последствия, как избавиться
http://shas-live.com/zhivem-pozitivno/psihologiya_zhertvi

Психология жертвы

Комментарии 29

Мне нравится 10

Стpaх – этo caмoe глaвнoe чyвcтвo пoтeнциaльнoй жepтвы. Из биoлoгии нaм извecтнo, чтo кaждый opгaнизм пo-cвoeмy peaгиpyeт нa cтpaх. Oлeнь зaмиpaeт. Paк-oтшeльник нaглyхo зaхлoпывaeт cвoю paкoвинy. Хaмeлeoн мeняeт цвeт и cливaeтcя c oкpyжaющeй cpeдoй. Скyнc выбpacывaeт вoнючyю жидкocть. Кoшкa шипит и выгибaeт cпинy. Кoгдa вы cтaлкивaeтecь c oпacнoй cитyaциeй, кaк peaгиpyeт вaш opгaнизм? Bы cмeeтecь нaд нeй? Bы пытaeтecь избaвитьcя oт нee? Bы cтapaeтecь нaйти ceбe oпpaвдaниe? Bы пpячeтecь? Haпaдaeтe? Убeгaeтe? Дeлaeтe вид, чтo вac нe вoлнyeт oпacнocть? Кaкoвa пcихoлoгия жepтвы?

Пoзиция жepтвы нacтoлькo cпeцифичнa, чтo в пcихoлoгии был выдeлeн дaжe ocoбый paздeл – виктимoлoгия (cлoвo «виктим» пo-aнглийcки oзнaчaeт «жepтвa»). Пcихoлoги дaвнo интepecoвaлиcь, чтo oбщeгo ecть в личнocти пpecтyпникoв – кaкиe пpeдпocылки, чepты хapaктepa или cтpaницы жизнeннoгo oпытa пpивoдят их к нapyшeнию зaкoнa и кaкoвa пcихoлoгия жepтвы. Oднaкo, пo мнoгoчиcлeнным paccкaзaм cлeдoвaтeлeй, cyдeй, дa и caмих ocyждeнных мoжнo былo пpийти к вывoдy, чтo и их жepтвы тoжe имeли кaкиe-тo oбщиe ocoбeннocти – кaк в пoвeдeнчecких и эмoциoнaльных peaкциях, тaк и в cтилe мышлeния.

Еcть тpи клaccичecкиe poлeвыe пoзиции, кoтopыe пpиcyтcтвyют в любoм из кoнфликтoв. Bce oни – взaимocвязaны мeждy coбoй. Жepтвa нe мoжeт cyщecтвoвaть бeз нeкoeгo Пpecлeдoвaтeля, a кaк тoлькo эти двoe нaчинaют взaимoдeйcтвoвaть, нa cцeнe чacтeнькo пoявляeтcя гepoй-Спacитeль, пытaющийcя зaщитить нecчacтнyю Жepтвy oт нecпpaвeдливых нaпaдoк. Этo ocнoвныe мoмeнты в oпpeдeлeнии пoнятия пcихoлoгии жepтвы. Сюжeт этoт хopoшo знaкoм нaм eщe пo cкaзкaм. Бeднyю пaдчepицy oбижaeт злaя мaчeхa, нo вдpyг oкaзывaeтcя, чтo y бeдняжки ecть кpecтнaя-фeя или нa ee зaщитy вcтaют кaкиe-тo cилы пpиpoды, oнa пoлyчaeт нeкиe вoлшeбныe дapы oт cлyчaйных дoбpoжeлaтeлeй. B cкaзкaх злo вceгдa бывaeт «cпpaвeдливo нaкaзaнo», жepтвa peaбилитиpoвaнa, a cпacитeль cкpoмнo yхoдит вдaль в cвoих cияющих дocпeхaх. И мы мoжeм быть yвepeны, чтo, в cлyчae чeгo, oн вepнeтcя и внoвь нaкaжeт вceх «плoхих» и пoмoжeт вceм «хopoшим».

Источник:
Психология жертвы
Страх – это самое главное чувство потенциальной жертвы. Из биологии нам известно, что каждый… Синарева Юлия
http://www.psynavigator.ru/publikacii/237

Психология жертвы

Страх – это самое главное чувство потенциальной жертвы. Из биологии нам известно, что каждый организм по-своему реагирует на страх. Олень замирает. Рак-отшельник наглухо захлопывает свою раковину. Хамелеон меняет цвет и сливается с окружающей средой. Скунс выбрасывает вонючую жидкость. Кошка шипит и выгибает спину. Когда вы сталкиваетесь с опасной ситуацией, как реагирует ваш организм? Вы смеетесь над ней? Вы пытаетесь избавиться от нее? Вы стараетесь найти себе оправдание? Вы прячетесь? Нападаете? Убегаете? Делаете вид, что вас не волнует опасность.

Позиция жертвы настолько специфична, что в психологии был выделен даже особый раздел – виктимология (слово «виктим» по-английски означает «жертва»). Психологи давно интересовались, что общего есть в личности преступников – какие предпосылки, черты характера или страницы жизненного опыта приводят их к нарушению закона. Однако, по многочисленным рассказам следователей, судей, да и самих осужденных можно было прийти к выводу, что и их жертвы тоже имели какие-то общие особенности – как в поведенческих и эмоциональных реакциях, так и в стиле мышления.

Есть три классические ролевые позиции, которые присутствуют в любом из конфликтов. Все они – взаимосвязаны между собой. Жертва не может существовать без некоего Преследователя, а как только эти двое начинают взаимодействовать, на сцене частенько появляется герой-Спаситель, пытающийся защитить несчастную Жертву от несправедливых нападок. Сюжет этот хорошо знаком нам еще по сказкам. Бедную падчерицу обижает злая мачеха, но вдруг оказывается, что у бедняжки есть крестная-фея или на ее защиту встают какие-то силы природы, она получает некие волшебные дары от случайных доброжелателей. В сказках зло всегда бывает «справедливо наказано», жертва реабилитирована, а спаситель скромно уходит вдаль в своих сияющих доспехах. И мы можем быть уверены, что, в случае чего, он вернется и вновь накажет всех «плохих» и поможет всем «хорошим».

Почему может быть выгодно находиться в роли жертвы

Как это ни парадоксально, но находиться в позиции жертвы (или просто выставлять себя в этой роли для окружающих) порой бывает выгодно.

Вот почему мы иногда держимся за видимую беспомощность и хотим быть «спасенными». Например, очень многие женщины ждут от своих мужчин, что те будут встречать их, если приходится поздно возвращаться домой. И дело, порой, вовсе не в том, что ей действительно страшно – просто ей приятно, что он проявляет заботу о ней (особенно если это, в сущности, единственная забота, на которую она может «законно рассчитывать»). Бывает, что для получения этого права на защиту, она должна заставить его реально побеспокоиться, а себя – реально пострадать. Я знаю случаи, когда женщины бывали ограблены или даже изнасилованы – и только после этого мужья стали думать об их безопасности.

Почему преступник выбрал среди всех людей именно эту женщину, которая обижена на отчужденность мужа? И не фантазировала ли она в тайне о том, чтобы с ней случилось что-то такое, что, наконец, привлечет внимание супруга? Таким образом, мы получаем целую систему втянутых в конфликт людей, где каждый каким-то образом обслуживает потребности друг друга.

Убеждения жертвы

Еще один источник рождения потенциальной жертвы – это ее убежденность во враждебности мира в целом. Вера эта старательно подпитывается и средствами массовой информации, и всевозможными страшилками, передающимися из уст в уста, и теми жизненными принципами, которые мы слышали когда-то от своих предков. По телевизору нам ежедневно красочно показывают убийства, грабежи, драки и мошенничества. Порой мы видим готовые рецепты изощренных банковских ограблений, хитроумных взломов и коварных обманов. И всё это, говорится нам прямо или косвенно, может случиться с каждым из вас. Не расслабляйтесь, граждане, будьте бдительны, враг где-то рядом, он просто успешно маскируется!

Как-то я читала, что одно время в Соединенных Штатах было принято перед каждыми праздниками просчитывать и оглашать прогнозы – сколько и каких преступлений будет совершено за это время. И, как ни странно, прогнозы эти всегда оказывались очень близки к реальности, даже если на первый взгляд они казались завышенными. И вот однажды кто-то посоветовал не обнародовать эти цифры заранее. И количество совершенных преступлений сразу же стало заметно ниже. Ведь преступники тоже слышали прогноз и подсознательно стремились выполнить возложенные на них ожидания!

Страх – это самое главное чувство потенциальной жертвы. А между тем, с точки зрения психологии, страх часто сводится просто к недостатку информации. Вы на самом деле не знаете, что скрывается там, за кустом, в сумерках, поэтому вы просто достраиваете картину теми образами, которые есть у вас в голове. Когда объективной информации недостаточно, наш мозг услужливо подставляет вместо белых пятен любые картинки – в зависимости от нашего эмоционального состояния. Когда мы полны сил и энергии, мы легко планируем успехи и в будущем, они кажутся нам вполне реальными. Ну а в состоянии усталости, растерянности и, тем более, депрессии нам начинает казаться, что так будет всегда. Тут мы легко забрасываем в свое будущее фантазии о возможных неприятностях – неудачах, безденежье, одиночестве, обманах, потерях, отвержениях и т.д.

Наша жизнь действительно очень сильно зависит от убеждений. Из нашего отношения к себе и к другим людям складывается наша «картина мира». Вселенная достаточно изобильна, чтобы найти в ней подтверждение на любую гипотезу. Так что частенько наши страхи сбываются с той же невероятной точностью, как и наши самые заветные желания. Вы так часто фантазируете об «ужасах», что это превращается в самореализующееся пророчество. Порой жертва сама «притягивает» преступника своим негативным мышлением и эмоциями.

Собаки чувствуют страх по запаху адреналина, а люди?

Не знаю, может, и преступники находят своих жертв по запаху адреналина. Но, думаю, люди в этом деле куда изощреннее собак. Они способны замечать сотни мелких штрихов в вашем поведении, которые выдают ваши внутренние ожидания по отношению к себе, другим людям, миру в целом. Например, что вы чувствуете, когда называете себя внутри идиотом? А теперь попробуйте представить, как вы выглядите со стороны, когда вы так себя чувствуете, как это может отражаться на вашем поведении? Конечно, никто из окружающих не мог услышать ваших слов, произнесенных внутри себя, но они сразу заметили перемену в вашем состоянии, которая произошла благодаря этим вашим лестным словам в свой адрес.

Вот почему для нас представляется очень важным не только то, что сказал нам собеседник, но и то, как он это сказал – или что он добавил к собственному словесному сообщению своей мимикой, позой, интонацией, движениями, дыханием, громкостью голоса, паузой между вопросом и ответом и т.д. Мы делаем или говорим что-то, что рождает в нашем собеседнике тот или иной отклик, вызывает какие-то эмоции, и он не всегда сможет растолковать нам, почему в ответ на вашу реплику он отреагировал именно так. Часто преступник интуитивно выбирает ту или иную жертву среди многих других людей – того, кто больше напряжен, волнуется, или, наоборот, совершенно отрешен и не ждет нападения, того, чье внимание ослаблено, того, кто неуверен в себе или, наоборот, демонстрирует слишком явную уверенность и высокомерие.

Одна из моих клиенток как-то выразила свое недовольство тем, что у очень многих мужчин появляется желание поддевать и поддразнивать ее, (хотя она не замечала, что сама провоцирует большинство этих ситуаций). «Интересно, — говорила она, — когда я буду водить машину, меня каждый ГАИшник будет останавливать?». Я ответила: «Если ты будешь ездить с голым торсом, то каждый». Это, конечно, очень утрированный пример. Мы редко ведем себя настольковызывающе. Но не провоцируем ли мы к себе повышенное внимание со стороны тех людей, чей интерес нам вовсе ни к чему.

Типы поведения в ситуации опасности

Наша обычная стратегия реагирования на опасные ситуации часто сводится к трем типам реакций, которые мы инстинктивно усвоили еще от своих животных предков – бей, беги или маскируйся (сделай вид, что тебя здесь нет или что ты уже мертв, побежден). Давайте разберем, как это может проявляться в ситуации реальной опасности, какие преимущества и недостатки есть у каждой из стратегий.

Яркая окраска у растений и животных часто является предупредительной для хищников – «Не ешь меня: я невкусный и ядовитый». Люди тоже пытаются заранее обезопасить себя от возможного нападения с помощью своей внешности, но они действуют наоборот. Если мухомору нужно быть ярко-красным для того, чтобы не быть съеденным, то женщина в ярко-красном платье на темной улице, напротив, привлекает слишком много внимания, и рискует нарваться на неприятности. Люди, чтобы быть незаметными и непривлекательными для потенциальных преследователей стараются стать «серыми», бесцветными, сливающимися с толпой, не демонстрируют толстые кошельки и дорогую одежду. Неплохо бы научиться маскировать и свое беспокойство, а не смотреть с ужасом на любой приближающийся силуэт.

Если подобную реакцию проявляется женщина, ей надо быть особенно аккуратной – она может сама навлечь на себя чей-то гнев. Ведь когда женщина ведет себя слишком самоуверенно и самостоятельно, когда она с вызовом демонстрирует свою компетентность, силу (то есть проявляет мужские качества), то с ней и обходиться начинают как с мужчиной – проверять на прочность, меряться силой, пытаться победить. Легко догадаться, что в такой ситуации ее гораздо легче затянуть в конфликт, спровоцировать на агрессию, дожать до появления женской реакции – слез, паники, жалоб. Часть преступников хотят получить именно превосходство, власть над своей жертвой, поэтому они могут пойти на всё, чтобы просто увидеть страх и подчиненность.

Потенциально опасные ситуации – как там себя лучше вести

Конечно, наиболее опасными являются ситуации угрозы для жизни и здоровья. Это то, что мы бережем больше всего – инстинктивно. Однако люди часто столь же горестно относятся к потерям финансовым или имущественным. Порой мы так дорожим своими вещами, что буквально отождествляем себя с ними. Угон машины, взлом квартиры или кража кошелька может восприниматься как физический ущерб, как потеря части себя, как сильное нанесенное оскорбление. Однако любой оперативник, который сталкивается с подобными случаями десятки раз в день, скажет вам, что в ситуации ограбления вам лучше отдать свои деньги, чем оказать сопротивление и отдать свою жизнь.

В ситуации мошенничества вы не страдаете физически, но частенько вынуждены терять деньги, имущество. Вас могут заставить заплатить за что-то, что вам не нужно (или чем вы не пользовались) – например, оплатить чужой обед, сделать ненужную или слишком дорогую покупку, отдать завышенную цену за что-то очень необходимое и т.д. Как правило, здесь вас снова подводит недостаток информации – о принятых законах, нормах, ценах, приличиях и т.д. Именно поэтому такие недоразумения чаще случаются в путешествиях. Вы незнакомы с местными ценами, не знаете, можно ли здесь торговаться и как это лучше сделать, как здесь принято себя вести, в чем состоят права и обязанности – ваши и ваших собеседников.

Так, например, туристы часто бывают оштрафованы местной полицией на очень большие суммы за нарушения, которые кажутся нашим гражданам совершенно незначительными, а по законам этой страны являются весьма серьезными (неправильная парковка, переход улицы в неположенном месте и т.д.). Обманутыми вы можете чувствовать себя и в местных магазинчиках, где вас легко обсчитать или дезинформировать. Ведь ваша голова занята судорожным пересчетом с местной валюты на доллары, евро и рубли – и когда вы уже окончательно запутались, вам дают «очень большую скидку специально для вас» (доллара на два), делают пару сомнительных комплиментов, и вы уходите счастливый и потративший всё, что было у вас с собой.

Еще один из факторов, который мешает нам вставать на собственную защиту – это «ложные приличия». Часто первые ростки жертвенности в нас закладываются еще в детстве. Если правила в доме всегда диктует сильнейший, а ребенок вынужден подчиняться или неумело бунтовать, то он усваивает эту модель поведения. В результате у него появляется страх, что, если я не буду подчиняться, (а буду пытаться себя защитить), то мне будет еще хуже. Многим детям объясняют, что «взрослых нельзя беспокоить по пустякам», и они вырастают с убеждением, что неприлично кричать или беспокоить людей просьбой о помощи. Значит, надо довести ситуацию до действительно критической, чтобы просить о помощи было прилично, и получить ее гарантированно и без чувства вины.

Как это ни парадоксально, но именно люди «приличные», уверенные в незыблемости установленных правил и в том, что другие тоже будут эти правила свято соблюдать, чаще попадают в опасные ситуации. Они бывают буквально ошарашены тем, что их «подрезают» на дороге, обсчитывают или требуют взятку. Им неудобно «обидеть» человека подозрениями и отказаться зайти с ним в подъезд поздно вечером или ехать с ним в лифте, неудобно попросить случайного прохожего проводить их до дома, неудобно звать на помощь, если у них вырывают сумку, неудобно заподозрить продавца в обмане и проверить его правдивость и т.д.

А между тем, ваша безопасность напрямую зависит от вашей поведенческой гибкости, умения быстро ориентироваться в ситуации и быстро принимать нестандартные решения. В принципе, любой человек, находящийся не «здесь и сейчас», а погруженный внутрь своих эмоций, переживаний, мыслей – гораздо легче становится потенциальной жертвой. У него слабее (медленнее) реакция, гораздо меньше объективной информации о том, что происходит вокруг. Его легче дезориентировать, ввести в состояние замешательства – а это одно из самых подходящих состояний для принятия необдуманных решений. Научитесь быстро «приходить в себя», прикидывать величину опасности, соотношение сил и вероятные последствия тех или иных ваших поступков.

И, конечно, стоит избавиться и от излишних страшилок. Подкорректируйте свои ожидания о мире. Жизнь из-за этого не станет сама по себе гладкой и безоблачной. Вы будете продолжать получать и радости, и неудачи. Но есть существенная разница в том, будете ли вы воспринимать период счастья как что-то, что должно вот-вот кончиться, а неприятную новость встречать поговоркой «Беда одна не приходит!», или же относиться к неудачам как к ситуативным промахам, и верить в свои силы и дальнейшие возможности.

Как говориться, «Если вы идете по жизни с молотком, вам все время будут встречаться гвозди, которые вам придется забивать». Если вы убеждены, что мир – враждебен, а вы сами – неудачник, который ни за что не сможет получить от жизни то, что хочет, то вы будете постоянно сталкиваться с обманом, несправедливостью, агрессией, препятствиями на своем пути. И будете отвечать либо апатией и депрессией, либо станете кусаться и размахивать молотком направо и налево.

К счастью, люди не являются такими же неизменными как сила гравитации. Поэтому вместе с нами меняются и развиваются и наши убеждения. Ведь убеждения, так же как и эмоциональные состояния могут стать предметом выбора. Вы можете отбрасывать те из них, которые вас ограничивают, и обзаводиться теми убеждениями, которые сделают вашу жизнь более веселой и успешной.

Источник:
Психология жертвы
Страх – это самое главное чувство потенциальной жертвы. Из биологии нам известно, что каждый организм по-своему реагирует на страх. Олень замирает. Рак-отшельник наглухо захлопывает свою раковину.
http://sinareva.trenings.ru/gertva.html

COMMENTS