Роль восприятия в жизни человека

Роль восприятия в жизни человека

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

УФИМСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА

Кафедра Туризма и гостеприимства

по дисциплине «Деловое общение в СКСТ»

на тему: «Стереотипы. Их роль и влияние в жизни человека»

Выполнила: Миняева П.К

Проверил: Бикмурзин П.И.

Характеристика и специфика стереотипа 4

Роль стереотипов в жизни человека 6

Использование стереотипов в деловом общении 8

Как избавиться от влияния стереотипов? 10

Список использованной литературы 12

Человек социальное существо. Всю жизнь его окружают другие люди. И поэтому, совершая тот или иной поступок, люди так или иначе оглядываются на общество, надеясь на его поддержку и опасаясь их осуждения, тем самым устанавливая для себя и окружающих рамки.

Рамки являются ничем иным, как стереотипами – то есть устойчивым отношением к какому-либо явлению, сложившимся под влиянием социального мнения и предшествующего опыта.

Таких стереотипов сотни и даже тысячи и каждый по-своему влияет на жизнь человека – как положительно, так и отрицательно.

Целью данной работы является:

обзор общей информации о том, что такое стереотип и как он характеризуется;

рассмотрение роли стереотипов, как в обыденной, так и в деловой жизни человека;

рассмотрение метода избавления от стереотипов.

Стереотипы — это стабильно повторяющиеся цепочки (шаблоны, паттерны) мыслей, чувств и поступков; привычные нам способы воспринимать и реагировать на ситуации. В каком-то смысле, это способ думать, смотреть и реагировать на мир. В более узком понимании, это искусственно обособленные фрагменты нашего поведенческого репертуара.

Стереотипы — это отдельные грани структуры личности, однако они не существуют изолированно, сами по себе, они часть личности. Их взаимосвязь и степень выраженности и образуют личность. У кого-то отдельные грани выступают резче, соответственно, данные стереотипы проявляются чаще и ярче, у кого-то те же самые грани сглажены и проявляются реже.

Стереотипы — это привычные маршруты так называемого непроизвольного внимания. Эти маршруты — результат приобретенного нами жизненного опыта, воспитания и наследственности.

Стереотипы разделяют на два типа:

Отражающие представления людей о самих себе,

Отражающие представления о других людях, другой социальной группе.

Люди воспринимают многие стереотипы как образцы, которым надо соответствовать. Поэтому такие фиксированные представления оказывают довольно сильное влияние на людей, таким образом, влияя на формирование таких черт характера, которые отражены в заданном стереотипе.

Позволяет резко сократить время реагирования на изменяющуюся реальность;

Ускоряет процесс познания;

Предоставляет первичное основание для ориентировки в происходящем;

Облегчают понимание (например, чем больше стереотипов в тексте, тем легче он понимается)

Несмотря на упрощение и схематизацию, стереотипы выполняют необходимую и полезную функцию в психологической регуляции процессов межличностного понимания. Это оказывается возможным потому, что в стереотипе объем истинных знаний нередко превышает объем ложных.

Все стереотипы условно делятся на три большие категории:

стереотипы восприятия и оценки

Социальные стереотипы играют огромную роль в повседневном общении благодаря целому ряду своих особенностей.

1. Они как бы предопределяют восприятие конкретной жизненной ситуации, поскольку мы постигаем окружающую нас социальную действительность не напрямую, а опосредованно, Через призму сложившихся в нашем сознании или усвоенных извне социальных стереотипов.

Показательным в этом отношении является эксперимент, проведенный известным психологом А.А. Бодалевым. В ходе эксперимента группе взрослых испытуемых были показаны несколько фотографий. Участники эксперимента, видевшие каждую фотографию в течение пяти секунд, должны были воссоздать образ человека, которого они только что видели. Показу фотографии предшествовала установка на определенный стереотип — характеристика изображенных на ней людей. Например, говорили «Сейчас вы увидите портрет преступника» или «. портрет героя» и т.д. Под влиянием предложенной установки оказались 35,3% испытуемых, не испытывали его заметного влияния — 54%, активно сопротивлялись Предлагаемому стереотипу — 10,7%.

Вот какие портретные характеристики были даны молодому человеку, изображенному на фотографии: «Этот зверюга понять Что-то хочет. Умно смотрит и без отрыва. Стандартный бандитский подбородок, мешки под глазами, фигура массивная, стареющая, брошена вперед (установка на стереотип «преступник»).

«Молодой человек лет 25—30. Лицо волевое, мужественное, с ‘травильными чертами. Взгляд очень выразительный. Волосы всклочены, небрит; ворот рубашки расстегнут. Видимо, это герой такой-то схватки, хотя у него и не’ военная форма (одет в клетчатую рубашку)» (установка — «герой»).

Полярность суждений об одном и том же человеке объясняется тем, что фотография сама по себе дает мало информации и участники эксперимента вынуждены воспроизводить признаки предложенного стереотипа.

2. Социальный стереотип «экономит мышление» за счет обезличивания и формализации общения. Идентификация с уже известным образцом предопределяет стандартную реакцию, позволяет использовать уже знакомую модель ролевого поведения, действовать как бы автоматически. Именно по этой причине официальное общение с незнакомыми и малознакомыми людьми происходит больше по стереотипу.

Так, например, у каждого более или менее опытного продавца формируется набор стереотипов покупателей типа «внимательный» — «рассеянный»; «придирчивый»; «вежливый» — «хамоватый» и т.д., что позволяет продавцу, не задумываясь, вести себя соответствующим образом.

3. Каждый социальный стереотип включает в себя описание, Предписание и оценку ситуации, хотя и в разной пропорции, ЧТО вполне соответствует компонентам человеческого «Я».

4. Стереотипы очень стойки и зачастую передаются по наследству, от поколения к поколению, даже если далеки от реальности. Сюда можно отнести, например, свойственную многим веру в доброго царя (президента), который разом решит все проблемы и сделает жизнь лучше.

5. Чем дальше мы от социального объекта, тем в большей степени попадаем по влияние коллективного опыта.

Ограниченность личного опыта, недоступность для большинства людей эмпирической проверки поступающей к ним информации о целом ряде социальных явлений создают возможность манипулирования социальными стереотипами.

Рассматриваемые ниже приемы использования стереотипов не безынтересны с точки зрения практики делового общения.

Навешивание ярлыков: человека «подгоняют» под стереотип типа «демагог», «популист», «бабник», «пьяница» и т.д. Успешно используется для устранения конкурентов в политической и деловой жизни излюбленное средство специалистов в области интриг. В качестве контраргумента следует акцентировать внимание на недопустимости подмены реальных фактов субъективными оценками

«Блистательная неопределенность»‘, использование стереотипов, смысл которых не вполне ясен и однозначен, но вызывающих положительные эмоции, поскольку здесь оценка превалирует над описанием. Сюда относятся такие расхожие понятия, как «демократия», «права человека», «общечеловеческие ценности», «в интересах закона» и т.д. Вариант для общения с руководством: «Ваше решение недемократично (нарушает права человека, социальную справедливость)!»

Апелляция к большинству как средство укрепления своей позиции. Преобладает волевой аспект. Сюда относятся суждения типа «по многочисленным просьбам трудящихся». «все россияне единодушно поддерживают. » и т.д. Для делового общения подходят аргументы типа «в коллективе есть мнение. «, «коллектив считает, что…»

Перенос: использование старых символов, уже имеющих определенную ценность. В деловом общении ссылка на авторитетную личность возможна в нескольких вариантах:

персонифицированном – ссылка на конкретное руководящее лицо;

обезличенном – «Там знают!»; «Сам в курсе»; «И тогда я позвонил, вы понимаете, кому. «; «Обсуждаем проблему и тут зашел сам. » и т.д.;

использование цитат — «Еще Сократ говорил, что. «. Простонародность, или «свой парень». Имеет в основе идентификацию с народом, подчиненными.

Обезличивание общения, возникающее благодаря стереотипам в ряде случаев не облегчает, а напротив, затрудняет деловое общение, мешает установлению неформальных отношений. В переводе на язык социальной психологии известная метафора «встречают по одежке. » означает, что «встречают по стереотипу а провожают — по уму!». Особенно актуальна эта проблема в системе отношений «руководитель — подчиненный».

Для того чтобы избавиться от влияния стереотипов, необходимо понять, какие стереотипы являются осознанными и принятыми (то есть нужными и полезными), а какие несут негативные послания и являются препятствиями к формированию своего облика.

Осознанными и принятыми считаются те стереотипы, которые были получены с опытом и проверены на практике. Человек, имеющий свое мнение (в отличие от стереотипов), не говорит шаблонными фразами. Если эти убеждения гармонично вписались в его картину мира, то он говорит: «Я считаю…» – и может дать этому свое объяснение. Другой вариант – человек, приняв стереотип, пропустил его через себя, свой опыт, а потом изменил его так, как подходило именно ему.

Для того чтобы «переработать» полученные стереотипы, существует следующее упражнение, которое помогает понять, какие убеждения ваши, а какие чужие. Чувства — индикаторы принятия или отторжения.

Необходимо выписать все «крылатые» фразы, которые говорили или которые получены невербально, то есть через опыт общения с разными людьми, а не в виде слов. Прочитать их еще раз. Прислушаться к себе. На какие фразы получен эмоциональный отклик? Что цепляет? Где появляются чувства, энергия? Затем необходимо поставить перед собой пустой стул и представить на нем человека, от которого так или иначе получено это «послание». Попробовать высказать то, что действительно чувствуется, чего никогда раньше не говорилось.

Каждый стереотип требует тщательной эмоциональной проработки для того, чтобы он перестал влиять. Это дает большую свободу в том, чтобы делать то, что вы считаете важным, поступать так, как вам на самом деле хочется, и как результат вас начинают окружать люди, разделяющие ваши ценности и правила.

То, как люди мыслят в конечном итоге влияет на то, как люди поступают в жизни. Чувства, эмоции, убеждения – т.е. поведение чрезвычайно взаимосвязаны. А стереотип, в частности, негативный, чаще всего не основывается на реальных фактах, чем приносит множество проблем в поведении по отношению к другим людям.

Таким образом, изучение таких явлений, умение избавиться от них или наоборот использовать во благо, является очень важным в современном мире.

Большой энциклопедический словарь. – М., 1998.

Р. Чалдини. Психология влияния. – Питер, 2006.

Е. В. Григорьева, О. В. Глуздова, О. М. Исаева. Социальная психология – М. Высшая школа, 2007.

К.Хоган. Психология влияния. Техники манипуляции в бизнесе и личном общении – Вильямс, 2007.

М. И. Еникеев. Общая и социальная психология – М.: Инфра-М, 2008.

М.Б. Беквит. Живи свободно! Сломать стереотипы, не выходя за рамки – ЭКСМО, 2009.

Е. П. Ильин. Психология общения и межличностных отношений – Питер, 2009.

Источник:
Роль восприятия в жизни человека
Человек социальное существо. Всю жизнь его окружают другие люди. И поэтому, совершая тот или иной поступок, люди так или иначе оглядываются на общество, надеясь на его поддержку и опасаясь их осуждения, тем самым устанавливая для себя и окружающих рамки.
http://works.doklad.ru/view/EN385moXWok.html

Роль искусства в жизни человека

Мир художественных образов, по убеждению античных мыслителей и художников, «подражавший» жизни, становился неотьемлемой частью истинной жизни человека. Еврипид, например, писал:

Нет, не покину, Музы, алтарь ваш…

Истинной жизни нет без искусства…[2]

Но как воздействует на человека удивительный мир искусства?

Уже античная эстетика стремилась дать ответы на этот вопрос, однако они не были однозначными. Платону, признавшему только такие произведения искусства, которые укрепляют нравственные основы аристократического государства, подчеркивал единство эстетической действенности искусства и его нравственного значения.

На «подражании» действительности, по Аристотелю, основывается способность искусства оказывать на человека и моральное и эстетическое воздействие, формируя сам характер его чувств: « Привычка же испытывать огорчение или радость при восприятии того , что подражает действительности, ведет к тому, что мы начинаем испытывать те же чувства и при столкновении с действительностью.» [3]

История художественной культуры запечатлела немало случаев, когда восприятие искусства послужило непосредственным импульсом для совершения тех или иных поступков, для изменения образа жизни. Начитавшись рыцарских романов, бедный идальго Кехана превратился в Дон Кихота Ламанчского и отправился на тощем Росинанте утверждать в мире справедливость. Сам образ Дон Кихота стал с тех пор нарицательным, послужил примером для подражания уже в реальной жизни.

Таким образом, мы видим, что истоки искусства- в действительности, но произведение искусства представляет собой особый мир, предполагающий восприятие, отличное от восприятия жизненной реальности. Если же зритель, принимая искусство за реальность, порывается установить справедливость, физически расправляясь с актером, играющим злодея, стреляет в киноэкран или бросается на картину с ножом, угрожает романисту, беспокоясь за судьбу героя романа, то все это очевидные симптомы или психической патологии вообще, или же, по крайней мере, патологии художественного восприятия.

Искусство действует не на одну какую-либо человеческую способность и силу, будь то эмоция или интеллект, а на человека в целом. Оно формирует, подчас безотчетно, неосознанно саму систему человеческих установок, действие которых проявится рано или поздно и зачастую непредсказуемо, а не просто преследует цель побудить человека к тому или иному конкретному поступку.

Художественная гениальность знаменитого плаката Д.Моора « Ты записался добровольцем?», который так широко пропагандировался в дни Второй мировой войны , в том и состоит, что он не ограничен сиюминутной прагматичной задачей, а взывает к человеческой совести через все духовные способности человека. Т.е. сила искусства в том и состоит, чтобы взывать к человеческой совести, пробуждать его духовные способности. И по этому поводу можно привести знаменитые слова Пушкина:

Глаголом жги сердца людей.[4]

Думается, в этом истинное предназначение искусства.

Именно в этом заключается тайна необычайного воздействия искусства на человека, его нравственный мир, образ жизни, поведение. Обращаясь к искусству, человек выходит за пределы рациональной однозначности. Искусство открывает загадочное, не поддающееся научному познанию. Именно поэтому человек нуждается в искусстве как в органической части того, что заключено в нем самом и в мире, который он познает и которым наслаждается.

Известный датский физик Нильс Бор писал: « Причина, почему искусство может нас обогатить, заключается в его способности напоминать нам о гармониях, недосягаемых для систематического анализа». В искусстве часто освещаются проблемы общечеловеческие, «вечные»: что есть добро и зло, свобода, достоинство человека. Меняющиеся условия каждой эпохи заставляют заново решать эти вопросы.

Слово «искусство» часто употребляется в своем первоначальном, очень широком значении. Это-всякая искушенность, всякое умельство, мастерство в осуществлении каких угодно задач, требующем какого-то совершенства своих результатов.[6] В более же узком значении слова, это- творчество « по законам красоты». Произведения художественного творчества, как и произведения прикладного искусства, создаются по «законам красоты». Произведения всех видов художественного творчества заключают в своем содержании обобщающее осознание жизни, существующей за пределами этих произведений, и это в основном человеческая, общественная, национально-историческая жизнь. Если в содержании художественных произведений заключается обобщающее осознание национально- исторической жизни, то в нем, значит, необходимо различать отражение каких-то общих, существенных особенностей самой жизни и обобщающее их сознание художника.

Произведение искусства, как и всех других видов общественного сознания, всегда бывает единством познаваемого в нем объекта и познающего этот объект субъекта. Познаваемый и воспроизводимый лирическим художником « внутренний мир», даже если это его собственный «внутренний мир», всегда является все же объектом его познания- познания активного, заключающего в себе отбор существенных особенностей этого «внутреннего мира» и их осмысление и оценку.

Значит, суть лирического творчества заключается в том, что в нем обобщенно осознаются в основном особенности человеческих переживаний — или в их собственном временном состоянии и развитии, или в их направленности на внешний мир, например на явление природы, как в пейзажной лирике.

Эпос, пантомима, живопись, скульптура имеют между собой огромные различия, вытекающие из особенностей средств и способов воспроизведения жизни в каждом из них. И тем не менее все они- изобразительные искусства, во всех них существенные особенности национально-исторической жизни осознаются в их внешних проявлениях.

В первобытном, доклассовом обществе искусство как особенная разновидность общественного сознания еще не существовало самостоятельно. Оно находилось тогда в нерасчлененном, недифференцированном единстве с другими сторонами синкретического[7] сознания и выражающего его творчества- с мифологией, магией, религией, с легендами о прошлой родо-племенной жизни, с примитивными географическими представлениями, с нравственными требованиями.

А затем искусство в собственном смысле слова расчленилось с другими сторонами общественного сознания, выделилось среди них в особенную специфическую его разновидность. Оно стало одной из форм развития общественного сознания различных народов. Так его и следует рассматривать в его позднейших изменениях.

Таким образом, искусство- это особенная содержательная разновидность сознания общества, это — художественное содержание, а не научное и не философское. Л. Толстой, например, определил искусство как средство обмена чувствами, противопоставив ему науку как средство обмена мыслями.[8]

Искусство часто сравнивают с отображающим зеркалом. Это не точно. Вернее бы сказать, как подметил Нежнов- автор брошюры « Искусство в нашей жизни»: искусство есть особое зеркало с единственной и неподражаемой структурой, зеркало, отражающее действительность через мысли и чувства художника. Через художника в этом зеркале отражаются те явления жизни, которые привлекли внимание художника, взволновали его.

3. Художественная социализация личности и формирование эстетического вкуса.

Рождаясь, человек не обладает какими-либо социальными качествами. Но с первых минут жизни его приобщают к человеческому обществу. Взрослея, развиваясь, он постепенно включается в различные общности людей, начиная с семьи, коллектива сверстников и кончая социальным классом, нацией, народом. Процесс формирования таких качеств индивида, которые обеспечивают его включение в определенную общественную целостность, и называется социализацией. В процессе социализации индивид осваивает знания, нормы, ценности, принятые в той или другой общности людей, но воспринимает, впитывает их не пассивно, а преломляя через свою индивидуальность, через свой жизненный опыт. Так он становится личностью, представляющей собой неповторимый ансамбль общественных отношений.

Социализация в то же время является и интериоризацией , т.е. переходом внешних для индивида общественных отношений в его внутренний духовный мир.

Существует множество средств и « механизмов» социализации и среди них особое место занимает искусство, которое, наряду с другими общественными институтами и формами, «подключает» человека к интересам и потребностям общества во всех его многообразных видах. Выявить и нагляднее представить особенности художественной социализации позволяет становление ее с другими видами социализации личности.

Формирование личности, функционирование ее в качестве члена общества невозможно без морали. Моральные нормы, регулирующие поведение личности, связывают ее с обществом. В результате интериоризации, обретая нравственное сознание и правосознание, личность, как правило, сама, по своей воле, исполняет моральные нормы и правовые законы.

Искусство, в котором объективируется и в наибольшей степени концентрируется эстетическое отношение человека к миру, является незаменимым фактором социализации личности, связывая ее с обществом самыми сокровенными узами и воздействуя на самые сокровенные стороны человеческого поведения. При этом приобщение к многообразным эстетическим отношениям через освоение эстетических и художественных ценностей совершается без какого-либо ущемления суверенности самой личности, а напротив, через ее развитие и духовное обогащение, и что чрезвычайно важно, совершенно свободно.

Эстетический вкус формируется главным образом в процессе непосредственного общения с произведениями искусства, пробуждающими у человека способность к эстетическому восприятию и переживанию, способность делать выбор и чувственно-интеллектуально оценивать явления действительности соответственно социальному и художественному опыту человека, его социальным чувствам и мировоззрению. Он проявляется в виде индивидуальных оценок, но всегда органически связан с эстетическими, философскими, этическими, политическими воззрениями человека, обусловлен общественными отношениями людей.

Следовательно, вкус- это исторически конкретная система эмоционально-оценочных предпочтений, которая, в конечном счете, осмысляется и соотносится с общественно- эстетическими идеалами как определенных классов, социальных групп, так и отдельного человека.

Поскольку эстетический вкус развивается и совершенствуется по преимуществу в общении с художественными произведениями, то очень важно, чтобы люди чаще сталкивались с поистине настоящим высоким искусством.

На протяжении истории человечества было создано множество бесценных шедевров различных видов искусства. Этим духовным богатством может овладеть каждый, кто захочет, кто поймет благотворное влияние его, воспитает у себя сначала привычку, а затем и потребность общения с искусством.

Формируя и оттачивая на искусстве вкус к красоте, люди потом стремятся внести красоту во все области человеческой жизни, в самую жизнь, в поведение и отношения людей, в окружающую их среду. Поскольку жизнь подчиняется тем же закона прекрасного, что и искусство, то человек благодаря общению с искусством стремится сам создавать красоту в жизни, становится творцом самого себя.

Так мы стремимся к совершенству нашего тела и наших движений, к красивой мебели, одежде, жилищу, равным образом к красивым нравам, к красивым формам жизни и общения, к красивой речи. И это требование нашего эстетического вкуса побуждает нас к борьбе с безвкусицей.

Дурной вкус проявляется по-разному. Внешнюю красивость, крикливость, аляповость он принимает за истинную красоту. Для людей с дурным вкусом характерно тяготение к тому, что оказывает непосредственное воздействие на внешние чувства, что вызывает не эстетическое переживание, а физическое возбуждение. Человек с дурным вкусом не любит серьезного искусства, поскольку оно требует от него известного напряжения, размышления, усилия чувств и воли. Его больше устраивают произведения поверхностно развлекательные, искусство примитивных форм без глубокого содержания.

Дурной вкус проявляется также и в форме своеобразного снобизма- легкого и в то же время безапелляционного суждения об искусстве. Для снобов характерны подход к явлениям искусства с формальных позиций, претензия на единственно верную оценку произведений искусства, а отсюда пренебрежительное отношение к художественным вкусам других.

4. ПЕРСПЕКТИВА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД

Ядро художественной культуры- искусство.

По субъекту создания искусство может быть разделено на следующие группы: народное художественное творчество, самодеятельное искусство и профессиональное художественная деятельность.

Народное художественное творчество лежит в основе художественной культуры. Отражая стихийно складывающиеся в процессе исторической практики мировоззрение, эстетические идеалы и вкусы людей, народное творчество отличается своеобразием, самобытностью, национальным характером, гуманистической направленностью, свободолюбием, стремлением к справедливости и добру. В народном коллективном искусстве используются веками накопленные, проверенные и уточненные многими поколениями художественные образы и приемы творчества. Преемственность и устойчивость художественных традиций успешно сочетаются в нем с индивидуальным мастерством и новаторством в обращении и привычным изобразительно-выразительным средствам, знаковым сюжетным линиям и тому подобным. Многовариантность, доступность, яркость и импровизационность — неотъемлемые черты народного искусства.

« В поисках модели будущего России русские реформаторы всегда обращали свои взоры на Европу и немного находилось людей, желающих обновить страну на традиционной основе. Тем не менее, у нас есть ценности, которые в виду своей национальной принадлежности и почвенности, имеют для наших реформ особое значение. Главное здесь в том, что их не нужно «завозить» из-за рубежа, внедрять, насаждать. Они традиционно свои, но их необходимо восстановить, возродить».[9]

К.Н. Костриков, кандидат философских наук, в своей работе « Историческая перспектива художественной культуры в переходный период»[10] заметил, что обособление искусства от народа, понижающий эстетический уровень массы людей сказывается на самом искусстве, не позволяет ему выполнить его социальную миссию.

Бессмысленна картина, которую никто не смотрит, бессмысленна музыка, которую никто не слушает. Художественная культура в принципе должна преодолевать все эти противоречия и выводить художественную культуру, равно как и искусство, на широкую дорогу действительной связи с жизнью. Только через свое взаимодействие с широкими народными массами художественная культура становится мощным рычагом преобразования действительности. И чем шире круг выражаемого искусством общественного содержания, чем многочисленнее его публика, тем полнокровнее, жизненнее, эстетически содержательнее само искусство, сама художественная культура. Здесь с полным правом можно усматривать одну из важнейших специфических черт искусства как вида человеческой деятельности.

Любой продукт труда- будь то орудие, инструмент, машина или средство поддержания жизни- создается для какой-нибудь специальной надобности. Даже такие продукты духовного производства, как научные исследования, вполне могут оставаться доступными и важными для узкой группы специалистов, ничего при этом, не утрачивая в своем общественном значении. А вот произведение искусства может быть признано за таковое только при условии всеобщности, «общеинтересности» своего содержания. Художник призван выразить нечто такое, что в равной мере важно и для шофера, и для ученого, что приложимо к их жизнедеятельности не только в меру особенности их профессии, но и в меру причастности к общенародной жизни, способности быть человеком, быть личностью.

В переходный период развитие народного сознания приводит к тому, что большой круг людей, который прежде в своем духовном развитии вовсе не соприкасались с художественной культурой, постепенно к ней приходит в

Источник:
Роль искусства в жизни человека
Предназначение искусства. Понятие искусства. Художественная социализация личности и формирование эстетического вкуса. Перспектива художественной культуры в переходный период. История взаимодействия художественной культуры и личности.
http://xreferat.com/47/2465-1-rol-iskusstva-v-zhizni-cheloveka.html

Роль фамилии в жизни человека

Какова роль фамилии в жизни человека – вот проблема, поставленная Э. Успенским в тексте.

Автор рассуждает о значимости фамилии, а точнее, ее звучания, для восприятия и характеристики человека: “очень часто выходит, что мы встречаем новое лицо по фамилии, как “по одежке” в известной пословице.”. И должно пройти много времени, чтобы человек изменил уже сложившееся, на основании лишь звучания его фамилии, мнение о себе! Именно поэтому фамилии так привлекают писателей – все они особо тщательно подходят к выбору “наименований” своих героев. Очень многие и очень часто использовали прием “говорящих” фамилий, чтобы более полно и детально охарактеризовать своих персонажей. Э. Успенский приводит в пример Л. Н. Толстого, у которого главные герои носят благозвучные и благородные фамилии Болконских, Ростовых. А у Гоголя, пишущего в другой манере, произведения “пестрят” коробочками, собакевичами, неуважай-корыто, товстогубами.

Авторскую позицию определить просто: имена и фамилии — вещь хитрая и тонкая. Наличие их играет в жизни людей куда большую роль, чем кажется. Фамилии могут огорчать и радовать, нравиться и внушать отвращение, быть предметом досады или гордости.

Я не разделяю точку зрения автора. В наше время от фамилии человека ничего не зависит. Не зря в народе говорили: “Хоть горшком назови – только в печку

не ставь”. Об этом не раз рассуждали классики и публицисты.

Недавно в газете “Аргументы и факты” рассказывалась история умных и талантливых учителей из глухого села. Всю жизнь они носили фамилию Дураковых, а вот перед выходом в жизнь единственного сына решили фамилию поменять. Были Дураковы – стали Дубовы. Но ничего эта смена фамилии их сыну не дала: еле-еле окончил институт, головокружительной карьеры не сделал, семью сохранить не смог… Так что не фамилия, а сам человек делает свою судьбу!

Об этом же так лирично пишет А. С. Пушкин в стихотворении “Что в имени тебе моём”:

Что в имени тебе моём?

Оно умрет, как шум печальный

Волны, плеснувшей в берег дальний,

Как звук ночной в лесу глухом.

Лучше, на мой взгляд, не скажешь!

  • Какова роль детства в жизни человека?Какова роль детства в жизни человека – вот проблема, над которой размышляет А. Лиханов. В данном тексте автор рассуждает о том, что чем старше становится.

  • Что значит имя в жизни человека его смыслИмена. Их дают нам при рождении. Они бывают длинными и короткими, замысловатыми и простыми, но все они что-то значат. У каждого имени есть своя история.

  • Сочинение на тему: Роль знаний в жизни человекаРоль знаний в жизни человека Для чего человеку знания, какова их роль в жизни человека? Вроде и простые вопросы, но иногда нужно отвечать на такие.

  • Какую роль играет музыка в жизни человека?Какую роль играет музыка в жизни человека? Вот проблема, над которой размышляет В. Астафьев. В данном тексте рассказчик, слушая прекрасную музыку в Домском соборе, говорит.

  • Школа. Учитель. Роль учителя в жизни человекаРоль учителя в жизни человека – вот проблема, над которой размышляет В. Астафьев. Автор, повествуя нам о деревенской школе, в которой сам когда-то учился, с.

  • Роль пути в жизни человекаНаверное на свете не найдешь людей не разу не сбившихся с пути Человеческий путь складывается из ошибочных и правильных решений. Наша жизнь настолько разнообразна и.

  • Роль книги в жизни человекаРоль книги в жизни человека – вот вопрос, над которым рассуждает автор. С. Соловейчик, размышляя о влиянии книги на нравственное становление человека, приводит примеры, доказывающие.

  • Какова роль матери в жизни человека?Какова роль матери в жизни человека? Насколько важна любовь матери в формировании личности? Этими вопросам задается автор данного текста Лариса Григорьевна Матрос поднимает проблему влияния.

  • Роль дружбы в жизни каждого человекаРоль дружбы в жизни каждого человека – вот проблема, которую поднимает известная русская писательница и публицист. Татьяна Тесс делится своими горьким недоумением о том, почему.

  • Какова роль веры в жизни человека?Какова роль веры в жизни человека – вот проблема, поставленная автором в тексте. Раскрывая данный вопрос, С. Соловейчик говорит, что “способность верить” необходима людям, и.

    Источник:
    Роль фамилии в жизни человека
    Какова роль фамилии в жизни человека — вот проблема, поставленная Э. Успенским в
    http://ege-essay.ru/rol-familii-v-zhizni-cheloveka/

    Роль эмоций в жизни человека

    Испытуемые должны были сказать, какое лицо они видят на этом двойственном рисунке. Оказалось, что из общего числа 67 предъявлений в 54 случаях испытуемые воспринимали лицо, которое сопровождалось положительным подкреплением. Другими словами, из фона выделялась та конфигурация раздражителей, с которой был связан положительный эмоциональный опыт.

    Следует подчеркнуть, что испытуемым не сообщали, за что они получали вознаграждение или наказание. Тенденция к восприятию того, что получало положительное подкрепление, проявлялась как бы автоматически.

    С точки зрения здравого смысла результат данного исследования может показаться совершенно очевидным; разве не естественно, что у нас существует тенденция к восприятию того, что влечет за собой награду или поощрение? Однако дело обстоит отнюдь не так просто. Возникает вполне законный вопрос: почему получение 15 центов должно оказывать какое бы то ни было влияние на организацию поля восприятия? Почему наши глаза лучше видят то, что сулит столь незначительное вознаграждение? Заслуживают ли результаты эксперимента доверия?

    В пользу полученных данных свидетельствует тот факт, что два других исследователя, повторивших эксперимент, а именно Смит и Хохберг, получили аналогичные результаты [10, с.25].

    Исследования же Барбары Кон создают несколько иную картину. Вместо контуров лиц Кон предъявляла испытуемым бессмысленные слоги с разной частотой — от 1 до 25 раз. Как и в эксперименте Шафера и Мэрфи, предъявление одних слогов сопровождалось денежным вознаграждением, других — денежным наказанием. Но были и такие слоги, за которыми не следовало ни положительного, ни отрицательного подкрепления. Затем испытуемым предлагалось несколько перцептивных тестов, позволявших оценить правильность восприятия слогов. Каковы были результаты этого эксперимента?

    Прежде всего было установлено, что качество восприятия зависит от степени знакомства со слогом, то есть от числа предъявлении: чем более знакомым был слог, тем легче он воспринимался. Этот результат находится в полном согласии с тем, что известно о восприятии. Кроме того, было обнаружено, что эмоциональный опыт, связанный с положительным или отрицательным подкреплением, также влияет на восприятие. По сравнению с нейтральными слогами вознаграждаемые и наказываемые слоги воспринимались лучше.

    Этот результат не противоречит рассмотренным выше данным, ибо он не умаляет значения вознаграждения, а лишь указывает на то, что не только награда, но и наказание облегчает восприятие.

    Таким образом, как показывает исследование Кон, фактором, способствующим выделению фигуры из фона, является не только и не столько положительное подкрепление, сколько какое-то эмоциональное состояние, связанное с воспринимаемым предметом (независимо от того, является оно положительным или отрицательным) [11, с.27].

    Теперь рассмотрим влияние эмоционального опыта на восприятие свойств предмета. Выделение предмета и точная оценка его свойств связаны с эмоциональным опытом человека. Об этом свидетельствуют, в частности, эксперименты Прошанского и Мэрфи по попарному сравнению линии и грузов. Эксперимент проводился следующим образом.

    Первая часть: испытуемые попарно сравнивали линии и грузы. Экспериментатор определял точность оценок. Вторая часть: испытуемых распределяли в три группы – А, Б и В. Испытуемых группы В (контрольной) ни вознаграждали, ни наказывали. Третья часть: испытуемые попарно сравнивали линии и грузы (как и в первой части).

    Оказалось, что в третьей части эксперимента увеличилось число ошибок, характер которых зависел от того, что получало положительное подкрепление. Так, те испытуемые, которые получали вознаграждение за указание более длинных линий и более легких грузов (группа Б), обнаружили тенденцию к переоценке длины и недооценке веса. У испытуемых группы А, которые получали вознаграждение за указание более коротких линии и более тяжелых грузов, наблюдалась противоположная тенденция. У контрольной группы, не получавшей ни положительного, ни отрицательного подкрепления, но было обнаружено никаких изменений.

    Таким образом, как и в предыдущих экспериментах, в данном случае эмоциональный опыт приводил к изменению перцептивных действий: изменялась точность восприятия различии между раздражителями.
    В рассмотренных экспериментах эмоциональную значимость раздражителя определял экспериментатор, который применял вознаграждения или наказания согласно заранее выработанному плану. Известно, однако, что многие раздражители имеют естественную эмоциональную значимость, обусловленную тем, что в опыте человека установилась связь между ними и жизненно важными событиями. Это использовали в своих исследованиях Брунер и Гудмен. Они просили исследуемых детей, манипулируя регулятором проектора, высвечивать на экране кружок, соответствующий по размеру образцу (один раз уменьшая, другой – увеличивая кружок па экране). В качестве образцов использовались монеты и равные по величине картонные кружки.

    Как можно было предвидеть, при оценке величины предметов дети совершали ошибки, однако эти ошибки при воспроизведении размеров картонных кружков и монет не были идентичными; величина монеты казалась детям больше величины соответствующих кружков. Таким образом, обнаружилась тенденция к переоценке величины предметов, имеющих для ребенка определенную ценность. Степень переоценки была тем значительнее, чем большего достоинства была монета, другими словами, двадцатицентовую монету дети переоценивали сильнее, чем пятицентовую [15, с.126].

    Таким образом, целый ряд данных указывает на то, что предметы, имеющие эмоциональную значимость, воспринимаются несколько иначе, чем нейтральные предметы, и что они (по терминологии Брунера и Постмана) акцентируются, что приводит к переоценке их величины, лучшему выделению из фона и т. п.

    Восприятие и эмоциональное состояние. Независимо от того, воспринимает ли человек предмет, имеющий для него значение, или же относительно нейтральный предмет, на содержание восприятия могут оказывать влияние эмоции, вызванные ранее действовавшими факторами. Это влияние проявляется прежде всего в изменении значения воспринимаемого содержания.

    Аналогичный результат был получен в исследованиях, проведенных со студентами Варшавского университета, которые перед экзаменом (это был их первый экзамен в высшей школе) встречались с неизвестным им лицом якобы для выполнения некоторых предэкзаменационных формальностей. После экзамена они заполняли специальный лист, на котором должны были дать оценку этому человеку при помощи семибалльной шкалы.

    Спустя несколько дней те же самые студенты выполняли легкий тест, после которого должны были при помощи такого же листа оценить человека (ранее им неизвестного), проводившего это исследование. В обеих ситуациях — экзаменационной (вызывавшей сильное эмоциональное возбуждение) и тестовой (вызывавшей, как предполагалось, значительно более слабое возбуждение) — объектом наблюдения были две молодые женщины А и Б.

    Половина испытуемых (группа I) видела А в ситуации сильного возбуждения, а Б — в ситуации слабого возбуждения, другая половина (группа II) — наоборот.

    Такая организация эксперимента позволила сравнить оценки, которые получило лицо А в группе сильного эмоционального возбуждения (I) ив группе слабого возбуждения (II). Таким же образом сравнивались оценки, которые получило лицо Б.

    Положительное значение показателя означало более высокую оценку лица, с которым испытуемые встретились в ситуации слабого возбуждения. В дальнейшем испытуемые были разделены на три группы: группу, в которой преобладали отрицательные показатели (выше оценивалось лицо, с которым испытуемые встречались перед экзаменом); группу, в которой преобладали положительные показатели (выше оценивалось лицо, которое проводило тестовое исследование), и группу, в которой число тех и других показателей было одинаковым (на одной половине шкал испытуемые отдавали преимущество лицу А, на другой — лицу Б).

    Установлено, что 2/3 испытуемых обнаружили тенденцию к более высокой оценке человека, с которым они встречались в ситуации, вызывавшей более низкий уровень эмоционального возбуждения. Другими словами, лицо А меньше понравилось группе I, чем II, а лицо Б меньше понравилось группе II, чем I.

    Испытуемым, находившимся в состоянии сильного эмоционального возбуждения, оцениваемый человек казался некрасивым, менее интересным, недостаточно ловким, а также менее симпатичным, менее приветливым.

    Представленные результаты свидетельствуют о том, что изменения, происходящие в восприятии, в какой-то мере связаны с содержанием эмоций: отрицательное эмоциональное состояние (страх, беспокойство, напряжение, предэкзаменационное возбуждение) вызывало смещение оценок в отрицательную сторону.

    Однако к направленному изменению восприятия приводят не только временные эмоциональные состояния, но и устойчивые эмоциональные установки. Так, в серии исследований, в которых были использованы прожективные тесты, установлено, что испытуемые с высоким уровнем тревоги обнаруживают повышенную склонность к восприятию в предъявляемых ситуациях элементов угрозы. Другими словами, под влиянием эмоциональной установки проявлялась тенденция к восприятию большего числа раздражителей как раздражителей, вызывающих негативную реакцию (тенденция к более широкой генерализации) [13, с.465].

    Приведенные данные свидетельствуют о том, что эмоциональный процесс является одним из факторов, который оказывает влияние на формирование перцептивного образа.

    Остановимся более подробно на процессе научения и воспроизведении мнемического материала, и их зависимости от эмоций. Эмоции оказывают влияние на то, что человек воспринимает, но это влияние не приводит, в сущности, к принципиальному изменению воспринимаемого материала. Как подчеркивают многие авторы главной детерминантой восприятия остается объективная действительность. С другой стороны, есть основания, чтобы заключить, что процесс запоминания, а также воспроизведения находится под влиянием эмоций в значительно большей степени.

    Эмоции оказывают избирательное действие на процесс научения, способствуя установлению тех связей, которые каким-то образом соответствуют содержанию испытываемой эмоции. Об этом говорит, в частности, эксперимент, проведенный Бимом [5, с.34]. Испытуемые в его опытах выполняли два вида заданий: заучивали ряд бессмысленных слогов, и, кроме того, у них вырабатывали условную эмоциональную реакцию на световой раздражитель, который предвосхищал болевое воздействие (выработка условной кожно-гальванической реакции); условным раздражителем было зажигание лампочки, а безусловным (подкреплением) — удар током. Второе задание, которое заключалось в усвоении того, что световой сигнал предвосхищает опасность, отличалось от первого тем, что его усвоение было опосредствовано тревогой (человек учился бояться света).

    Исследование проводилось в двух разных условиях: в нейтральных, а также в условиях, вызывавших тревогу. Источником тревоги был университетский экзамен или участие в представлении перед большой аудиторией (исследование проводилось непосредственно перед экзаменом или выступлением).

    Основной результат, полученный в этих исследованиях, заключался в том, что в условиях тревоги заучивание слогов происходило хуже, чем в нейтральных условиях (больше ошибок, больше повторений), тогда как усвоение сигнала опасности — лучше, чем в центральных условиях.

    Таким образом, можно предположить, что повышение уровня тревоги облегчает заучивание таких реакций, выработка которых опосредствована тревогой.

    Вывод о том, что состояние тревоги способствует усвоению «тревожных» (опосредствованных тревогой) реакций, который вытекает из исследований Бима, может рассматриваться как частный случай более общего утверждения, что эмоции облегчают усвоение реакций, которые связаны с ними по содержанию. В пользу такого более широкого понимания установленной зависимости свидетельствуют результаты, полученные при изучении других эмоций.

    В качестве примера можно привести исследования Смита [14, с.127]. Смит установил, что в условиях неуспеха (фрустрации) у некоторых испытуемых наблюдается тенденция к более быстрому заучиванию пар слов, имеющих агрессивное содержание. Смит обнаружил также, что это относится прежде всего к тем, кто по вопроснику, предназначенному для выявления черт личности, получили высокие показатели чувства (или установки) враждебности.

    Как можно объяснить этот результат? Известно, что столкновение с неуспехом, или фрустрация, обычно приводит к усилению эмоций агрессивного характера. Эти эмоции, по-видимому, будут более сильными у лиц, характеризующихся высоким уровнем чувства (или установки) враждебности. Поэтому вполне вероятно, что у них эмоции достигают такого уровня, который приводит к изменению эффективности научения.
    Не только научение, но и припоминание зависит в известной степени от эмоциональных процессов. Об этом свидетельствуют результаты, полученные при исследовании влияния эмоций на воспоминания. Такие исследования проводятся с давних пор. В качестве примера можно привести исследования Джерсилда [2, с.125].

    Джерсилд просил группу испытуемых в течение 7 минут письменно перечислить все приятные события последних трех недель. Затем тех же испытуемых просили в течение следующих 7 минут перечислить все неприятные события, случившиеся в тот же период. Никакой информации о целях эксперимента испытуемым не давалось. Спустя 21 день всех испытуемых просили еще раз припомнить все приятные и неприятные события того же самого периода.

    Проанализировав результаты, можно сделать выводы, что уже при первой попытке испытуемые припоминали больше приятных событий, чем неприятных; это, впрочем, обычное явление, о котором свидетельствуют результаты многих других исследований. Почему так происходит? Высказывались разные предположения: возможно, в опыте людей больше приятных событий, чем неприятных? А может быть, неприятные воспоминания постепенно превращаются в приятные или неприятный опыт легче забывается? Анализ результатов второго припоминания показывает, что наиболее вероятным является последнее предположение: испытуемые припомнили 43% из ранее указанных приятных событий и только 28% из неприятных. Изложенный эксперимент свидетельствует о том, что эмоции оказывают влияние на процесс запоминания и что влияние положительных и .отрицательных эмоций различно.

    Можно также утверждать, что эмоции способствуют сохранению в памяти связанного с ним материала, причем положительные эмоции, возможно, облегчают запоминание в большей степени, чем отрицательные, а сильные — больше, чем слабые.

    В заключение можно сформулировать общий вывод о том, что эмоции оказывают избирательное влияние на процессы памяти. Это влияние может состоять как в облегчении, так и в затруднении тех или иных актов припоминания.

    Таким образом, мы приходим к выводу о том, что связь с эмоциональной сферой, знаком и интенсивностью эмоций проявляется в различных познавательных процессах личности – мнестических, гностических, интеллектуальных, влияя на эффективность, семантическую структуру познавательной деятельности и характер ее протекания.

    2.3 Оценка собственного эмоционального состояния как важный аспект в изучении эмоций личности в целом

    Исследование оценки собственного эмоционального состояния представляет собой самостоятельный аспект изучения эмоций. Как известно, самооценка исследуется в психологии в различных аспектах: ее формирование, динамика, роль в регуляции поведения.

    Особой формой самооценки является самооценка эмоционального состояния. Она, как известно, может осуществляться на двух уровнях: аффективном и когнитивном (осознанном). Возможность осознания собственного эмоционального состояния предполагает помимо сохранности самой способности осознать себя еще и знание социальных норм и эталонов [15, с.40].

    Методический арсенал изучения эмоционального состояния включает в основном методы прямого опроса испытуемых относительно их эмоциональных переживаний. Сюда входят метод свободного самоописания самочувствия, тест-анкета с перечнем переживаний, из которых испытуемому необходимо выбрать соответствующие своим, модифицированная шкала Дембо-Рубинштейн и различные варианты этого метода, шкалы типа разработанных А. Уэсманом и Д. Риксом, включающие набор из 10 словесных описаний градаций эмоционального состояния, из которых испытуемому надо выбрать одно.

    Наиболее распространены тесты-вопросники, например вопросник Ч. Спилбергера, направленный на оценку ситуативной тревожности, вопросник на личностную тревожность Дж. Тейлора, на оценку астенического или эйфорического настроения [10, с.26].

    Ряд вопросников, адресующихся к оценке собственных положительных и отрицательных эмоций (различной модальности и интенсивности), разработаны под руководством Л.Е. Ольшанниковой: вопросник Л.А. Рабинович, дневниковые методы И.С. Пацявичуса и А.И. Палей, направленные на длительную регистрацию (в течение 25-30 дней) собственных эмоций радости, гнева, страха и печали. Косвенные методы оценки эмоционального состояния основаны на предположении, что знак и интенсивность эмоций проявляется в различных объективных показателях той или иной деятельности, например в предпочтении испытуемыми определенного цвета (тест Люшера и его варианты), в изменениях графической деятельности (линеограммы, пиктограммы, почерки и т.п.), вокальной речи, оценке тонов различной высоты [7, с.141].

    Специально исследовалась связь между оценкой собственного эмоционального состояния и физиологическими показателями эмоций. Так, В.С. Магун студентов до и после экзамена сопоставлял самооценку самочувствия и показатели пульса. Была обнаружена определенная корреляция самооценки и объективных показателей эмоций; более того, самооценка уровня тревожности коррелировала с успешностью сдачи экзамена. По данным В. Верса и У. Шуппе изменение самооценки эмоционального переживания в 65% случаев совпало с изменением амплитуды КГР.

    Однако необходимо заметить следующее: А.М. Эткинд предположил, что самооценка является не столько отражением реального состояния эмоциональной сферы, сколько оценкой «социальной желательности» данного свойства. Это показано в работе В.А. Пинчука, обнаружившего, что испытуемые с выраженной эмоцией радости в структуре эмоциональности склонны к высокой самооценке, а с доминированием страха — к низкой.
    В целом психологические экспериментальные исследования эмоциональной сферы показали, что косвенно, через показатели осуществления различных познавательных процессов (продуктивности, скорости и др.), можно исследовать состояние эмоциональной сферы («эмоциональный фактор»), оценить знак и интенсивность эмоций, а также особенности эмоций, проявляющиеся в самооценке личности.

    Подводя итоги по второй главе данной курсовой работы, приходим к следующим выводам:

    Под влиянием эмоций у человека изменяется деятельность органов кровообращения, дыхания, пищеварения, желез внутренней и внешней секреции и других органов. Помимо регуляции состояния организма, эмоции выполняют функцию регуляции поведения человека в целом. Они имеют важное значение в оптимизации всей деятельности организма.

    Отрицательные эмоции выступают как сигнал нарушения постоянства внутренней среды организма и тем самым способствуют гармоничному течению жизненных процессов. А положительные эмоции — это своеобразная награда человеку за труд, затраченный им в процессе достижения полезного результата. Отсюда следует, что положительные эмоции являются сильнейшим средством закрепления полезных для организма реакций.

    Одной из важнейших характеристик эмоций является их связь с познавательными процессами. В современной литературе накоплен целый ряд конкретных экспериментальных данных о связи эмоций с памятью, восприятием и мышлением. Мы приходим к выводу о том, что связь с эмоциональной сферой, знаком и интенсивностью эмоций проявляется в различных познавательных процессах личности – мнестических, гностических, интеллектуальных, влияя на эффективность, семантическую структуру познавательной деятельности и характер ее протекания.

    В результате изучения и анализа научной литературы по рассматриваемой нами проблеме необходимо сделать следующие выводы.

    В психологии эмоциями называют процессы, отражающие в форме переживаний личную значимость и оценку внешних и внутренних ситуаций для жизнедеятельности человека. Эмоции – это особый класс психических процессов и состояний, связанный с инстинктами, потребностями и мотивами личности.

    Эмоции выполняют функцию регулирования активности субъекта, путём отражения значимости внешних и внутренних ситуаций для осуществления его жизнедеятельности, тем самым способствуя ориентации человека в различных ситуациях.

    Эмоции отражают окружающий мир и в соответствии с этим регулируют наше поведение. Под влиянием эмоций у человека изменяется деятельность органов кровообращения, дыхания, пищеварения, желез внутренней и внешней секреции и других органов. Помимо регуляции состояния организма, эмоции выполняют функцию регуляции поведения человека в целом. Они имеют важное значение в оптимизации всей деятельности организма.

    Одной из важнейших характеристик эмоций является их связь с познавательными процессами. В современной литературе накоплен целый ряд конкретных экспериментальных данных о связи эмоций с памятью, восприятием и мышлением.

    Таким образом, можно сделать вывод о том, что эмоция является побудителем и регулятором поведения человека в целом, подчиняя его деятельность основным мотивам и потребностям личности, ее склонностям и интересам.

    Список использованной литературы

    Анохин П.К. Эмоции // Психология эмоций: Тексты. – М., 1984. – 542с.

    Вилюнас В.К., Гиппенрейтер Ю.Б. Психология эмоций. Тексты.– СПб.: Питер, 2006. – 404с.

    Гершон Б.Б. Психология эмоций. – М., 2004. – 440с.

    Дружинин В. Психология. – СПб.: Питер, 2001. – 656с.

    Изард К.Э. Психология эмоций. – СПб.: Питер, 2002. – 464с.

    Изард К.Э. Эмоции человека. Под ред. Л.Я. Гозмана, М.С. Егоровой. – М., Просвещение. – 154с.

    Ильин Е.П. Эмоции и чувства. – СПб.: Питер. 2008. – 782с.

    Кайдаков С.В. Эмоции как фактор познания и действия: автореферат. – М., 1974. – 65с.

    Маклаков А. Общая психология. М., 2005. – 785с.

    Марищук В.М. Роль эмоций в накоплении негативного опыта и формы его актуализации // Психология. – 2008. №3. С. 23–27.

    Мурачковский Н.В. Об особенностях некоторых мыслительных операций в условиях эмоциональной напряженности (эмоционального стресса) // Психология. – 2006г. №4, С. 25–28.

    Ольшевская О. Роль и значение эмоций. – Мн., 1968. – 359с.

    Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб: Питер, 1998. – 579c.

    Симонов П.В. Что такое эмоция? – М., 1962. – 375с.

    Чебыкин А.Я. Эмоциональная регуляция учебно-познавательной деятельности. – Одесса, 1992. – 204с.

    Шумский П.П., Иванова Л.Н. Эмоции как процесс, влияющий на деятельность человека. – Мозырь, 1998. – 324с.

    Источник:
    Роль эмоций в жизни человека
    Характеристика и функции эмоций. Эмоции и деятельность как взаимосвязанные и взаимообусловленные психические процессы. Влияние эмоций на познавательную деятельность человека. Оценка эмоционального состояния как важный аспект в изучении эмоций личности.
    http://xreferat.com/77/2799-2-rol-emociiy-v-zhizni-cheloveka.html

  • COMMENTS