Сильнее всех побед прощение

Зеленоград — живой памятник нашей победы

Какая главная черта у 6-летнего ребенка? Любопытство. Поэтому именно с таким чувством Юрка и глазел на растянувшуюся колонну пленных красноармейцев, которая медленно брела мимо дома бабушки. Снегу в эту зиму было предостаточно, а мороз доходил до 25°. Раненые, полураздетые люди шли, понурив головы. У многих в руках были неперевязанные снопы… льна. И люди ели их семена на ходу.

Бабушка нарезала большими скибками каравай, бросала хлеб в нестройные ряды серых шинелей, бушлатов и телогреек. Один из немецких конвоиров повернул голову, обвязанную женским платком под каской. Увидев старушку, он лениво направил на нее автомат, но очередь дал поверх.

В колонне порой кто-то падал в снег и лежал, бессильный. Два фрица, замыкавшие колонну, поочередно подходили к упавшим. Один стрелял в затылок лежавшему, второй переворачивал труп на спину. Пули были разрывные, и лица у мертвецов представали сплошным кровавым месивом.

Они Юрке запомнились на всю жизнь. И потом даже снились ему. Затем в деревне узнали: конвой завел всех пленных в колхозный сарай и расстрелял. А чтобы никто не спасся, сарай подожгли.

В мае 41-го года мать, как обычно, привезла Юрку к бабушке в деревню в Шаховском районе. Дети купались в речушке, бегали в клуб смотреть «Чапаева» и «Мы из Кронштадта». Но как-то в воскресный полдень прозвучало страшное зловещее слово «война».

И начались странные дела в деревне. В колхозе был хороший урожай хлеба. Его раздали по домам: каждой семье по полтонны. Его бабушка и внуки засыпали в старые сундуки и зарыли в огороде. В то лето грибов было в лесу — тьма! Поэтому, как и в мирное время, заготовили на зиму целую бочку шляпок одних только белых. Еще — бочку капусты, огурцов. Сосед помог зарезать корову и свиней — опять же солониной были обеспечены.

Фронт приближался. Почти каждый день через деревню стали проходить группы беженцев, которые гнали перед собой скот. Пылили телеги, заполненные нехитрым скарбом и детьми.

Приехал отец из Москвы, хотел увезти Юрку. Но бабушка не дала.

Она решила уйти с внуком в соседнюю деревню, где жили родственники. Наивная старушка думала, что там они смогут переждать немецкую оккупацию. А пацанам было интересно: что же это за штука такая — война?

За день до прихода немцев односельчанами был разграблен магазин. Мальчишеская ватага слегка опоздала: пустые разбитые витрины, сломанные прилавки, под ногами — крупа, сахар, раздавленные конфеты, куча каких-то квитанций. Юрка неожиданно нашел в этом хламе великолепный деревянный гребень. Он даже представить себе не мог, что бывает такая красота, которую кто-то бросил на пол. «Подарю бабушке, — подумал он, — вот обрадуется-то!»

Но бабушка только всплеснула руками: «Ах ты, мародер маленький! Верни в магазин немедленно. И запомни: не твое — не бери! Никогда!»

Как ни не хотелось расставаться Юрке с гребнем, а что делать? Сбегал, бросил деревянную красоту в разбитое окно. А у родственников войну переждать не удалось: те ушли на восток. Пришлось через день вернуться назад, в деревню, в бабушкин дом.

Наши войска сдали деревню без боя. Но приготовили сюрприз для немцев. Мост через речушку взорвали, а там, где был брод — на подъеме, — замаскировали мины.

Немцы вошли в деревню, даже не выслав вперед разведгруппу. И две штабные машины взлетели на воздух. Похоронив офицеров, немцы против жителей деревни репрессий применять не стали. Но собрали подростков 12-14 лет и погнали их перед автоматчиками по проселочной дороге, ведущей в направлении Москвы. Так, прикрываясь мальчишками, передовой отряд фашистов благополучно добрался до следующей деревни, а ребят отпустили…

А в бабушкином доме уже поселился какой-то начальник. У двери в большую горницу лежала здоровенная овчарка. Сам немецкий офицер расположился за привезенным удобным столом, под иконостасом. Рядышком с ликами святых раньше висели портреты Сталина и Ленина. Перед приходом немцев бабушка сняла со стены Сталина. А Ленина оставила. Странно, что немецкий офицер не распорядился убрать этот портрет…

Впрочем, у него хватало «забот» на оккупированной земле: его спецкоманда заготавливала продовольствие для великой Германии. К домам подъезжали вместительные фуры. Солдаты затаскивали в них коров, свиней, овец. Кур на месте отстреливали из пистолетов и тушки забрасывали в кузов. Соления не брали: ни мясо, ни грибы, ни капусту. Беззастенчиво выкатывали маленькие бочоночки с медом из погребов.

Бабушка попросила постояльца оставить ей хотя бы пару кур — для внука. Но в ответ — Германия превыше всего…

Юра с бабушкой жили в маленькой прихожей, где стояла русская печь. Она отапливала весь дом. Но морозы выдались в первую военную зиму лютые, не по немецкому нутру: всю поленницу немцы истопили еще до Нового года. А еще раньше забрали теплые вещи у жителей: полушубки, валенки, носки, женские кофты.

А потом, когда офицер или часовые вваливались в хату с улицы, Юрка с интересом рассматривал их далеко не воинственное одеяние: поверх шинелей были повязаны бабьи шерстяные платки, на руках — однопалые рукавицы. И свисающие с усов длинные сосульки…

Немцы не любили чужих домашних животных. Заняв село, они тотчас же перестреляли всех собак, а кошек повыгоняли на улицу. Бабушкина Машка после отступления немцев вернулась в дом с обмороженными ушами.

О, какая это была вкуснятина! Сладкая масса заполнила весь рот, и Юрка медленно ее пережевывал, а офицер заржал на весь дом.

Бой за деревню шел три дня. Когда началась артподготовка, Юрка с бабушкой поспешили в деревенское овощехранилище — для жителей оно было временным бомбоубежищем. Хотя если бы в крышу влетел снаряд — разнес бы ветхую деревянную постройку на щепки.

Когда Юрка с бабушкой вернулись к родному дому, то увидели во дворе красноармейцев. Они расположились возле военно-полевой кухни. Мелькали ложки, звенели котелки. Небритые лица, свежие белые повязки, сквозь бинты проступали красные пятна. Шинели вперемежку с телогрейками. Один из бойцов, поняв, что перед ними хозяйка дома, протянул бабушке пару банок тушенки, положив сверху черный кирпич хлеба:

— Извините, мамаша, мы тут у вас бочку капусты опорожнили…

— Ну что ты, сынок. Там в подвале еще одна стоит и грибочки белые — немцы не тронули: боялись, что отравленные. А вы ешьте, ешьте, не стесняйтесь…

Юрка все дни пропадал среди бойцов. Один умелец смастерил ему обрез — укоротил ствол и приклад винтовки. И теперь парнишка, словно сын полка, час-другой стоял на посту вместе с часовым, который рассказывал ему не о войне, а о той прекрасной жизни, которая наступит после победы. Но однажды Юрку заметил какой-то командир. Шапку со звездой он распорядился оставить, а вот обрез — забрать: нельзя еще маленькому ребенку доверять оружие…

Перед наступлением бойцы подхватывали Юрку на руки, совали в карманы куски сахара, галеты, кусочки шоколада. От поцелуев у него разгорелись щеки, еще не все воины успели побриться — приказ наступил неожиданно.

Опустело во дворе после ухода наших. Зато из столицы стали появляться москвичи, которые меняли вещи на продукты.

В памяти у Юрки остался такой случай. Когда войска Рокоссовского освобождали деревню, на улице была убита лошадь. Так ее труп и остался лежать замерзшим. Каково же было удивление мальчика, когда однажды приезжие взяли у них в доме обычную двуручную пилу и отпилили у лошадиного трупа две задних ноги. Бабушка потом объяснила, что люди будут варить конину и есть. Это-то Юрка понимал — у него в голове не укладывалось другое: разве можно пилить ноги лошади, как дрова?

После этого случая ему часто снились неприятные сны. Цветные, яркие, реальные. Он в тревоге просыпался и долго лежал с открытыми глазами. Фронт уже ушел на запад, а перед глазами у Юрки стояли черные воронки от бомб и снарядов, красные пятна крови на снегу, пистолетные выстрелы в кур и сарай, в котором немцы сожгли советских военнопленных.

Однажды утром он проснулся и вдруг понял, что не может говорить. Какой-то непонятный испуг охватил его. Он несколько раз открывал рот и… язык словно разучился произносить звуки и слова. Откуда ему было знать, что это последствия увиденных страшных картин войны. Нет-нет, по большому счету все обошлось: он стал говорить, но — заикаясь…

Через 35 лет после этих событий Юрий Николаевич ГОЛУБЕВ, житель Зеленограда, находился в командировке в Германии. Вместе с коллегами он приехал познакомиться с производством одной из фирм и, по возможности перенять опыт. Главный инженер фирмы — высоченный, под 180 см 70-летний немец — неожиданно сказал на чистом русском:

— Что ж, идите, учитесь. А я у вас тоже копал, — он жестом изобразил движение лопаты, — с 1945 по 1953 год, когда находился в плену.

А второй немец, который был прикреплен к группе советских специалистов в качестве администратора-консультанта, тоже признался в знании русского языка. Сначала он молча закатал левый рукав рубашки: рука была короче правой сантиметров на 10.

— Это под Сталинградом мне перебило. Хотели ампутировать, но я попал в плен — русский хирург спас мне ее, даже машину вожу спокойно. Спасибо вам, советским людям!

Юрий Николаевич внутренне усмехнулся: вспомнил, что той далекой зимой, когда наши выбили немцев из деревни, в горнице остался целый бочонок вина, сброшенный под Рождество в качестве подарка фашистам. Бабушка, страдавшая радикулитом, часто делала себе из него компресс, и ей становилось легче буквально через несколько минут. И она всегда, когда проходила боль, крестилась, приговаривая:

— Ну, спасибо немцам!

…Странно, он не мог представить этих, уже пожилых людей в форме солдат вермахта. А ведь они ее носили. И стреляли из «шмайссеров» по нашим красноармейцам, косили и гражданских. И орали «хайль Гитлер», и прошли дорогами войны: один почти до Москвы, второй — до Сталинграда. Но у Юрия Николаевича почему-то не было к ним ненависти: ни тогда, в 41-м, ни сейчас, через десятки лет. Почему? Может быть, потому, что люди больше склонны к прощению, а не к отмщению?

Источник:
Зеленоград — живой памятник нашей победы
Какая главная черта у 6-летнего ребенка? Любопытство. Поэтому именно с таким чувством Юрка и глазел на растянувшуюся колонну пленных красноармейцев, которая медленно брела мимо дома бабушки. Снегу
http://zelao41.ru/silnee-vsex-pobed-proshhenie/

Сильнее всех побед

А есть фото,когда два лица видно.

Или..друг напротив друга.

Просто. предложил. вариант. )))

А мне кажется, что картинка ОЧЕНЬ в тему ! Именно потому, что видно ОДНО лицо. Прощение — вещь сугубо индивидуальная. Класс !

Мотиватор получился очень личным. (сегодняшние события отпечатались)))))

..Надо уметь прощать, уметь плевать на принципы и гордость..

Пусть даже ты и прав, но если дорог человек.

Сумей простить и первым сделай шаг..

Холод, надо. конечно надо. НО. это так сложно. я этому учусь. учусь, сколько живу. Я не беру те моменты, когда кто-то сказал что-то не подумав или ещё какую-нибудь мелочь. Я говорю о серьёзных вещах. Я поняла главное : прощение прежде всего надо тому, кто прощает. Ведь обида съедает нас изнутри и эта рана заживает очень долго, ведь обида — это яд, который прожигает в нашем сердце и в нашей душе борозды-раны, кот орые очень долго болят и долго заживают.

Источник:
Сильнее всех побед
А есть фото,когда два лица видно. Или..друг напротив друга. Просто. предложил. вариант. ))) А мне кажется, что картинка ОЧЕНЬ в тему ! Именно потому, что видно ОДНО лицо.
http://motivators.ru/node/5208

Сильнее всех побед прощение

Вопрос к психологу. Все традиционные конфессии учат прощению. А в чем заключается психологическая польза в умении прощать, если человек не относит себя к числу верующих? (Дмитрий, Глухов)

Нам порой бывает трудно просить прощения у другого человека за наши собственные промахи. Но, оказывается, еще сложнее простить того, кто нанес обиду и причинил боль. Интересно на сей счет высказался психолог Роберт Инрайт: «Простить — это отказаться от обиды, на которую вы имеете полное право, и предложить тому, кто вас ранил, дружелюбное отношение, которого он не заслужил».

Прощение для истинно верующего человека – естественная потребность души и необходимый шаг в его духовном росте. Например, в православном христианстве есть т.н. Прощеное воскресение, предшествующее Великому посту и призванное напомнить о том, как важно не только просить прощения, но и уметь прощать.

В обыденной жизни все обстоит несколько иначе: прощая кого-то, мы разрешаем для себя ряд внутренних и внешних конфликтов, стремимся вернуться к прежнему — психологически комфортному — состоянию.

Надо заметить, что слово «прощение» созвучно словам «упрощение» (упрощение ситуации) и «прошение» (обращение с просьбой). Владимир Даль считал, что слово «прощать» означает «делать простым от греха, вины, долга», «освобождать от обязательства, кары, миловать». А вот слова «месть» и «мщение» приближены по значению к словам «вместо» (вместо прощения) и «мучение» (отягощение себя).

Сила внутренних переживаний и внешних проявлений процесса «борьбы с обидой» во многом зависит от особенностей нашего характера, темперамента и воспитания. Нередко мы, пытаясь подавить душевную боль, загоняем ее внутрь себя и вроде бы «забываем» о ней. Но облегчения при этом не чувствуем, поскольку любое напоминание о прежней ситуации вновь и вновь пробуждает в нас чувство былой обиды. О чем это говорит? Верно, о том, что мы на самом деле так и не простили!

К сожалению, сейчас многие считают, что простить (или, как раньше говорили, «дать прощение») – значит позволить еще больше унизить себя. Кто-то сознательно не стремится прощать, желая оставаться хозяином положения и в любой удобный момент напоминает другому о его прежнем проступке. А иногда мы начинаем «виноватить» и вовсе непричастного к нашим проблемам человека. Просто потому, что своей собственной вины признавать не хотим, а житейская логика подсказывает, что без виновного здесь не обошлось. В итоге, рвем родственные связи, ссоримся с друзьями, прекращаем общение со знакомыми или соседями. И все это по причине внутренней лености или отсутствия желания разобраться в сложившейся ситуации.

И действительно, многие из нас ждут, когда обидчик осознает свою вину и попросит прощения. Но как быть с теми людьми, которые обидели нас ненароком, так и не поняв, что их поступок причинил нам боль? Или как, например, простить уже умершего человека (ведь он-то точно уже никогда ни о чем не попросит)? Психологи считают, что процесс настоящего прощения запускается лишь тогда, когда мы вдруг понимаем, что этот шаг очень важен для нас.

И если мы хотим настоящего душевного комфорта, имеет смысл настроиться на долгую и упорную работу над собой. Ведь переживания, не найдя выхода, начинают разрушать нас психически и физически. Большинство т.н. соматических (телесных. – прим. Сергея Саратовского) заболеваний связаны именно с нашим неумением прощать, и шлейф прежних обид тянется за человеком, становясь основной причиной депрессивных состояний и физического недомогания.

Процесс прощения, основанный на истинном стремлении найти выход из кризиса, состоит из серии этапов.

Первый этап прощения специалисты называют «открытием». На этой стадии потерпевший человек начинает сомневаться в существовании справедливости и нередко дает волю своим негативным чувствам — злости, гневу и отчаянию.

Следующий этап – «принятие решения». Теперь человек понимает, что его обида не только не помогает избавиться от боли, но и еще больше вбивает клин между ним и окружающим миром.

Далее – «действие». Здесь включаются все защитные психологические механизмы и особенности нашей личности: мы пересматриваем прежний взгляд на ситуацию, пытаемся понять причины, приведшие обидчика к такому поступку.

Последний этап называется «результатом». Только на этой стадии человек принимает окончательное решение о своем отношении к прежней ситуации. Жизнь входит в привычное русло или, благодаря перенесенному потрясению, обретает новый смысл. Именно на данном этапе злость уступает место спокойствию, появляется лояльность к обидчику.

И лишь после этого можно считать, что процесс прощения успешно завершен.

Источник:
Сильнее всех побед прощение
Информационный портал города Саратов. Новости Саратова, работа, блоги и многое другое на страницах Saratov.ru
http://saratov.ru/rubrik/psychologist_39_s_advice/stronger_than_all_the_victories_forgiveness/

Сильнее всех побед прощение

  • знаменитые люди (81)
  • Дети (41)
  • Почему? (9)
  • Тотальный контроль.Биометрические паспорта (5)
  • CCCР (23)
  • Афоризмы и цитаты (9)
  • дизайн (87)
  • Дом, дача, огород,дачная мебель,баня (68)
  • животные (89)
  • здоровье (112)
  • интересный факт (252)
  • история (44)
  • исторические личности (21)
  • Короли и королевы (4)
  • Красивые картины, картинки, фото (115)
  • Мир Женщины (69)
  • музыка, кино, клипы (18)
  • мысли вслух (15)
  • необычное в мире (172)
  • оформление блогов (6)
  • полезные советы (102)
  • политические новости (4)
  • юмор (102)
  • природа (114)
  • притча (22)
  • прически (8)
  • психология (46)
  • путешествия (145)
  • разное (135)
  • рассказы из жизни (15)
  • Рецепты (111)
  • Самые самые (114)
  • секреты красоты (22)
  • Старые фото (8)
  • стихи (17)
  • творчество (117)
  • Тесты (6)
  • Украина (28)
  • Умелые ручки (35)
  • вышивание (5)
  • вязание крючком (15)
  • из старых вещей (4)
  • философия (3)
  • Христианство (77)
  • Царская семья (7)
  • Чудеса света (11)

Блаженны подавляющие свой гнев и прощающие людей.

Нельзя бросаться сгоряча И, осердясь, рубить сплеча, Мстя за ущерб кому попало. С умом нам действовать пристало, Вредом не умножая вред. Ганс Сакс такой дает совет.

. Кто мстит, иногда жалеет о совершенном; тот, кто прощает, никогда не жалеет об этом.

Настоящий способ мстить врагу — это походить на него.

Сильнее всех побед — прощение.

Кто смеется, тот не злится, потому что смеяться — значит прощать.

Тот, кто замышляет месть, растравляет свои раны, которые иначе уже давно бы исцелились и зажили. Поистине, совершая месть, человек становится вровень со своим врагом, а прощая врага, он превосходит его.

Если бы наша эпоха была только трагична! Но она еще и гнусна. Вот отчего ей надо бросить обвинение — и даровать прощение.

Сладка не та месть, которая убивает врага, а та, которая несет жизнь истинному другу.

Лучшая месть — забвение, оно похоронит врага в прахе его ничтожества.

Для низких натур ничего нет приятнее, как мстить за свое ничтожество, бросая грязью своих воззрений и мнений в святое и великое.

Прощение врагов — прекрасный подвиг; но есть подвиг еще более прекрасный, еще больше человеческий — это понимание врагов, потому что понимание — разом прощение, оправдание, примирение.

Издевательство над чужими страданиями не должно быть прощаемо.

Сердце матери — это бездна, в глубине которой всегда найдется прощение.

Да будет человек избавлен от мести: вот мост, ведущий к высшей надежде, и радужное небо после долгого ненастья.

Ничто не прощают так неохотно, как различие мнений.

Источник:
Сильнее всех побед прощение
        Сильнее всех побед — прощение. Шиллер Ф.   Умей прощать, и мощь твоя умножится. Публий Блаженны подавляющие свой гнев и прощающие людей. Ас-Самарканди Нельзя бросаться сгоряча И, осердясь, р…
http://lugrich.info/post189004713

COMMENTS