Смысл жизни определение

Понятие смысла жизни (краткая характеристика)

Предпринят сжатый категориальный анализ искомого понятия. На фоне критики ходячих представлений последнего раскрыта диалектико-материалистическая осмысленность жизни. Статья представляет выжимку из книги: «Человек: смысл и способ существования» [1].

Человеческая жизнь наполнена смыслом, осмыслена. Это, среди прочего означает, что человек доволен ею, рад, счастлив тем, как живёт, испытывает благоговение во всех многообразных значениях этого слова. Он сознает свою сопричастность истине, добру, излучает жизнеутверждающую энергию, волю и т.д. Будучи не упорядоченной, хаотичной, не подчинённой известной цели, не устремлённой вверх, больше, не пронизанной волей к бессмертию, — такая бессмысленная жизнь лишена «ветрила» и «руля». В душе, делах так живущего человека царит запустение. Не имея смысла, он бездеятелен, ничего не желает, прозябает, подобно растению. Утратившего смысл человека ждёт деградация, духовный и физический развал, он теряет пригодность и способность к чему бы то ни было человеческому.

Вряд ли кого из людей устроит подобная участь. Любой нормальный человек хочет жить. Ему жизнь нужна в полноте: активная, творческая, целеустремлённая. Вопрос лишь в том, какова она: как нужна, как прожить, какого рода значимостями, устремлениями её пронизать. А озадачиваясь, захваченный данными вопросами, человек непременно осмысливает себя и жизнь свою.

Поскольку, далее, ему не обойтись без, находимых и реализуемых жизненных смыслов, последние имеются у людей, порой, даже без их ведома, как бы «естественным» образом, само собой. Но обычно же, — особенно это касается личности, экзистенции, человеческого бытия, — смыслы обретаются напряжёнными исканиями, в серьёзных (иной раз до мучительности) трудах. До них доходят борьбой, страдательным опытом человекостроительства…

Итак, жизни, никак не осмысленной, ежели речь идёт о людях, полнокровно живущих, не существует. Вопрос лишь в том, насколько полно она осмыслена: насколько смысл значим, куда влечёт, как организует человека, каковы те последствия, которые возникнут по реализации данного смысла.

Уже само выражение «смысл жизни» при внимательном своём рассмотрении предполагает известную рефлексию. Действительно. Почему о смысле жизнинужно вести разговор, а не о смысле существования? Что есть «жизнь» тогда? Одно и то же ли жизнь человека и жизнь какого-либо животного, вообще, биологического существа, что бы оно из себя ни представляло? Может, с другой стороны, понятие «жизнь» следует отнести и к любому другому сущему, скажем, физическому, химическому. Между тем, живёт не только отдельно взятое сущее, например, отдельный человек. Живёт также (и смыслами располагает) общество. Какой смысл, значение тогда следует вкладывать в понятие «жизнь» применительно к каждому из данных феноменов, предметов?…

Ясно, что в каждом конкретном случае понятие данное будет выступать в различных ракурсах, аспектах. Одно дело, скажем, вести речь о жизни касательно биологической материи. Причём, — и тут нужно видеть дифференциацию в зависимости от уровня, форм организации последней. Другое дело, когда речь идёт о психологическом, социальном проявлении жизни. Больше, — о проявлении, коль скоро налицо жизнь экзистенции, жизнь человеческого бытия. Видимо, в последнем случае термины «существование» и «жизнь» будут во многом совпадать.

Вместе с тем, сам термин «смысл» тоже далеко не однозначен. Часто его используют в плане какого-то значения, нагрузки, известного ракурса, направления выказывания, присутствия, которые осмысливаемый предмет, понятие несёт, существует. Очевидно тогда: предметы, понятия могут обладать весьма различными смыслами. Отсюда, например, говорят, что в одном смысле данный предмет есть то-то и то-то, а в другом, третьем смысле — нечто другое.

Одновременно, смысл, тем более, при использовании его в единстве с понятием «жизнь» обнаруживается в ином, существенно значимом, аспекте. Последний сразу же явственен, коль скоро речь заходит о назначении, ориентированности, направленности, целостности, упорядоченной насыщенности жизни человека. Так что, можно полагать: сам по себе смысл есть некоторое понятие, выступающее следствием соотнесённости других понятий, в единстве, организованности, упорядоченности которых он наблюдаем. Вот почему обычно под смыслом жизни имеют в виду: то, для чего человек живёт, какова определяющая цель его существования, как последовательно и на каких путях она реализуема, что за проблемы и насколько полно человек здесь решает, осуществляя насыщающие его жизнь цель и задачи.

Нетрудно видеть из сказанного: смысл подразумевает наличие определённой конечной цели: некоторой высшей ценности, высшего ориентира (идеи, идеала), — куда человек устремлён, воплощением которой существует. Достижение данной цели заполняет содержанием всю его активность, жизнь. Больше того, она организует, мотивирует эту активность, ориентирует, сообщает динамизм, созидательную энергию. Конечная цель, короче говоря, выступает законом движения, существования человека. Она образует, что называется «основную линию жизни». Ею-то и соорганизованы поведение и поступки человека на разных уровнях — будь то общество в целом, или трудовой коллектив, семья, близкие друзья. Отклонения от данной «линии» нередко приводят к мучительным коллизиям, а её утрата — к нравственной, а то и физической гибели.

Разумеется, конечной целью человека может быть что угодно. Однако, обычно люди выбирают наиболее значимый и важный для них предмет, дело. Нечто, наполняющее, что называется, «высшим смыслом», «осмысленностью», «ценностью», «исключительным достоинством» всю жизнь. Организуя людей, высшая идея (конечная цель) не просто мобилизует, а вдохновляет на высочайший подъем, вселяет энтузиазм творчества, напрягает силы и энергию сполна. Сказано же: «лишь для великой идеи рождается великая энергия» (К. Маркс).

Хотя, верно и то, что каждый несёт по жизни то, на что способен, может, до чего дорос. Отсюда, понятие «высшее» отдаёт относительностью. Но, с другой стороны, мера человечности в человеке лишь тогда соблюдаема, выдерживается, когда чувство, сознание должного, цели, мечты, устремлённости не снижается, а растёт, поднимается. Человек, застывший в самореализации на одном и том же, достигнутом (ставшим настоящим), обречён на деградацию. Не меняется дело и в случае нацеленности людей предметами, заведомо посильными. В том числе — представляющими экстраполяции настоящего (достигнутого) в будущее.

Подчеркнём ещё раз, не смысл образует благое, счастье, конечную цель и т.д. Он — следствие ВЫСШЕЙ ИДЕИ (благой, истинной, по природе своей), которой человек устремлён. Между тем, всякая конечная цель также предполагает наличие некоторых промежуточных целей, опосредствующих идей-ступеней, ведущих к ней. Как раз, в этом плане осуществление всего данного комплекса различных моментов целеустремлённой жизни в единстве и обеспечивается тем, что называется осмысленностью человеческой жизни, смыслом жизни человека.

На этом мы завершим наш, скажем так, «категориальный анализ смысла жизни. В заключение лишь остановимся (причём, предельно кратко) на осмысленности жизни с позиций «умного материализма. Под последним будем понимать мироориентацию, выступающую в наиболее развитой данности философией марксизма, диалектическим материализмом.

Действительно. Люди, осмысленно проникшиеся материалистическим мировоззрением (а оно должно быть в нынешних условиях «умным» в означенном смысле), становятся на непростой путь. Тем более, — не очевидный для здравого смысла, сознания повседневности. Последние во многом серьёзно дезориентированы и даже сманипулированы «плюрализмом» плоско-примитивных мироориентаций и бездумья, заполонивших современный «интеллектуальный эфир». «Умно-материалистический путь», от человека наших дней иной раз требует личного мужества и силы духа. Даже того, — что в философии называется «стоичностью».

Наиболее приемлемым по части жизнеосмысленности обычному сознанию является, как нетрудно понять, религиозный путь. Здесь, в частности, отталкиваются от, характерной почти всем классическим религиям, установки о «бессмертии души» и «потустороннем воздаянии» («утешении»). В светской же рациональной традиции, помимо материалистического подхода, обыкновенно постулируют идеалистические представления об «абсолютном разуме» и «абсолютных моральных ценностях», создающих якобы основу нравственного существования человека и определяющих его жизненные ориентиры. В конечном итоге, эти представления тоже сводимы к только что описанным.

Разумеется, диалектическому материализму в вопросах осмысленности жизни чужда перспектива иллюзорного утешения в «потусторонней жизни». Точно также, не приемлемы идеалистические подходы. В добавок, — восходящие к духовно-практическому опыту традиционно-религиозных систем. Как можно принять доводы обосновываемых идеалистами моральных ценностей, коль скоро они зиждутся на «вышнем суде» (в «трансцендентности», «потусторонности» реальной действительности, в неких мистических, иррациональных сферах и т.п.) и «воздаянии», ожидающих людей, в конечном счёте, после смерти?

Материалистический подход вовсе не означает, что человеку нет надобности искать утешения, нет возможности, чем скомпенсировать горечь утрат, лишения и «бесперспективность своей личной жизни». Все это человек должен и может находить. Но — в реальной, посюсторонней действительности. Да, среди прочего, — в общении, совместном с другими людьми практическом творчестве мира, истории, больших и малых дел.

И, конечно же, отрицание «потусторонней жизни», привязка человека к «земной» (единственно реальной «юдоли») отнюдь не должны означать, что ему ничего не остаётся в целях «самореабилитации» («утешения»), помимо разного рода «вседозволенностей». Обычно, в данном наборе все то же: разгул животной похоти, услады жизни, примитивно и вульгарно понятый принцип гедонистического наслаждения («эрапукейство», как бы выразился персонаж известной пьесы М. Горького). Видимо, животная вседозволенность, — в каких бы формах ни выражалась, — худший вариант потребительского отношения к жизни. Подобное «прожигание» себя никогда не принесёт человеку настоящего удовлетворения, никогда не заполнит проживаемое значимым смыслом.

Настоящий материализм также не приемлет, чужд, так сказать, принципу «интеллектуальной вседозволенности». Частным проявлением последнего является славно известное: «Если Бога нет, то я — Бог». Сколько ужасных бед несёт миру сознание, человек, возомнивший себя из принципа такой вседозволенности «Богом», «героем»! Как и «пожиратель вещей», он неудержимо захвачен, — пренебрегая все и вся, потребляя судьбы и жизни других людей, народов, — обеспечением своих, в конечном итоге, эгоистически-низменных желаний, влечений.

Последовательному материалисту чуждо также самонадеянное, своемерное, антропоцентрическое (в предельно развитой форме представленные производяще-техногенной практикой) отношения к действительности. Ибо он признает существование объективной реальности, мира, бытия, Божественной природы. Разумеется, — понимаемых умным материализмом так, что и «понимание» и его предметы имеют мало что общего с религиозными видениями. Так вот, от божественной природы, бытия, объективной реальности человек-материалист всегда будет находиться в зависимости. С ними он не может не считаться. Без внимания и открытости им жизнь, дела его просто бессмысленны. А «звезды на небе» — никогда не «зажгутся»…

Итак, пребывать в кругу вещей и людей, жить миром, с бытием, обретая здесь бессмертие, — невозможно без осмысленного служения жизни. Причём, — как сказано, «по высшему разряду. Больше того. Материалист-диалектик насыщает жизнь высшими смыслами не только «от себя» (означенным образом, внутренне), но и внешне, самим бытием. Иначе говоря, он преследует высшие идеалы, цели, интересы, устраивая ими порядок в собственном существовании не единственно, руководствуясь своими «субъективными» намерениями, но также устремляемый на это самим бытием.

В этом ключе возникает ещё один вопрос. Стоят ли того непосредственные лишения и утраты (зачастую ощутимые) из-за «призрачных» упований служить общему благу, счастью, тем самым, даже «сохраниться» в историко-культурной памяти, обретением известности, признания и т.д.? Стоят ли они, хотя бы, ради желания быть нужным, значимым другим из ближайшего окружения? Далеко не от самого же «уповающего» зависит достижение хотя бы этого.

Можно продолжить аналогичные, весьма удручающие вопросы, вскрывающие соответствующие коллизии-противоречия (скорей, антиномии), «неудачи», на которые наталкивается смыслоищущее сознание. Для совладания с ними в каждой культуре, как сказано, предпринимаются немалые усилия.

Однако, как мы можем судить, ни приведённые, ни какие другие решения поднятых вопросов и преодоления смысложизненных антиномий в обозначившемся русле (вне умного материализма) не способны устраивать серьёзный поиск, трезво-критический анализ. Достаточно сказать, данные подходы изначально заблуждаются относительно существа самого человека, его общественной, мировой и, связанной с бытием, природы. Ведущиеся здесь поиски человека и человеческого смысла не поднимаются за пределы просветительских представлений, очевидную несостоятельность коих, кстати, подтверждает и практика. Сколько-нибудь серьёзные же разговоры о смысложизненных исканиях в лучшем случае лишь повисают в воздухе без основательной фиксации весьма непростой сути человека, специфических особенностей его самораскрытия, способа существования, исторического становления.

Важнейшим недостатком ведущихся не на диалектико-материалистической основе «разговоров» является и то, что здесь реальная жизнь человека, его повседневные заботы, дела, запросы, — как бы отъединены от того, что осмысливает все это, наполняет проживаемую жизнь значимостью. Потому, вершимое людьми в своей реальной жизни, каждодневно, само по себе, безусловно, выглядит чем-то «бессмысленным» и «недостойным». Самое большее при таком раскладе дел, человеку в его реальных земных хлопотах-заботах оставляют «терпение» и «надежду», что, в конечном счёте, где-то там (в загробной жизни или в какой другой «выси») ему «воздастся». Иначе говоря, его дела будут «оправданы» и оценены должным образом.

Да, сама посюсторонняя действительность изначально наделена всевозможными чертами ущербности, эфемерности, недостойности подлинного признания и проч. Оттого-то и выходит, что поиск и утверждение смысла жизни в такой реальности, не выходя за её пределы, — «дело бессмысленное». В лучшем случае, — хлопотное, отнимающее у человека силы, волю, в конечном счёте, самого себя и т.п.

Для многих именно в этом ключе смысл жизни представляет актуальную проблему, восходящую до философского статуса. «Под смыслом жизни скрывается(подчёркнуто мною. — Ш.А.), что жизнь достойна того, чтобы её прожить. И совершенно прав здесь А. Камю: «Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы её прожить, — значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное — имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью категориями — второстепенно» [6].

С другой стороны, верно и то, что человек не просто поставлен перед дилеммой выбора («быть или не быть»). Он призван выбирать, и выбирать бытие (насколько осознанно, решительно, далекоидуще, последовательно, глубоко и адекватно, — это другой вопрос). Иначе, не осуществив выбор бытия, он убегает от самого себя, выбирает небытие. Он становится на путь деградации, самоубийства, причём, — понимает это или нет. Правда, поскольку речь идёт о философской проблеме, о выборе осознанном, человек, все же, должен бы сознавать, что для него значит отказ от осмысления в направлении бытия или же небытия своей жизни. Вопрос, стало быть, не в том, чтобы решать «Быть или не быть», а в том, КАК БЫТЬ, КАК НЕ ВПАСТЬ В НЕБЫТИЕ, каким образом торить путь с бытием, не отпадая от него. Следовательно, — сопричастно вечности, мудрости, Богу.

А такое сопричастное творчество бытию возможно лишь на путях диалектико-материалистического осмысления жизни, когда человек беспрестанно возвышает себя, преодолевает достигнутое, живёт всеобъемлющими и высшими мерами. И, как было сказано, — чем выше меры (идеалы, цели, устремления) его бытия, чем выше горизонт человеческой самореализации, — тем подлинней и человечней он живёт, служит, тем полней его жизнь вмещает бытие. И — очевидней его бессмертие.

Сказанное, разумеется, не означает, что нет людей, по тем либо иным соображениям, влекущихся к небытию, нежели к бытию, для коих, иной раз, небытие предпочтительней бытия. Но не об этом у нас речь. Во всяком случае, и для данного рода людей жизнь остаётся осмысленной, а не лишённой смысла. Если для них небытие — куда большее «бытие», чем бытие, то об этом многое можно сказать, не отменяя, однако, факта, что их жизнь наполнена смыслом.

Источник:
Понятие смысла жизни (краткая характеристика)
Предпринят сжатый категориальный анализ искомого понятия. На фоне критики ходячих представлений последнего раскрыта диалектико-материалистическая осмысленность
http://filosofia.ru/ponyatie_smysla_zhizni-kratkaya_harakteristika/

СМЫСЛ ЖИЗНИ

Найдено 10 определений термина СМЫСЛ ЖИЗНИ

регулятивное понятие, присущее всякой развитой мировоззренческой системе, которое оправдывает и истолковывает свойственные этой системе моральные нормы и ценности, показывает, во имя чего необходима предписываемая ими деятельность.

/D/ Eitenzsinn; /Е/ Meaning; /F/ Raison;

/Еsр./ Razon de seг.

Идеальное представление человека о своем предназначении в мире, цели своей жизнедеятельности, возможности самореализации по образцам общественного или личностного идеала. Смысл жизни человека является личностной мировоззренческой установкой, определяющей направление его деятельной активности. В зависимости от направленности установки на прошлое, настоящее или будущее человеческое бытие обретает эмоциональную и социальную наполненность и тональность.

субъективная оценка, во многом зависящая от морали, которой придерживается человек. Фактически смысл жизни отражает вершину, которую может достигнуть при своей оптимизации главный или глобальный критерий жизни человека. Последний может совершенно не осознаваться человеком.

Смысл жизни несет собой для человека наивысший интерес. Чаще всего смыслом жизни людей является любовь. Ее потеря для человека чревата иногда полной потерей интереса в жизни.

Смысл жизни общества характеризует Духовная Этика.

— идеальное представление человека о своем предназначении в мире, цели своей жизнедеятельности, возможности самореализации по образцам общественного или личностного идеала. Смысл жизни человека является личностной мировоззренческой установкой, определяющей направление его деятельной активности. В зависимости от направленности установки на прошлое, настоящее или будущее человеческое бытие и его смысл приобретают соответствующую эмоциональную и социальную наполненность и тональность.

Уже в древней философии вопрос о смысле жизни был одним из главных. Ответ на него был своеобразным жизненным ориентиром. Практически все философы этого периода рекомендовали самые различные способы воспитания собственной души путем разумного и нравственного поведения. Сделать свою жизнь более разумной, более совершенной и более полной – в этом ее подлинный смысл.

Средневековая философия сосредоточила акцент не на смысле индивидуального бытия человека, а на смысле жизни человека в мире. Прожить жизнь праведно – с позиции христианской морали означает посвятить свою жизнь другому человеку, людям, Богу. Любовь к Богу и другим людям – высшая духовная ипостась человека, смысл жизни, путь спасения и обретения счастья.

Совр. изд.: М., 1994; «Смысл жизни». Антология, общ. ред. и составление Н. К. Гаврюшина. М., 1994; Трубецкой E. ff. Избранное. М„ 1995.

Найдено схем по теме СМЫСЛ ЖИЗНИ — 0

Найдено научныех статей по теме СМЫСЛ ЖИЗНИ — 0

Найдено книг по теме СМЫСЛ ЖИЗНИ — 0

Найдено презентаций по теме СМЫСЛ ЖИЗНИ — 0

Найдено рефератов по теме СМЫСЛ ЖИЗНИ — 0

Ищете реферат, курсовую работу, дипломную работу, контрольную работу, отчет по практике или чертеж?
Узнай стоимость!

Источник:
СМЫСЛ ЖИЗНИ
СМЫСЛ ЖИЗНИ, определение — регулятивное понятие, присущее любой развитой мировоззренческой системе, к-рое оправдывает и истолковывает свойственные этой системе
http://terme.ru/termin/smysl-zhizni.html

Смысл жизни определение

В чем заключается смысл жизни? Сможет ли человек совершить что-либо важное за свою жизнь? Как найти цель, получить удовлетворение от жизни и добиться всего, что хочется? Эти и многие иные вопросы возникают перед каждым индивидуумом, когда он, взрослея, переходит от рефлекторной стадии развития к человеческой, где в определении общего поведения и образа жизни начинает доминировать его интеллект.

Тема смысла жизни, бытия интересовала многих русских писателей. Они стремились ответить на самые сложные вопросы бытия: о Родине, о любви, о счастье, о законах вечной Вселенной и Боге.

Например, А. Блок считал, что тот, кто поймет, в чем заключается смысл жизни, постигнет многое. Если человек раскроет, что смысл жизни в беспокойстве, также тревоге, то он уже перестанет быть простым обывателем.

А. С. Грибоедов также отражает вечную проблему поиска смысла жизни, проблему детей и отцов в многочисленных своих произведениях, самое яркое из которых «Горе от ума». Его главный герой А. Чацкий высказывает протест против всех старых порядков, которые давно укоренилась в обществе. Он борется активно за свободу, новую жизнь, патриотизм и культуру.

Другой не менее известный писатель прошлого века, И.С.Тургенев, тоже затрагивает вечный вопрос поиска смысла жизни. Его знаменитый роман «Отцы и дети» решает несколько по-иному извечную проблему взаимоотношений разных поколений. На примере своего главного героя Тургенев показывает, что если без желания строить что-то новое, делать это под гнетом, ничего не получится. Нужно стремиться к преемственности поколений, ценности культуры своих предков. Тургенев еще раз доказывает в своих произведениях, что нужно жить в полной гармонии, ответственности и постепенности.

А как де роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин?» В нем также затрагиваются вечные темы. Это темы любви, смысла жизни, взаимоотношений, свободы выбора, роли нравственности в нашей жизни.

Стремление к полной гармонии с миром и с собой отличает еще одного известного героя литературы 19 века – Раскольникова. Этот человек в поисках такой гармонии проводит над собой один эксперимент. Он преступает закон и убивает старуху. Что искал Раскольников? Гармонию, свободу, счастье и независимость? Разве не в этих ценностях для многих из нас заключается смысл жизни? Однако следует помнить, что если идти неправильным путем для достижения целей, то расплата будет слишком суровой.

В постоянных поисках себя, гармонии, своего пути находятся также герои эпопеи Толстого «Война и мир». Например, Пьер Безухов после преодоления многочисленных мучительных ошибок и разочарований находит в итоге смысл своей жизни. Он стремится к правде, достоинству и свету. Разве не в этом заключается смысл нашего существования?

В заключение хочется сказать, что всю литературу 19 века и не только можно назвать литературой активного поиска смысла жизни, поиска Героя. Многие писатели стремились к тому, чтобы увидеть в героях людей, которые способны служить Родине, уважать других, приносить Отчизне пользу своими действиями и мыслями и просо быть счастливыми, развиваться, быть в гармонии с собой и идти вперед.

Каждый из русских писателей решает по-своему проблему смысла жизни, но неизменным остается для русской классики постоянное стремление идти вперед.

Источник:
Смысл жизни определение
Русские писатели о смысле жизни.
http://krasnov.tv/russkie-pisateli-smysl-zhizni/

COMMENTS