Выражение эмоций

Внешнее выражение эмоций

Эмоции — внутренние психические субъективные состояния, характеризующиеся специфичным для них ярким телесным выражением, которое проявляется в сосудистых реакциях, в изменениях дыхания и кровообращения (в связи с этим в побледнении или покраснении лица), в своеобразной мимике и жестах, в интонационных особенностях речи и т. д.

Изменение дыхания при эмоциях. Многие эмоции связаны с усилением мышечной деятельности и повышением голоса. Этим объясняется большая роль, которую играют в эмоциях дыхательные движения, выполняющие, как известно, двойную функцию: 1) усиление газообмена и обеспечение необходимого для повышенной мускульной работы кислорода и 2) пропускание воздуха через голосовую щель и обеспечение требуемой вибрации голосовых связок.

Соответственные изменения наблюдаются в величине кровяного давления. При испуге систолическое кровяное давление повышается. Это повышение наблюдается также при мысли о возможной боли: у некоторых лиц оно обнаруживается, как только зубной врач входит в комнату и подходит к больному. Повышение кровяного давления перед первым экзаменационным днем иногда составляет 15—30 мм сверх нормы.

Все эти изменения связаны с потребностями организма в лучшем выполнении соответствующей деятельности: при внезапном, испуге они приводят к быстрому и лучшему кровоснабжению мышц, которым предстоит работа (это находит свое выражение в увеличении объема рук благодаря притоку к ним крови); в ожидании экзамена — к улучшению кровоснабжения мозга и т. п.

Ч. Дарвин считал, что у животных предков человека эти выразительные движения имели практическое значение, помогая в борьбе за существование: оскал зубов и сопровождающее его рычание устрашало врага; поза и мимика смирения снижала его агрессивность; мимика удивления облегчала ориентировочный рефлекс и т д. У человека же эти мимические движения утратили свое непосредственное жизненно практическое значение и остались всего лишь в виде простых пережитков.

Выражение эмоций в речевой интонации. Поскольку речь играет огромную роль в жизни человека, большое значение во взаимоотношениях людей приобрело выражение эмоций с помощью повышения, или понижения, или ослабления голоса. При этом методика и динамика речи может иметь выразительное значение безотносительно и даже в противоречии со смыслом и содержанием произносимых слов.

Выразительное значение имеют также и тембр голоса, темп речи и ее ритмическое (акцентное) членение с помощью пауз и логического ударения. Слова, произносимые на одной и той же высоте звука, делают речь монотонной и лишенной выразительности. Наоборот, значительная звуковысотная модуляция голоса (у некоторых артистов она превышает две октавы) делает речь человека весьма выразительной в эмоциональном отношении.

Эмоциональная выразительность речи играет огромную роль в общении людей. Совокупным действием всех указанных средств человек только с помощью одного своего голоса может выражать самые сложные и тонкие эмоции — иронию, ласку, сарказм, боязнь, решимость, просьбу, страдание, восторг и т. д.

Источник:
Внешнее выражение эмоций
Эмоции — внутренние психические субъективные состояния, характеризующиеся специфичным для них ярким телесным выражением, которое проявляется в сосудистых реакциях, в изменениях дыхания и кровообращения (в связи с этим в побледнении или покраснении лица), в
http://alinka.net/util/index.php?f=3598

Выражение эмоций

Для постороннего наблюдателя наиболее наглядным представляется следующее:

– выразительные движения лица (мимика),

– выразительные движения всего тела (пантомимика),

– интонации и тембр голоса (иногда это называется «вокальной мимикой»).

Как говорил С. Л. Рубинштейн, «В повседневной жизни мы по выразительным движениям, по тончайшим изменениям в выражении лица, в интонации и т.д. чувствуем иногда малейшие сдвиги в эмоциональном состоянии, в «настроении» окружающих нас людей, особенно близких нам». И в самом деле, богатый жизненный опыт позволяет нам, например, всего лишь по одной фальшивой нотке в голосе собеседника распознать раздражение или негативное отношение, по расширившимся зрачкам – возбуждение и/или любовь, по слишком резкому движению – нетерпение.

Тем не менее ряд американских экспериментаторов (А. Фелеки, Г. С. Лэнгфелд, К. Лэндис, М. Шерманн) пришли к выводу, что суждения об эмоциональном состоянии на основании выражения лица оказываются по большей части сбивчивыми и ненадежными. Такие очевидные проявления, как смех или улыбка не вызывает расхождения в суждениях. Относительно легко распознается выражение презрения, но уже удивление и подозрение и даже страх и гнев, а тем паче более тонкие оттенки чувств труднее дифференцировать по выражению лица.

В экспериментах некоторые из исследователей (К. Лэндис, М. Шерманн) в лабораторных условиях вызывали у людей различные эмоциональные состояния. Испытуемые, не будучи осведомленными об эмоциональных состояниях этих людей, должны были их определить по выражению лиц. Иногда исследователи подменяли живое человеческое лицо фотографией, на которой либо сам исследователь (А. Фелеки), либо актер специально изображал ту или иную эмоцию (Г. С. Лэнгфелд, К. Лэндис). Старания исследователей были направлены на то, чтобы определить для каждой эмоции, какую в точности группу мышц лица она включает и какое в точности движение каждой из этих мышц для нее специфично. Оказалось, что игра мышц имеет много своеобразия и значительные индивидуальные различия. Одна и та же эмоция может сопровождаться разной игрой мышц, а при разных эмоциях могут наблюдаться схожие «игры».

Отчасти результат этот объясняется дефектом самих экспериментов, заключающимся в демонстрации испытуемым статических изображений. В реальной жизни мы оцениваем эмоции друг друга не только и даже не столько по статическому выражению, сколько по динамике: вряд ли дежурная улыбка банковского работника или продавца-консультанта может кого-то обмануть.

Другой дефект (непреодолимой, пожалуй, силы) заключается в том, что невозможно объективными способами классифицировать эмоции человека: вот он испытывает удивление в чистом виде, вот ярость и т.д. В реальной жизни, опять-таки, распознать эмоции нам помогает ситуация, в которой пребывает человек-объект наблюдения.

С. Л. Рубинштейн говорит о том, что вопрос в конечном счете упирается в общую теорию выразительных движений, неразрывно связанную с общей теорией эмоций. Только с помощью такой теории можно осмыслить и истолковать экспериментальные факты.

Выразительным может быть не только движение, но и действие, не только его намечающееся начало, но и дальнейшее течение. Как в логическую ткань живой человеческой речи вплетаются выразительные моменты, отражающие личность говорящего, его отношение к тому, что он говорит, и к тому, к кому он обращается, так и в практический конспект человеческих действий непрерывно вплетаются такие же выразительные моменты; в том, как человек делает то или иное дело, выражается его личность, его отношение к тому, что он делает, и к другим людям.

Как вообще действие не исчерпывается внешней своей стороной, а имеет и свое внутреннее содержание и, выражая отношения человека к окружающему; является внешней формой существования внутреннего духовного содержания личности, так же как выразительные движения не просто лишь сопровождение эмоций, а внешняя форма их существования или проявления.

Выражение эмоций не только отражает уже сформированное переживание, но и само, включаясь, формирует его; так же как, формулируя свою мысль, мы тем самым формируем ее, мы формируем наше чувство, выражая его. У. Джемс утверждал, что не страх порождает бегство, а бегство порождает панику и страх, не уныние вызывает унылую позу, а унылая поза (когда человек начинает волочить ноги, мина у него делается кислой и весь он как-то опускается) порождает у него уныние. Ошибка Джемса заключалась только в том, что, переворачивая традиционную точку зрения, он также недиалектично взял лишь одну сторону. Но отмеченная им зависимость не менее реальна, чем та, которую обычно односторонне подчеркивает традиционная теория.

Любой человек может убедиться в том, что, давая волю проявлениям своих чувств, мы этим их поддерживаем. То есть внешнее проявление чувства само воздействует на него, усиливая это чувство. Таким образом, выразительное движение (или действие) и переживание взаимопроникают друг в друга, образуя подлинное единство.

Объяснение выражению эмоций можно дать не на основе психофизического параллелизма, а лишь на основе психофизического единства. Выразительное движение, в котором внутреннее содержание раскрывается вовне, – это не внешний лишь спутник или сопровождение, а самый настоящий компонент эмоций. Характерным примером здесь является то, что через выразительность своих движений и действий актер на сцене или в кино не только раскрывает чувства зрителю, через них он сам входит в чувства своего героя и, играя роль, начинает жить ими и их переживать.

Действительно, возможно, что некоторые эмоции являются рудиментарными формированиями. Однако, как говорит С. Л. Рубинштейн, «Как бы сначала ни возникли выразительные движения и какова бы ни была первоначальная функция этих движений, они во всяком случае не просто рудиментарные образования, потому что они выполняют определенную актуальную функцию, а именно функцию общения; они — средство сообщения и воздействия, они — речь, лишенная слова, но исполненная экспрессии». Функция выражения эмоций в настоящем, конечно, не менее существенна для их понимания, чем гипотетическая функция их в прошлом. Исключительно тонко дифференцированная мимика человеческого лица никогда не достигла бы современного уровня выразительности, если бы в ней лишь откладывались и запечатлевались ставшие бесцельными движения.

Социальная функция выражения эмоций оказывает на них определяющее влияние. Поскольку они служат средствами выражения и воздействия, они приобретают характер, необходимый для выполнения этих функций. Символическое значение, которое выразительное движение приобретает для других людей в процессе общения, начинает регулировать употребление его индивидом.

Форма и употребление выражения эмоций преобразовываются и фиксируются той общественной средой, к которой мы принадлежим, в соответствии со значением, присвоенным ею нашим выразительным движением. Общественная фиксация этих форм и их значения создает возможность чисто конвенциональных выразительных движений (конвенциональная улыбка), за которыми нет чувства, ими выражаемого.

Однако даже подлинное выражение действительных чувств получает обычно установленную, стилизованную, как бы кодифицированную социальными обычаями форму. Нигде нельзя провести грани между тем, что в наших выразительных движениях природно и что в них социально; природное и социальное, естественное и историческое здесь, как и повсюду у человека, образуют одно неразложимое единство. Нельзя понять выразительных движений человека, если отвлечься от того, что он – общественное существо.

Выражение эмоций, безусловно, для окружающих людей имеет определенное значение, это факт. Этот факт придает эмоция и новое значение для нас самих. Мы понимаем, что наши эмоции становятся понятны окружающим, что наши эмоции как-то воздействуют на них. И поэтому первоначально рефлекторная реакция превращается в полноценный семантический акт. Мы сплошь и рядом производим то или иное выразительное движение именно потому, что, как мы знаем, оно имеет определенное значение для других.

В некоторой степени выражение эмоций способно даже заменить речь. Природная основа непроизвольных рефлекторных выразительных реакций дифференцируется, преобразуется, развивается и превращается в тот исполненный тончайших нюансов язык взглядов, улыбок, игры лица, жестов, поз, движений, посредством которого и тогда, когда мы молчим, мы так много говорим друг другу. Пользуясь этим «языком», большой артист может, не вымолвив ни одного слова, выразить больше, чем слово может вместить. Этот язык располагает утонченнейшими средствами речи.

С. Л. Рубинштейн отмечает, что наши выразительные движения – это сплошь и рядом метафоры. Когда человек горделиво выпрямляется, стараясь возвыситься над остальными, либо наоборот, почтительно, униженно или подобострастно склоняется перед другими людьми и т.п., он собственной персоной изображает образ, которому придается переносное значение. Выразительное движение перестает быть просто органической реакцией; в процессе общения оно само становится действием и притом общественным действием, существеннейшим актом воздействия на людей.

У самой речи есть своя «мимика» – вокальная. Собственно речь человека из этой «мимики» черпает свою выразительность. В речи каждого человека эмоциональное возбуждение сказывается в целой гамме выразительных моментов:

Во многом восприятие музыки связано с особенностями нашего восприятия «вокальной мимики». Так, например, то волнующее действие, которое часто производит скрипка, связано, скорее всего, со значительной ролью в скрипичной игре вибрато (ритмичные колебания с частотой 5-7 Гц). При пении также вибрато придает голосу особую прелесть. У некоторых людей (по данным специальных исследований, среди взрослых примерно у 20%) встречается непроизвольное вибрато и в речи.

Зарождаясь в виде непроизвольного проявления эмоционального состояния говорящего, выразительные моменты речи перерабатываются соответственно тому коммуникационному значению, которое имеет значение для окружающих людей. Выражение эмоций превращается в искусно разработанное средство более или менее сознательного воздействия на людей.

Источник:
Выражение эмоций
Для постороннего наблюдателя наиболее наглядным представляется следующее: – выразительные движения лица (мимика), – выразительные движения всего тела (пантомимика), – интонации и тембр
http://azps.ru/hrest/28/5803304.html

Выражение эмоций (проявление эмоций)

О переживаниях человека можно судить как по самоотчету человека о переживаемом им состоянии, так и по характеру изменения психомоторики и физиологических параметров: мимике, пантомиме (позе), двигательным реакциям, голосу и вегетативным реакциям (частоте сердечных сокращений, артериальному давлению, частоте дыхания). Наибольшей способностью выражать различные эмоциональные оттенки обладает лицо человека.

Г.Н. Ланге, один из крупных специалистов по изучению эмоций, привел описание физиологических и поведенческих характеристик радости, печали и гнева. Радость сопровождается возбуждением двигательных центров, из-за чего появляются характерные движения (жестикуляция, подпрыгивания, хлопанье в ладони), усилением кровотока в мелких сосудах (капиллярах), вследствие чего кожа тела краснеет и становится теплее, а внутренние ткани и органы начинают лучше снабжаться кислородом и обмен веществ в них начинает происходить интенсивнее.

При печали происходят обратные сдвиги: торможение моторики, сужение кровеносных сосудов. Это вызывает ощущение холода и озноба. Сужение мелких сосудов легких приводит к оттоку из них крови, в результате ухудшается поступление кислорода в организм и человек начинает ощущать недостаток воздуха, стеснение и тяжесть в груди и, стараясь облегчить это состояние, начинает делать продолжительные и глубокие вдохи. Внешний вид тоже выдает печального человека. Его движения медленны, руки и голова опущены, голос слабый, а речь растянутая. Гнев сопровождается резким покраснением или же побледнением лица, напряжением мышц шеи, лица и рук (сжимание пальцев в кулак).

У разных людей проявление эмоций различно, в связи с чем говорят о такой личностной характеристике, как экспрессивность. Чем сильнее выражает человек свои эмоции через мимику, жесты, голос, двигательные реакции, тем больше у него выражена экспрессивность. Отсутствие внешнего проявления эмоций не говорит об их отсутствии; человек может скрывать свои переживания, загонять их вглубь, что может стать причиной длительного психического напряжения, отрицательно влияющего на состояние здоровья.

Различаются люди и по эмоциональной возбудимости: одни эмоционально реагируют на самые слабые раздражители, другие – только на очень сильные.

Эмоции обладают свойством заразительности. Это значит, что один человек может невольно передавать свое настроение, переживание другим людям, общающимся с ним. Вследствие этого может возникнуть как всеобщее веселье, так и скука или даже паника. Другим свойством эмоций является их способность долгое время храниться в памяти. В связи с этим выделяют особый вид памяти – эмоциональную память.

Внешние выражения эмоций. Возникновение эмоционального процесса приводит к формированию новых форм реагирования. Иногда эмоциональные явления бывают бурными и внезапными, возникая почти сразу после действия возбуждающего агента. Такая эмоция принимает форму аффекта.

Но эмоции могут формироваться и постепенно, не проявляясь и не оставляя следов в сознании. Остается только повышенная готовность к эмоциональной реакции. Иногда эмоции вовсе не находят отражения в сознании.

Эмоция, набравшая достаточную силу и организованность, способна оказывать большое влияние на функциональное состояние различных психических механизмов. Она проявляется:
— в форме выразительных движений;
— в форме эмоциональных действий;
— в форме высказываний об испытываемых эмоциональных состояниях;
— в форме определенного отношения к окружающему.

Зачем же нужны выразительные эмоциональные движения? По мнению Чарльза Дарвина, это пережитки прежде целесообразных действий. Напряжение мускулов, сжимание кулаков, скрежетание зубами при гневе – все это наследие наших далеких предков, которые спорные вопросы решали с помощью кулаков и челюстей. «Для примера, – пишет Дарвин, – достаточно вспомнить о таком движении, как наклонное положение бровей у человека, который страдает от горя или тревоги. Или же такие движения, как едва заметное опускание углов рта, должны рассматриваться как последние следы или остатки более резко выраженных в прошлом движений, имевших понятный смысл».

Выразительные движения в наши дни служат в качестве непроизвольного аккомпанемента эмоций: они играют огромную коммуникативную роль, помогают общению между людьми, обеспечивают эмоциональный контакт между ними. Именно благодаря мимике (выразительные движения лица), пантомимике (выразительные движения всего тела), эмоциональным компонентам речи и т.д. мы узнаем о переживаниях другого человека, сами проникаемся этими переживаниями, строим в соответствии с ними свои взаимоотношения с окружающими. Понимание языка эмоций помогает нам найти верный тон в общении с окружающими. Наиболее полно и ярко эмоции выражаются изменениями человеческого лица. Именно на лице другого человека «прочитываем» мы радость и печаль, задумчивость и гнев, любовь и ненависть. Точно так же «прочитываются» разнообразные оттенки чувств и эмоций на нашем лице.

Из каких же элементов складывается «язык эмоций», как усваивается он человеком? Этим вопросам были посвящены многочисленные исследования. Выяснилось, что наибольшее значение для выражения эмоций имеют глаза и рот.

Но обычно мы при прочтении эмоции по лицу учитываем всю ситуацию, которая подсказывает характер эмоционального переживания. Радость и веселье угадываются быстрее, чем страх и страдание.

На точность определения эмоции по внешним проявлениям влияет состояние того, кто оценивает, люди имеют тенденцию приписывать другому те переживания, которыми они сами охвачены.

Принцип «физических действий», т.е. воссоздания эмоции по точному внешнему ее выражению, предложил К.С. Станиславский для правдивого отображения на сцене эмоциональной жизни персонажей. Здесь имеется в виду, конечно, не только мимика, но и другие способы внешнего выражения эмоций: жесты, движения, позы и т.д. Одним из самых сильных путей выражения эмоций и чувств является речь. Интонация, сила звука, ритм – все это всегда, с одной стороны, зависит от нашего эмоционального состояния и, с другой – служит средством его выражения.

Язык эмоций – это универсальные, сходные для всех людей наборы экспрессивных знаков, выражающих те или иные эмоциональные состояния. Мы можем правильно понять эмоции людей других культур и национальностей. Но эта универсальность не абсолютна. Есть определенные национальные различия, которые определяются традициями и обычаями. Например, в некоторых частях Африки смех – показатель изумления и даже замешательства и вовсе не обязательно признак веселья. В некоторых странах Азии от гостя ждут отрыжки после еды в знак того, что он вполне удовлетворен. Тот же жест в американском обществе вряд ли повлечет за собой повторное приглашение в гости.

Формы выражения эмоций зависят от принятых правил приличия. У нас, например, не принято в общественных местах громко хохотать, вообще привлекать к себе всеобщее внимание проявлением своих эмоций. Есть и индивидуальные особенности в проявлении эмоций, которые зависят от темперамента человека, его воспитания, привычек. Иногда привычные для человека эмоции накладывают своеобразный отпечаток на выражение его лица. Недаром говорят о лицах озабоченных, веселых, удивленных и т.д. Впрочем, такая «психологизация» внешности может быть результатом не совсем правильного «прочтения» природных особенностей лица.

Источник:
Выражение эмоций (проявление эмоций)
О переживаниях человека можно судить как по самоотчету человека о переживаемом им состоянии, так и по характеру изменения психомоторики и физиологических параметров: мимике, пантомиме (позе),
http://psyera.ru/vyrazhenie-emociy-proyavlenie-emociy_7882.htm

Выражение эмоций

Самый простой способ узнать об эмоциональном со­стоянии другого человека — это спросить его об этом. Однако внимание привлекали объективные, не свя­занные с самоотчетом признаки эмоциональных состояний.

П. Экман и В. Фризен в 1969 г. выделили пять классов невербальной эмоциональной экспрессии:

1) адапта­ционные проявления — неспецифические выражения эмоций, кото­рые сигнализируют об общем состоянии организма, например ходь­ба «из угла в угол» при душевном волнении, подпрыгивание на ме­сте при радости;

2) регуляторы — движения, придающие ритм течению эмоционального процесса, например покачивание головой при переживании печали, постукивание пальцами при состоянии неопределенности;

3) иллюстраторы — телесные выражения интен­сивности эмоции, например размахивание руками в состоянии воз­буждения;

4) демонстрация — намеренное усиление эмоционально­го выражения с помощью мимики, например нахмурившие бровей при гневе, улыбка;

5) знаки — культурно обусловленные жесты, значения которых колеблются в различных сообществах.

Гипотеза об универ­сальности выражения эмоций опирается на три типа аргументов.

Джулиан Дюшен де Болон в 1862 г. с помощью брата — вели­кого фотохудожника Надара Адриена Турнашона — выпустил кни­гу, посвященную универсальному выражению эмоций у человека. На лица моделей помещались электроды, которые, пере­давая слабые разряды тока, вызывали механическое сокращение мышц, якобы соответствующее различным эмоциям. «Гальванизированная маска», в которую был превращен человек, выражала удивление, удовольствие, горе, тоску, страх.

Данный цикл исследований можно рассматривать как предте­чу периферической теории эмоций Джеймса — Ланге, сводившей субъективные эмоциональные переживания к отсроченной интер­претации телесных проявлений, вызванных естественными измене­ниями внутреней среды организма.

Однако вопрос о том, насколько человек способен правильно распознавать мимические реакции других людей, до сих пор оста­ется открытым. В одном из исследований испытуемым демонстри­ровались фотографии актеров, изображавших различные эмоции. Было установлено, что число правильных оценок чувств, которые хотел изобразить актер, составляет от 17 до 58%. Впрочем, нельзя сказать, что идея классификации душевной жизни индивида вовсе не привела к значительным достижениям.

К. Изард предложил перечень из десяти фундаментальных эмоций: интерес — возбуждение, удовольствие — радость, удивление, горе — страдание, гнев — ярость, отвращение — омерзение, презрение — пренебрежение, страх — ужас, стыд — застенчивость, вина — раска­яние. Использование двух слов для обозначения большинства фундаментальных эмоций объясняется стремлением показать полюса интенсивности той или иной эмоции (например, страх — средняя интенсивность, ужас — высокая интенсивность). В реальности, по мнению К. Изарда, существует огромное количество смешанных эмоций, которые он назвал диадами (например, страх — стыд или интерес — удовольствие) и триадами (например, горе — гнев — от­вращение или интерес — удовольствие — удивление). Из десяти фундаментальных эмоций можно составить 45 диад и 120 триад. В каждый момент времени возможно испытывать только одну преобладающую эмоцию.

Выделение названных 10 эмоций в качестве фундаментальных связано с тремя факторами:

а) наличием характерных мимических выразительных комплексов;

б) уникальным субъективным пережи­ванием (феноменологическое качество);

в) специфическим нерв­ным субстратом.

Исследование, проведенное П. Экманом в 1998 г. в 21 стране мира, подтвердило универсальность выражения и схо­жесть в переживании фундаментальных эмоций, описанных К. Изардом. По эмоции удивления совпадение имело место в 20 странах, по эмоции страха — в 19, по эмоции гнева — в 18. П. Экман проводил свое исследование не только в западных культурах или в культурах, подверженных влиянию западной цивилизации. Он отправился в бесписьменную, практически изолированную от внешнего мира культуру Папуа Новой Гвинеи. Неграмотным испытуемым зачиты­вались рассказы, описывающие различные эмоционально насыщен­ные события (например, «у человека умер ребенок») и предлагалось выбрать подходящую фотографию из набора. Полученные данные подтвердили гипотезу об универсальности фундаментальных эмоций.

Источник:
Выражение эмоций
Самый простой способ узнать об эмоциональном со­стоянии другого человека — это спросить его об этом. Однако внимание привлекали объективные, не свя­занные с самоотчетом признаки эмоциональных
http://studopedia.ru/1_104589_virazhenie-emotsiy.html

COMMENTS