Хорошее отношение

Владимир Маяковский — Хорошее отношение к лошадям: Стих

Владимир Маяковский — Хорошее отношение к лошадям: Стих

Били копыта,
Пели будто:
— Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб.-
Ветром опита,
льдом обута
улица скользила.
Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
— Лошадь упала!
— Упала лошадь! —
Смеялся Кузнецкий.
Лишь один я
голос свой не вмешивал в вой ему.
Подошел
и вижу
глаза лошадиные…

Улица опрокинулась,
течет по-своему…

Подошел и вижу —
За каплищей каплища
по морде катится,
прячется в шерсти…

И какая-то общая
звериная тоска
плеща вылилась из меня
и расплылась в шелесте.
«Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы сих плоше?
Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь».
Может быть,
— старая —
и не нуждалась в няньке,
может быть, и мысль ей моя казалась пошла,
только
лошадь
рванулась,
встала на ноги,
ржанула
и пошла.
Хвостом помахивала.
Рыжий ребенок.
Пришла веселая,
стала в стойло.
И всё ей казалось —
она жеребенок,
и стоило жить,
и работать стоило.

Анализ стихотворения «Хорошее отношение к лошадям» Маяковского

Стихотворение «Хорошее отношение к лошадям» — яркий пример творческого своеобразия таланта Маяковского. Поэт был сложной противоречивой личностью. Его произведения не укладывались в принятые стандарты. В царской России движение футуристов резко осуждалось. Маяковский горячо приветствовал революцию. Он верил, что после государственного переворота жизнь людей кардинально изменится, причем в несравненно лучшую сторону. Поэт жаждал перемен не столько в политике, сколько в сознании человека. Его идеалом было очищение от всех предрассудков и пережитков буржуазного общества.

Но уже первые месяцы существования советской власти показали, что подавляющая масса населения осталась прежней. Смена режима не произвела революции в сознании человека. В душе Маяковского растет непонимание и неудовлетворенность результатами. Впоследствии это приведет к тяжелому душевному кризису и самоубийству поэта.

В 1918 г. Маяковский написал стих «Хорошее отношение к лошадям», которое выбивается из общего ряда хвалебных произведений, созданных в первые дни революции. В период, когда ломке подвергаются существенные основы государства и общества, поэт обращается к странной теме. Он описывает свое личное наблюдение: на Кузнецком мосту упала обессилевшая лошадь, что моментально собрало кучу зевак.

Маяковский поражен ситуацией. В стране происходят грандиозные перемены, влияющие на ход мировой истории. Происходит строительство нового мира. Между тем в центре внимания толпы – упавшая лошадь. А самое печальное в том, что никто из «строителей нового мира» не собирается помочь бедному животному. Раздается оглушительный смех. Из всей огромной толпы сочувствие и сострадание испытывает один поэт. Он способен по-настоящему увидеть «глаза лошадиные», наполненные слезами.

В обращении лирического героя к лошади заложена основная мысль произведения. Равнодушие и бессердечие людей привели к тому, что человек и животное поменялись местами. Лошадь обременена тяжелым трудом, она на общих основаниях с человеком вносит свой вклад в совместное нелегкое дело. Люди же проявляют свою животную натуру, насмехаясь над ее страданиями. Лошадь для Маяковского становится ближе и роднее, чем окружающий его «человеческий мусор». Он обращается к животному с теплыми словами поддержки, в которых признается что «все мы немножко лошади». Человеческое участие придает лошади силы, она самостоятельно встает и продолжает свой путь.

Маяковский в своем произведении критикует людей за черствость и равнодушие. Он считает, что только взаимная поддержка и помощь помогут его согражданам преодолеть все трудности и не утратить человеческий облик.

Источник:
Владимир Маяковский — Хорошее отношение к лошадям: Стих
? Читать стих поэта Владимир Маяковский — Хорошее отношение к лошадям на сайте РуСтих. Лучшие стихотворения поэтов классиков.
http://rustih.ru/vladimir-mayakovskij-xoroshee-otnoshenie-k-loshadyam/

Мир Психологии

Глубокий анализ взаимоотношений между людьми, таких, например, как отношения дружбы или супружеские отношения, неизбежно приводит нас к выводу, что базовые потребности подлежат удовлетворению только в процессе межличностного общения. Удовлетворение базовых потребностей всегда имеет психотерапевтическое значение, хотя бы потому, что человек, у которого удовлетворены базовые потребности, чувствует себя в безопасности, чувствует, что любим, что он что-то значит и заслуживает уважения.

Взявшись за анализ взаимоотношений между людьми, мы обязательно столкнемся с необходимостью (равно как и с возможностью) провести границу между плохими и хорошими отношениями, будь то дружеские отношения, отношения между супругами или между родителем и ребенком. На мой взгляд, самым разумным основанием для такого разграничения будет степень базового удовлетворения, обеспечиваемого этими отношениями. Психологически хорошими можно считать такие межличностные отношения, которые вызывают у участников чувство принадлежности, убеждают человека, что он пребывает вне опасности, укрепляют их самоуважение (а в конечном итоге дают возможность самоактуализации).

Источником безопасности, любви и уважения не могут быть деревья или горы, даже общение с собакой не может приблизить человека к подлинному удовлетворению базовых потребностей. Только люди могут удовлетворить нашу потребность в любви и уважении, только им мы в полной мере отдаем любовь и уважение. Базовое удовлетворение – вот главное, что дарят друг другу хорошие друзья, любовники, супруги, хорошие родители и дети, учителя и ученики, именно его ищет каждый из нас, вступая в те или иные неформальные отношения, и именно оно служит необходимой предпосылкой, условием sine qua non для того, чтобы человек обрел здоровье, приблизился к идеалу хорошего человека. Что, если не это, служит высшей (если не единственной) целью психотерапии?

Такое определение психотерапии влечет за собой два крайне важных последствия:

  1. оно позволяет нам рассматривать психотерапию как уникальную разновидность межличностных отношений, так как некоторые фундаментальные характеристики психотерапевтических отношений свойственны любым «хорошим» человеческим отношениям, и
  2. если психотерапия представляет собой разновидность межличностных отношений, которые, как любые другие отношения, могут быть как хорошими, так и плохими, то этому, межличностному аспекту психотерапии следует уделить гораздо большее внимание, нежели уделяется сейчас.

Хорошие межличностные отношения ценны еще и тем, что несут в себе определенного рода образовательную функцию, на которую, к сожалению, до сих пор мы почти не обращали внимания. Человек испытывает потребность не только в безопасности и любви, но и в знании. Он любознателен от природы, ему хочется знать все больше и больше, он страждет сорвать покровы с неведомого, стремится открыть еще не открытые двери. Кроме любопытства, человеку свойственно глубоко философское стремление к упорядочению и осмыслению мира. Хорошие межличностные отношения, без сомнения, способствуют удовлетворению всех этих стремлений, и то же самое до известной степени можно сказать и об отношениях, связывающих психотерапевта с пациентом.

Наконец, следует отметить и тот очевидный (хотя почему-то почти никем не замеченный) факт, что любить столь же приятно, как и быть любимым. Потребность в выражении любви подавляется в нашей культуре не меньше, а может быть и больше, чем сексуальные и агрессивные импульсы. Западная культура не предоставляет человеку практически никаких легальных норм для того, чтобы выразить симпатию, продемонстрировать любовь. Можно назвать только три типа отношений, в которых экспрессивные проявления такого рода не встречают запретов: супружеские и любовные отношения, детско-родительские отношения и отношения между бабушками и внуками. Но даже в рамках этих отношений любовь нередко сопряжена с чувством вины, защитными реакциями, борьбой за власть, и ее открытое выражение вызывает смущение.

Рассуждая о психотерапии, мы зачастую упускаем из поля зрения тот факт, что психотерапевтические отношения допускают и даже поощряют открытое, вербальное выражение любви. Только здесь (а также в так называемых группах личностного роста) человек имеет возможность открыто выразить свою любовь к другому человеку, только здесь его способность к любовной экспрессии освобождается от нездорового и наносного и осуществляется в полной мере. Это наблюдение вынуждает нас заново оценить фрейдовские концепции переноса и контрпереноса, разработанные им в ходе изучения патологии и слишком узкие для того, чтобы с их помощью анализировать здоровые межличностные отношения. Очевидно, настала пора расширить рамки этих понятий с тем, чтобы они охватывали собой не только болезненные, иррациональные импульсы, но и здоровые, здравые побуждения человеческого организма.

Во взаимоотношениях между людьми отмечаются, по крайней мере, три разновидности, три стиля: доминантно-подчиненный (или субординационный), демократичный и попустительский (отстраненный). Наблюдать их можно в самых разных областях жизнедеятельности человека, в том числе и во взаимоотношениях терапевта и пациента.

Порой терапевт занимает активную, наступательную позицию, становится своего рода начальником для пациента, олицетворением силы, власти, опыта, знания, решимости. Порой пациент видит в терапевте партнера по общему делу, а иногда терапевт становится для пациента своего рода холодным, бесстрастным зеркалом, в котором тот видит свое истинное обличие. Именно этот, последний стиль отношений рекомендовал терапевту Фрейд, однако на практике терапевты отдают предпочтение первым двум; при этом в любом нормальном, здоровом, человеческом чувстве терапевта по отношению к пациенту мы склонны видеть контрперенос, то есть нечто нездоровое, иррациональное.

Таким образом, если мы согласимся с мыслью, что психотерапевтический эффект невозможен вне межличностных отношений между пациентом и терапевтом, что эти отношения так же естественны и необходимы для пациента как вода для рыбы, то мы должны прийти к выводу, что различные стили психотерапевтических отношений важны не только сами по себе, не per se, но и в том отношении, насколько они удовлетворяют запросам конкретного пациента. Было бы неверно отдавать предпочтение одному стилю и отвергать остальные. Хороший терапевт должен иметь в своем арсенале все перечисленные выше способы общения с пациентом, а может быть и иные, пока не известные нам.

Как явствует из приведенных выше примеров, для большинства пациентов наиболее благоприятен демократичный стиль общения, предполагающий теплые, дружеские, партнерские взаимоотношения с терапевтом. Однако есть немало пациентов, например, с тяжелыми, хроническими формами неврозов, которым демократичный стиль общения с терапевтом не принесет пользы и, мало того, даже противопоказан.

Пациент с авторитарным складом характера, склонный видеть в добром отношении проявление слабости, почувствовав благожелательное, участливое отношение к себе терапевта, станет презирать его, смотреть на него свысока. С такими людьми терапевт всегда должен быть начеку, он должен сразу же строго обозначить границы дозволенного для пациента и не позволять ему нарушать их – в конце концов это пойдет пациенту на пользу. Есть немало ученых, которые особо подчеркивают необходимость подобного рода жесткости во взаимоотношениях между пациентом и психотерапевтом.

Некоторые пациенты склонны видеть в любви лишь способ обмануть, подчинить другого человека своей воле. Такие люди чувствуют себя спокойно только тогда, когда терапевт занимает отстраненную позицию. Человек с глубинным чувством вины, напротив, требует наказания. Определенная степень авторитарности, жесткости необходима также при общении с пациентами, склонными к саморазрушительному, суицидальному поведению.

Однако в любом случае терапевт должен отдавать себе отчет в том, какой тип взаимоотношений складывается у него с конкретным пациентом. Несмотря на то, что психотерапевт вправе уступить склонностям характера, вправе предпочитать какой-то один стиль взаимоотношений с пациентом, все-таки он должен уметь контролировать себя и отказываться от своих предпочтений, когда это необходимо для здоровья пациента.

Если отношения между терапевтом и пациентом неудовлетворительны – неважно, оцениваем мы их с точки зрения общих критериев или с точки зрения пользы для конкретного пациента, – то вряд ли можно ожидать осуществления всех возможностей психотерапевтического воздействия, поскольку, выстроенные на неверном основании, такие отношения, как правило, либо не приводят к успеху, либо вовсе обрываются после первой же встречи. В тех случаях, когда пациент, несмотря ни на что, все-таки остается с терапевтом, которого он ненавидит, презирает или боится, большая часть его времени и усилий уходит на то, чтобы досадить терапевту, продемонстрировать терапевту свое пренебрежение или защититься от него.

Подводя черту под всем вышеизложенным, можно сказать, что хорошие межличностные отношения, хотя и не могут быть самоцелью, а служат лишь средством достижения отдаленных целей, необходимой или чрезвычайно желательной предпосылкой эффективного психотерапевтического воздействия, так как в большинстве случаев обеспечивают пациенту удовлетворение базовых психологических потребностей.

Этот вывод влечет за собой ряд любопытных следствий. Если суть психотерапии состоит в том, чтобы сформировать у нездорового индивидуума качества, которые он так и не смог приобрести в результате взаимоотношений с людьми, следовательно, психологически нездорового индивидуума можно определить как человека, не знающего, что такое хорошие отношения между людьми. Такое определение полностью согласуется с предыдущим определением, которое мы дали психологическому нездоровью. Психологическое нездоровье мы трактовали как неспособность удовлетворить насущные потребности в любви, уважении и т.п. Ясно, что такое удовлетворение возможно только во взаимодействии с другими людьми. Несмотря на почти полное тождество этих двух определений, они различаются акцентами и открывают перед нами разные направления для анализа, обращают наше внимание на разные стороны психотерапии.

Новое определение психологического нездоровья позволяет нам по-новому взглянуть на отношения между психотерапевтом и пациентом. Мы привыкли видеть в психотерапии своего рода крайнее средство, последний шанс, нечто подобное хирургическому вмешательству, например. К психотерапевту обращаются, главным образом, глубоко нездоровые люди, и потому в сознании большинства населения, как впрочем, и в сознании самих терапевтов, психотерапия приобрела оттенок роковой неизбежности, ужасной, трагической необходимости.

В завершение всего сказанного хочется вновь обратиться к вопросу, от которого преждевременно отказался психоанализ, к вопросу о возможности неформальных, дружеских отношений между терапевтом и пациентом, причем как после завершения хода лечения, так и в ходе оного.

Источник:
Мир Психологии
в раздел Оглавление «Мотивация и личность» Глава 15 Психотерапия и хорошие отношения между людьми
http://persev.ru/book/psihoterapiya-i-horoshie-otnosheniya-mezhdu-lyudmi

Хорошее отношение

Хорошее отношение к лошадям

Били копыта,
Пели будто:
— Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб.-
Ветром опита,
льдом обута
улица скользила.
Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
— Лошадь упала!
— Упала лошадь! —
Смеялся Кузнецкий.
Лишь один я
голос свой не вмешивал в вой ему.
Подошел
и вижу
глаза лошадиные.

Улица опрокинулась,
течет по-своему.

Подошел и вижу —
За каплищей каплища
по морде катится,
прячется в шерсти.

И какая-то общая
звериная тоска
плеща вылилась из меня
и расплылась в шелесте.
«Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы сих плоше?
Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь».
Может быть,
— старая —
и не нуждалась в няньке,
может быть, и мысль ей моя казалась пошла,
только
лошадь
рванулась,
встала на ноги,
ржанула
и пошла.
Хвостом помахивала.
Рыжий ребенок.
Пришла веселая,
стала в стойло.
И всё ей казалось —
она жеребенок,
и стоило жить,
и работать стоило.

Владимир Маяковский: хорошее отношение к лошадям.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Источник:
Хорошее отношение
Хорошее отношение к лошадям Били копыта, Пели будто: — Гриб. Грабь. Гроб. Груб.- Ветром опита, льдом обута улица скользила. Лошадь на круп грохнулась, и сразу за зевакой
http://stihi-rus.ru/1/Mayakovskiy/54.htm

Хорошее отношение к лошадям»: анализ стихотворения

Автор: Guru · Опубликовано 16.08.2017 · Обновлено 08.10.2017

Стихотворение В. В. Маяковского «Хорошее отношение к лошадям» было написано в 1918 году – период, когда творца уже признали, но еще не поняли. Именно это эмоциональное состояние вдохновило его на создание этого лирического крика непонятой души, которая все равно не сдается и хочет творить во благо людей.

Поэт был завален работой, пытался помочь новой власти, но что бы он ни делал, все равно чувствовал себя изгоем общества, поэтому выразил свои переживания в образе ломовой клячи, над которой потешается толпа. Смысл произведения «Хорошее отношение к лошадям» в том, что ей тоже не хватало участия и поддержки, как и одинокому Маяковскому. Однако и автор, и лирическая героиня бескорыстно и самоотверженно трудятся ради людей, а те отвечают им грубым и несправедливым обращением. Но он, тем не менее, призывает лошадь не отчаиваться и идти дальше, чтобы помогать человечеству, хоть оно и не осознает величия этой жертвы.

Автор сравнивает себя с загнанной упавшей кобылой, ставшей предметом насмешек. Лирический герой говорит, что все люди похожи на это животное, оступаются и больно падают, но упав, не следует расстраиваться и все бросать. Надо продолжать бороться и жить, и даже лошадь в конце стихотворения собирает все свои силы встает и продолжает идти.

Автор пишет свой стих в разговорном стиле, поэтому жанр лирического стихотворения приобретает новые оттенки и смотрится по-другому. Поэзия Маяковского не схожа с традиционной лирикой даже в выбранном стихотворном размере – лесенка, а не общепринятый ямб или хорей. Поэтому можно сказать, что это произведение принадлежит к тонической системе стихосложения.

В своих произведениях автор часто использует такой прием, как неологизм – это новообразованные или недавно появившиеся слова. Например, в «Хорошем отношении к лошадям» это слова: клёшить, ржанула и т.д.

Благодаря таким художественным приемам как аллитерация и звукопись мы понимаем, насколько тяжело было идти лошади, как ей было больно падать.

Хорошо известно, что Маяковский был гуманистом и с большим рвением принял Октябрьскую революцию. Он возлагал на нее большие надежды и верил, что она поможет изменить общество. Основной темой стиха является любовь к простому животному, которое символизирует рабочий класс. Поэт с уважением относился к простым трудящимся и их работе.

Проблемы равнодушия и жесткости людей к боли того, кто упал и не может подняться, тоже затронуты поэтом. Те, ради кого трудится лошадь, не захотели даже помочь ей встать. Они смеялись над ее горем, так же, как когда-то буржуазия не принимала всерьез беды рабочих и крестьян.

Тема доброты показывает, что любому живому существу достаточно слова сочувствия, и тогда оно поднимется на ноги и начнет работать с удвоенной силой. Необходимо не проходить мимо чужого несчастья, а проявить внимание к тому, кому плохо.

Монолог лирического героя о схожести человека и лошади вызывает чувство грусти. Но, благодаря дружеской поддержке, кобыла пересиливает себя и все же поднимается. Не стоит сдаваться, считает автор, даже если тучи сгущаются и кажется, что никому не нужен и ты, и твой труд.

Хоть стихотворение и имеет яркий революционный подтекст, в нем автор, прежде всего, проявляет гуманизм и открывает свою добрую, сострадательную натуру. Основная мысль стихотворения заключается в том, что нельзя проходить мимо того, кто нуждается в помощи. Нужно хотя бы поддержать его в трудную минуту, ведь мы все похожи, никто не застрахован от жизненных неудач и роковых случайностей. Речь главного героя затрагивает сердца людей и помогает понять, что в жизни необходимы отзывчивость и чуткость к другим.

Источник:
Хорошее отношение к лошадям»: анализ стихотворения
Проблематика, тематика, смысл стихотворения Маяковского "Хорошее отношение к лошадям". Жанр, размер, примеры средств художественной выразительности.
http://literaguru.ru/horoshee-otnoshenie-k-loshadyam-analiz-stihotvoreniya/

COMMENTS