Я много лет работаю массажистом»

«Я много лет работаю массажистом. Люди уже давно раздеваются передо мной. Я знаю, как вы будете выглядеть под одеждой: мне достаточно беглого взгляда, чтобы представить вас на своем столе.

Начнем с того, как не выглядит никто: никто не похож на картинку из журнала или кадр из фильма. Даже модели. Никто. Худые люди смотрятся немного костляво, в них есть что-то незаконченное, и это очень привлекательно. Но у них нет красивой округлой груди и ровных округлых ягодиц. Если у вас пышная грудь и попка, у вас будет красивый округлый животик и округлые бедра тоже. По-другому не бывает. (И это тоже очень привлекательно.)

У женщин есть целлюлит. У всех. Эти ямочки очень милы. Это не дефект, не проблема со здоровьем. Это природное последствие того, что вы не обработаны фотошопом.

У мужчин смешные ягодицы. Конечно, большинство моих клиентов — женщины, но иногда я вижу перед собой мужскую задницу, и недоумеваю: что, и это всё? Они очень тощие и неплотные, приходится давить на них нежнее, иначе людям неприятно.

Взрослые люди сморщиваются. Неважно, насколько вы спортивны. С каждым десятилетием вы усыхаете немного больше. Все ваши ткани обвисают. Появляются морщинки. Не знаю, кто пустил слух о том, что морщины есть только у стариков. Как только вы становитесь взрослыми, морщины начинают появляться, и это происходит все быстрее с возрастом. А мы же хотим, чтобы вы прожили долгую жизнь?

Все люди на массажном столе очень красивы. В этом правиле нет исключений. После первого тяжелого вздоха, после первой мысли: «Ну все, можно перестать держать марку, я в безопасности», — человек начинает светиться, сиять. Через несколько минут все его тело испускает свет. Он наполняет комнату, согревает ее, и заполняет массажиста. Говорят, что массажисты — заботливые люди, я думаю, так оно и есть, нам нравится ухаживать за другими и мы обычно очень чувствительны. Но позвольте открыть вам секрет: я занимаюсь массажем ради этого сияния.

Я скажу вам, как люди выглядят на самом деле: они похожи на языки огня. Или на звезды в чистом ночном небе над дикой степью”.

Источник: creu.ru

Когда все кончено, когда любовь ушла, когда нетерпеливые губы перестали смыкаться в нежном поцелуе, а пальцы больше не переплетаются вместе – как это звучит?

Как звучит разбитое сердце?

Громко и хаотично, как большой и шумный город с мелькающими огнями и сигналящими автомобилями?

Или мучительно тихо, как в холодную зимнюю ночь в лесу, когда даже природа замирает и слышно, как снежинки касаются земли?

Когда все кончено, когда любовь ушла – остается только тишина.

Мягкий, пушистый звук разделения двух сердец, длинные размеренные шаги двух душ, медленно уходящие в разные стороны, в разные судьбы.

Тишина настолько большая, настолько густая, настолько грозная, что кажется, она вот-вот превратится в зловещую черную дыру, которые поглотит тебя в одно мгновение.

Все, что ты слышишь – это легкое пощипывание в твоих опухших от бесконечных слез веках, покалывание в нервном напряжении в животе и короткие вдохи через рот, словно маленькие стонущие крики.

Твои слезы заполняют болезненную тишину, но ненадолго.

Потому что тишина – больше чем тишина, она не может быть заполнена. Это пустота – острое осознание того, что не хватает чего-то важного, тяжелое знание, что что-то настолько родное, как собственная кожа – больше не с тобой.

И все же ты тянешься за этим, за его сердцем – по привычке, из чистой надежды, — и возвращаешься с пустыми руками.

Твое тело снова пронзает боль, словно электрический ток.

Разбитое сердце молчит. Молчит так тихо, что можно услышать звенящую пустоту, отсутствие любимого голоса, который ты знаешь слишком хорошо, молчит так тихо, чтобы услышать отчаянное безумие своих собственных мыслей.

Воспоминания появляются в твоей голове как живые цветные вспышки, добавляя быстрый барабанный бой в твою агоническую тишину.

Первый поцелуй. Первое свидание. Первое «Я тебя люблю». Последний поцелуй. Последнее «Я тебя люблю».

Первый Новый год вместе, с маленькой кривой елочкой и скромными украшениями. Поцелуи со снежинками в волосах и холодным потом на губах. Занятия любовью в бледном свете полной луны.

Эти воспоминания убийственно драгоценны, они звучат как родной дом. На вкус они как теплое домашнее печенье.

Воспоминания отдаются эхом, будто ты идешь по длинному туннелю из высоких деревянных полок, заставленных томами вашей истории любви, которой больше нет.

Ты слышишь, как твои пальцы нервно листают страницы этих книг и твое сердце наполняется тоской. Все кончено. Все эти драгоценные моменты застывшего времени существуют только в твоих мечтах, горьких главах твоего сердца.

Что произошло? Что пошло не так? Куда делась любовь?

Пустота сжимает твои кости. Тебя пронзает печаль.

Здесь, в глубоких муках разбитого сердца, нет ответов. Есть только тишина. Она звучит так пусто и безнадежно, бесконечно темно, словно солнце больше никогда не будет светить, словно ты больше никогда не будешь смеяться.

Все не будет хорошо. Все уже хорошо.

Потому что ты еще здесь, ты жива.

И да, ты еще плачешь, но сквозь ливень своих слез ты выдыхаешь нечто неуловимо чудесное, что ниспослано тебе:

Только здесь, в мутных глубинах неразбавленного одиночества, ты можешь услышать прекрасный звук собственного сердцебиения.

Закрой глаза и слушай:

Ты улыбаешься слабой улыбкой, потому что хотя твое сердце так жалко болит, оно все еще бьется с отчаянной силой. Оно бьется со страстью, с целью, с огнем, с мудростью, с отважной красотой.

Если прислушаешься глубже, ты услышишь взволнованный пуль-пульс-пульс твоих заброшенных мечтаний, которые горят, как светлячки. Ты чувствуешь легкое электрическое притяжение сладкого зова твоей души, трепета твоих крыльев, которые начинают взлетать.

Нет быстрого способа избавиться от одиночества, от зимней тишины свежеразбитого сердца.

Но это нормально.

Потому что прямо сейчас, в этот момент, разбитое сердце звучит как надежда: болезненное рождение нового начала.

Эта тишина сакральна, наполнена мерцающей истиной.

Просто нужно все продышать: шок, потерю, страх, красоту, бесконечную пустоту.

Ты сворачиваешься калачиком под теплым зимним одеялом и осторожно прислушиваешься к прекрасным росткам твоего разбитого сердца, мощным устремлениями твоей цветущей души.

Тишина наполняет тебя, одиночество окутывает твое тело как нежный плед – и надежда пушистым перышком касается твоих щек.

И возможно, просто возможно, ты когда-то вспомнишь этот наполненный грустью день, думая, что именно тогда ты научилась любить тишину.

И возможно, просто возможно, ты вспомнишь этот день как день, когда ты научилась любить себя.

Источник: creu.ru

COMMENTS