Женщина с «непробиваемым» взглядом

Одна из историй на тему – токсичный офис. Недлинная. Но тема, по моим ощущениям, раскрыта…

“По специальности я врач-патологоанатом. Работа трудная не только физически, но и психологически. Врач, который должен знать все… Вопреки распространенному мнению, большую часть работы составляет прижизненная диагностика опухолей. Это огромная ответственность – принимать такие решения и ставить окончательные диагнозы. Т.е. общая атмосфера на работе сама по себе напряженная.

(Не буду сейчас вдаваться в подробности, почему я выбрала эту профессию, на тот момент так было нужно, был закон об обязательной отработке для студентов-бюджетников. И вот после интернатуры я пришла на работу в городскую больницу (в нашем маленьком городе больница одна).

Еще на этапе оформления документов меня насторожило то, что почти каждый человек, узнавший, куда я устраиваюсь, говорил мне одно и то же: что мне это не нужно, и у начальства сложный характер. Но я была молодая, энергичная, с красным дипломом, и мне казалось, что нет нерешаемых проблем.

Когда я принесла направление на работу своей заведующей, меня встретила весьма ухоженная пожилая женщина с каким-то «непробиваемым» взглядом. Она вроде приветливо улыбалась, но все в ней сигналило о том, что меня не рады здесь видеть.

Буквально с первых же дней она начала вызывать меня к себе и устраивать «проверки знаний». Задавала вопросы до тех пор, пока не натыкалась на что-то, чего я не знаю. И тут же начиналась как минимум получасовая лекция о том, что она в моем возрасте из книг не вылезала, за учителем своим по пятам ходила и вообще «кровью и потом» добывала знания.

(Тут нужно сделать небольшое отступление. В нашей стране будущие врачи изучают патологическую анатомию 2 семестра на 3 курсе и судебную медицину 1 семестр на 4 курсе, т.е. к выпуску эти знания изрядно потесняют клинические дисциплины вроде терапии. А интернатура длится всего год. Для сравнения, в США это 4 года, потому что тамошние управленцы в медицине понимают, что за год нереально научиться разбираться в микроскопических проявлениях каждого заболевания. Конечно же, врач с более чем 30-летним стажем всегда найдет что-то, чего не знает молодой интерн).

Дальше – больше, стоило мне начать что-то делать — работать с микроскопом, изучать атласы, писать отчет — она прибегала в мой кабинет, садилась там и… на колу висит мочало, начинаем все сначала: «А что ты делаешь? А почему написала так, а не этак? А знаешь ли ты, что…». Так она планомерно не давала мне работать.

Я металась между вызовами в ее кабинет и этими бесцеремонными вторжениями, тратила массу времени на ее бесцельные расспросы, а к концу рабочего дня она начинала попрекать меня тем, что я мало сделала. Любимая фраза «Не можешь взять знаниями, будешь отрабатывать временем».

Это был второй камень преткновения. Я работала на ставку и уходила всегда в положенное мне время. Ее это безумно злило, в ход шло все: от манипуляций чувством вины (а вот я раньше семи вечера с работы не ухожу) до прямых угроз, что я могу идти работать в другое отделение, если не хочу посвятить себя всю изучению патанатомии. Это не срабатывало, меня дома ждал четырехлетний сын и мне было совершенно все равно, до которого часа работает заведующая.

Тогда в ход пошла тяжелая артиллерия. Сначала она начала звонить начмеду и жаловаться на то, что новый врач «медлительная, тупая, ничего не соображает», это говорилось очень громко, чтоб я не могла не услышать. Еще она звонила другим врачам со словами «Ах, у нас новый врач, она еще ни в чем не разбирается».

Потом начала переходить на личности, обзывать меня, критиковать мою внешность (я склонна к полноте), запрещала мне ходить на обеденный перерыв и есть на работе, я прятала воду и яблоки в ящике стола и потихоньку брала, пока никто не видел.

Если я выходила из кабинета, она тут же преследовала меня. Запрещала разговаривать с другими коллегами, настраивала против меня коллектив и второго врача.

Для примера приведу один показательный случай. У нас в отделении существует практика экстренной диагностики, т.е. человек лежит под наркозом на операционном столе, а мы в это время очень-очень быстро изучаем образец его опухоли и даем хирургу ответ: рак это или не рак, от этого зависит, как проводить операцию. Это очень сложная диагностика и большая ответственность за жизнь и здоровье человека. Такую процедуру может проводить только врач с опытом и подтвержденной категорией.

И что же придумала моя заведующая? В тот день, когда была запланирована срочная диагностика, она подговорила второго врача уйти из отделения и сама смылась со словами: «Разберешься». На тот момент я работала второй месяц после интернатуры. Я не знала, что делать, я не имела права проводить эту диагностику. Но хирурги об этом не знали и операция шла своим ходом.

Я честно позвонила в оперблок и сказала оперировавшему врачу, что не имею полномочий и знаний, чтоб сделать какие-либо выводы. В заключении написала, что точная диагностика по этому образцу невозможна. Хорошо, что хирурги адекватно отнеслись и все кончилось благополучно. А вот заведующая вернулась, взяла мое заключение и с ехидной ухмылкой спрятала к себе в стол со словами, что если я что-то сделаю не так как ей надо, она эту бумажку отправит, куда положено и меня лишат работы (я тогда еще не знала, что «срочники» не в моей компетенции).

Хотя вина была полностью на ней. Она саботировала запланированную процедуру, ушла в середине рабочего дня и подвергла риску жизнь пациентки, которой в результате пришлось пережить вторую операцию. Я написала это, чтобы вы поняли, что этот человек был способен на что угодно, даже поставить под угрозу чью-то жизнь и здоровье, лишь бы показать, что она умнее всех.

В коллективе процветали сплетни и стукачество. Хорошим был тот, кто за закрытой дверью доносил на других. Остальным не было житья.

Лаборантку с 17-летним стажем, которую нельзя было попрекнуть плохим качеством работы, она изводила по-всякому. Раз придралась, что у этой несчастной лаборантки скрипят сменные туфли и в приказном тоне вынуждала купить другие. А когда лаборантка после этого разговора на цыпочках вышла из кабинета, чтоб не издать ни звука, заведующая выбежала ей вслед и крикнула: «Что ты идешь, как обоссанная!»

При мне из коллектива за год ушло трое человек со стажем и опытом работы. Второй врач тоже вскоре ушел, отработав 15 лет, а она постоянно говорила про него, что он дурак, псих и т.д.

А чтобы якобы сплотить коллектив, она каждую пятницу устраивала за обедом посиделки с алкоголем, присутствовать на которых было обязательно. Это давало ей компромат на всех: мол, выпивали в рабочее время, а кто отказывался, подвергался шквалу издевок. Меня выручали коллеги, которые делали вид, будто наполняют мой бокал, а там уже был налит какой-нибудь сок, похожий на вино.

…Я продержалась почти два года. После ухода второго врача она стала вроде как чуть мягче, потому что поняла, что ей не с кем будет работать. Но мне уже было неважно. На тот момент у меня появилась стабильная надомная работа, и я решила, что пришло время для второго ребенка. Но до выхода в декрет она мне изрядно потрепала нервы.

Вообще, беременным женщинам запрещено проводить вскрытия, а меня заведующая мало того, что посылала вскрывать до 6-го месяца, так еще и подсовывала откровенно опасные случаи, например, с подтвержденным туберкулезом.

…Вот уже почти два года, как я вырвалась из этого кошмара. Заведующая все это время работает совсем одна, больше не нашлось на земле идиотов, готовых идти к ней в подчинение. Мне до сих пор иногда звонят коллеги, те кто в силу обстоятельств не смог уйти и говорят, что ждут меня обратно. Но все прекрасно понимают, что пока она не уйдет на пенсию, я вернуться на работу не смогу, а другой больницы, как я говорила, в городе нет.

В качестве вывода: есть только один верный путь для тех, кто попал в токсичный офис – бежать, роняя тапки. А то себе дороже выйдет. Особенно, если начальник-нарцисс уже подмял под себя коллектив. Один в поле не воин. Думаете, я не предлагала коллегам написать коллективную жалобу? Все как один струсили! Они даже боятся надеть на работу красивую одежду или какое-то украшение, иначе сразу начинается дикая зависть и травля…”

Источник: creu.ru

С вами бывает так, что нестерпимо раздражают новички — люди, неопытные в каком-то деле?

А вы сами сталкивались с чужим раздражением, когда вели себя неумело?

Я хочу написать про отношение к неопытности — мне эта тема кажется очень важной. Это отношение влияет на то, насколько легко в нашей среде развиваться, учиться, начинать что-то новое. Я по своей практике знаю, как тяжело людям, которые боятся оказаться в роли неопытного.

Из-за этого страха многие из нас всю жизнь строят так, чтобы никогда не выходить из зоны комфорта — делают только то, что хорошо умеют.

У меня есть такое впечатление, что в нашем обществе к новичкам бывает жесткое, а то и садистическое отношение. Поэтому хочу описать психологическую подоплеку этого отношения, а также дать психологические рекомендации — как быть, если вы сталкиваетесь с этой проблемой.

Для начала хочу сформулировать, что я имею в виду под неопытностью. Это обобщенная характеристика развитости навыков человека, еще недостаточно обученного какой-либо деятельности. Писать я буду про неопытность в широком смысле — в разных видах деятельности: в профессии, в семейной жизни, в общении, да хоть и в вождении автомобиля и пользовании компьютером.

Неумелый человек может доставлять много проблем окружающим. Он часто ошибается, часто ведет себе нелепо. И вполне естественно, что в ответ на эти проблемы у окружающих возникает раздражение. Но сила, направленность и способы выражения этого раздражения могут быть разными.

Это может быть легкое раздражение, а может быть ярость и ненависть. Можно выразить раздражение, не затрагивая личность. А можно раздражиться садистически — оплевать и растоптать. У этого раздражения могут быть разные цели:

  • либо помочь человеку, чтобы он скорее научился;
  • либо наказать человека за его неумелость;
  • либо повысить свой собственный статус за счет новичка.

От чего все эти нюансы зависят? Думаю, от тех установок и убеждений, которые у нас есть по поводу неопытности – от того, что мы в ней видим и как её понимаем.

Установка – это законсервированная оценка какого-либо объекта или события – положительная или отрицательная (одно из определений). Часто наши эмоции бывают относительны — они зависят не столько от свойств объекта, сколько от того, как мы его оцениваем, от установки.

Когда мы видим чью-то неумелость, срабатывают те самые бессознательные установки:

  • Если у нас есть убеждение, что неопытность — это вполне естественная часть обучения новому делу, то мы классифицируем её как приемлемое поведение и не осуждаем человека. Мы можем злиться на ситуацию, но понимать при этом, что нет поводов винить в этих неприятностях самого человека – он не волшебник, а только учится.
  • Если у нас есть убеждение, что неопытность — показатель ничтожности, низкого статуса, что-то постыдное, то в ответ на неумелое поведение мы приходим в ярость или чувствуем презрение. И эмоции эти направлена на человека, а не на ситуацию. Неумение оценивается не как временный фактор, а как свойство личности. При таком отношении мы совершаем ошибку атрибуции (определения причин) — мы ошибочно приписываем сложность ситуации личным свойствам человека. Очень сложно бывает осознать такую предвзятость, если она сливается с негласными нормами общества.

В нашем обществе ценится опытность, и такие качества как искусность, умелость, адекватность. Неопытность — что-то противоположное опытности, на первый взгляд, и вроде как логично её презирать. Тем более, что у многих есть психологические травмы — наша система воспитания требует от человека совершенства, не признавая права на несовершенство и на неопытность в частности. Часто непримиримые с чужой неопытностью люди так защищаются от своего вытесненного стыда — кто-то в раннем детстве запретил им быть неопытным и стыдил за это. Произошла идентификация с агрессором. Но ведь неопытность – неизбежный этап получения опыта. Невозможно стать опытным, не пройдя период неопытности. Иначе мы рождались бы уже сразу матёрыми и умелыми, и дипломы с сертификатами нам выдавали бы прямо в роддоме.

Получается, презрение к неопытности — последствие ошибок мышления. Как можно выйти из этой когнитивной ловушки? Можно переосмыслить это отношение с позиции взрослого. Ведь дискриминационное отношение к неопытным часто исходит из родительской позиции — из отношения “Я OK, ты не OK”. Она может проявляться в садизме, но это совсем патологический вариант. Может проявляться в опеке, в панибратстве и фамильярности, в снисходительности, в менторстве и морализаторстве, а также в насмешках.

Какова взрослая позиция в моем понимании? Понимающая и безоценочная. Этот человек сейчас учится, и я тоже когда-то учился. Я не должен его опекать, у меня нет поводов его презирать — он OK. Если есть возможность и желание — помогу, если нет — не буду.

Когда начинаешь что-то новое, важно в себе осознать негативное отношение к неопытности — оно может распространяться на себя самого. Я себя воспринимаю как неопытного, а неопытность для меня — это плохо. Значит, я должен себя за это презирать. Очень больно ловить эти реакции от окружающих, если в глубине души мы соглашаемся с высокомерным отношением к себе. И учиться и развиваться тоже очень тяжело — может и не хватить мотивации.

Сложно оспорить негативное отношение окружающих, подвергнуть его критике, если мы сами его разделяем. Чтобы его оспорить, нужно начать с себя — осознать дедовщину в себе и перестать с ней соглашаться. Если мы пересмотрим свои убеждения по поводу неопытности, то мы ослабим свою зависимость от оценок окружающих.

Например, если кто-то к вам относится свысока, и вам это неприятно, то можно дать обратную связь. Рассказать о своих эмоциях в связи с таким отношением и нормализовать отношение к неопытности — напомнить, что каждый человек чему-то учится и бывает неумелым. Если человек с вами не согласится, а вас все еще волнует его мнение, значит, вы и сами себя не окончательно переубедили. В пересмотре такого жесткого отношения к себе может помочь психолог. Как правило, устойчивое неприятие неопытности связано с травмами раннего развития — с непрожитым законсервированным стыдом за свое несоответствие требованиям значимых других.
Кстати, даже в моем посте так получается, что речь идет только о негативных сторонах неопытности. А ведь у нее можно найти множество преимуществ и плюсов:

  • во-первых, неопытность — это гибкость восприятия, свобода от зашоренности, отсутствие профдеформаций.
  • во-вторых, обучение, становление из неопытного в опытного — это увлекательный процесс.

Да и вообще, это уникальное состояние открытости, свежести, свободы, легкости.

Источник: creu.ru

COMMENTS