Житейская психология

Житейская и научная психология

Профессор В.В. Петухов о научной и житейской психологии.
скачать видео

Житейская психология всегда конкретна и приземлена, в этом ее сила и слабость.
скачать видео

Основное различие житейской и научной психологии — в качестве и характере знания. Житейские знания и опыт обычно более конкретны, носят интуитивный характер и чаще невысокого культурного уровня: основаны на стихийных наблюдениях, случайных размышлениях, часто негативны и безответственны, сильно подвержены моде, настроениям, страхам и слухам, во многом иррациональны. Научные психологические знания — продуманы, обобщены, рациональны, обоснованы профессиональным наблюдением и организованным экспериментом.

Житейские психологические знания конкретны; они приурочены к конкретным ситуациям, конкретным людям, конкретным задачам.

Официанты и водители такси, как правило, хорошие житейские психологи, но, как правило, только в рамках своей профессии.

Дети — профессора психологии, с мамой он один, с отцом — другой, с бабушкой — совсем третий: в каждом конкретном случае ребенок хорошо знает, как надо себя вести, чтобы добиться желаемой цели. Но за рамками своей семьи дети, как правило, наивны и беспомощны. Их знания так далеко не распространяются.

Научная же психология, как и всякая наука, стремится к обобщениям. Она ставит себе такие задачи и к этим задачам, пусть постепенно, но движется.

Житейские психологические знания носят интуитивный характер. Как правило, они приобретаются путем практических проб и прилаживаний, а такой путь не требует рационального осмысления.

Например, дети приобретают свой опыт в ходе ежедневных и даже ежечасных испытаний, которым они подвергают взрослых. Опыт богатейший, он есть у каждого, но словесно его изложить может мало кто.

Научные психологические знания — продуманы, рациональны, вполне осознанны.

Культурный уровень научного знания и научных понятий, как правило, более высок. Житейские психологические знания основаны на стихийных наблюдениях, случайных размышлениях, часто негативны и безответственны, сильно подвержены моде, настроениям, страхам и слухам, во многом иррациональны и нередко ничем не отличаются от суеверий.

Любители желтой прессы редко задаются вопросом, на чем основаны те или иные суждения. Например,

  • В рекламе используется «эффект 25 кадра»^
  • Контролировать свои эмоции вредно^
  • «All you need is love!» и так далее —

Подобные суждения подаются уверенно и якобы убедительно. Яркость и новизна суждения, близость к привычным точкам зрения чаще оказываются более важными обстоятельствами, нежели подтверждающие или опровергающие суждения факты.

Подвержены ли моде, слухам, страхам и настроениям научные знания? В области точных наук — в малой степени, в области психологии — к сожалению, да. Неофициальный запрет на слово «формирование», сложившийся в психологии в последние десятилетия, едва ли имеет под собой какие-либо объективные, научные основания. Тем не менее и в области психологии научные суждения более обоснованы, чем житейские понятия, и с развитием психологической культуры постепенно все более приближаются к высоким стандартам науки.

Распространенные в психологическом сообществе убеждения, не имеющие серьезной доказательной базы:

  • Родовое проклятие можно снять, искренне попросив прощение у умершего.
  • Без материнской любви не может сформироваться полноценная личность.
  • Потеря близкого человека — это тяжелая психотравма.
  • Последствия детских психотравм дают о себе знать в течение всей последующей жизни^
  • Поведенческая терапия менее эффективна, чем терапия глубинная^.

Негатив и безответственность — определенность, ответственность

Учитывая, что культурный уровень населения невысок и находится скорее на уровне человека-ребенка, основные черты верований житейской психологии — негативизм и безответственность. Типовые образцы негативных и безответственных верований житейской психологии:

  • Как Новый год проведешь, так год и сложится!
  • Понедельник — день тяжелый.
  • Утро добрым не бывает^.
  • Каждый думает только о себе^.
  • Тренинги никому не помогают^.
  • Все болезни — от нервов.

Психологи, работающие в научно-ориентированной традиции, стремятся быть более определенными и ответственными в своих формулировках.

Житейские знания проверяются личным опытом, научно обоснованы профессиональным наблюдением и организованным экспериментом.

Суть экспериментального метода состоит в том, что исследователь не ждет стечения обстоятельств, в результате которого возникает интересующее его явление, а вызывает это явление сам, создавая соответствующие условия. Затем он целенаправленно варьирует эти условия, чтобы выявить закономерности, которым данное явление подчиняется.

Научные знания осознанно систематизируются и аккумулируются.

Позиция научного психолога в отношении житейской психологии

Какова же должна быть позиция научного психолога по отношению к носителям житейской психологии? Развитие науки напоминает движение по сложному лабиринту со многими тупиковыми ходами. Чтобы выбрать правильный путь, нужно иметь, как часто говорят, хорошую интуицию, а она возникает только при тесном контакте с жизнью. Нужно чутко откликаться на запросы, идущие от жизни, и стремиться к тому, чтобы научные разработки входили в жизнь, повышали психологическую культуру людей, формировали более здоровую и позитивную житейскую психологию. Научный психолог должен быть одновременно хорошим житейским психологом, а если быть точнее — психологом практическим.

Источник:
Житейская и научная психология
Психологос энциклопедия практической психологии
http://www.psychologos.ru/articles/view/zhiteyskaya_i_nauchnaya_psihologiya

Житейская психология

Сегодня внедрение психологии в нашу обыденную жизнь становиться очень популярным: мы посещаем психологические тренинги, обращаемся к психологу за поддержкой, да и сами становимся домашними психологами, начитавшимися премудростей в сети. Учитывая то, что слово «психология» стало для нас эдаким паразитом, пора бы разобраться в понятиях, в том числе, в отличие житейской психологии от научной.

Житейская психология – это гиганты, на которых стоим мы, пигмеи. Это афоризмы, пословицы, изречения, обычаи и обряды. Кроме того, житейской психологией владеет каждый из нас интуитивно. Выводы мы делаем интуитивно, согласно наблюдениям, размышлениям и собственному опыту, это и есть пример житейской психологии.

Житейская психология всегда практична и определяется событиями и условиями, в которых выработалась та или иная «премудрость». Вы наверняка замечали, что пословицы и народные предсказания часто противоречат друг другу, однако житейскую психологию это не смущает, в ней, честно говоря, очень мало логики. Практическая и житейская психология тесно связаны, если житейская психология всегда относится к практической, то последняя отнюдь не на 100% состоит из житейской.

Научная психология существует исходя из цели все обобщить и вывести применимое ко всем правило. Она базируется на логике и строится на экспериментах. В отличие от житейской, в научной психологии не играет роли окружающие событие детали: здесь все правила существуют вне зависимости от обстоятельств.

В научной психологии все закономерно и состоит из аксиом.
Знания, добытые экспериментальными методами, накапливаются, а новые познания вытекают и расширяют своих предшественников.

Здесь каждый психолог

Учитывая то, что главный метод житейской психологии – это передача собственного опыта, основным признаком этого направления будет изобилие специалистов, всегда готовых придти на помощь. У каждого свое прошлое и свои познания жизни, и каждый из нас является экспертом собственной жизни. В результате, в житейской психологии все профи, однако «советы на все 100» не всегда оказываются эффективны в наших руках. Причина проста – житейская психология ситуативна.

Не будем давать оценки этим двум методам познания и передачи знаний. Все они по-своему хороши и полезны, а в сложную минуту, как обычно, нет рядом ни «житейского», ни «научного» психолога.

Источник:
Житейская психология
Сегодня внедрение психологии в нашу обыденную жизнь становиться очень популярным: мы посещаем психологические тренинги, обращаемся к психологу за поддержкой, да и сами становимся домашними
http://kak-bog.ru/zhiteyskaya-psihologiya

Житейская психология

Знание законов жизни несравненно важнее многих других знаний, а знание, прямо ведущее нас к самосовершенствованию, есть знание первейшей важности.

Стоит также сказать, что у житейской психологии имеется много общего с практической психологией. Житейская психология всегда имеет отношение к психологии практической, но практическая психология не полностью состоит из психологии житейской. Все дело в конкретности житейской психологии, из-за которой она не ко всем ситуациям применима. А практическая психология в немалой степени опирается на научные эксперименты, которые носят универсальный характер, насколько это возможно.

Свои житейские знания мы всегда можем проверить личным опытом и этот опыт на самом деле бесценен. Я давно заметил, еще после того, как отучился на психолога, что многое в жизни можно понять только благодаря собственному опыту, что многое из того, чему нас учат не имеет полного сходства с реальной жизнью. Тут уж и житейская и научная и практическая психология, да и вообще любая наука, проверяется жизнью. Мы, конечно, можем организовывать эксперименты, можем проводить профессиональные наблюдения, которые дадут нам массу полезной информации, объясняющей те или иные закономерности этого мира. И все равно, в процессе жизни, мы будем постоянно поражаться новым комбинациям тех или иных закономерностей, делающих нашу жизнь непредсказуемой. Поэтому я считаю, что каждому из нас следует ценить и приумножать свой опыт, который по сути является – проверенными жизнью знаниями.

Не стоит ждать от житейской психологии стопроцентной точности, ведь какую бы мудрость она в себе не несла, ко всем жизненным ситуациям она не применима. В общем-то, и научная психология не так точна и универсальна, как хотелось бы. Поэтому в любой науке нужно полагаться не только на чужие знания и даже не всегда на свои собственные знания, но и на интуицию, как это делают настоящие ученые. А в жизни нам всем часто приходится быть немного учеными, ибо порой жизнь такие задачи перед нами ставит, что для их решения нам никакие знания из учебников и никакой опыт предков не поможет. В этом и заключается прелесть жизни – она загадочна и непредсказуема, что хоть и пугает нас в ней немного, но зато делает нашу жизнь чертовски интересной.

Источник:
Житейская психология
Знание законов жизни несравненно важнее многих других знаний, а знание, прямо ведущее нас к самосовершенствованию, есть знание первейшей важности. Стоит также сказать, что у житейской
http://psichel.ru/zhitejskaya-psihologiya/

Житейская психология

Любая наука имеет в качестве своей основы некоторый житейский, эмпирический опыт людей. Например, физика опирается на приобретаемые нами в повседневной жизни знания о движении и падении тел, о трении и энерции, о свете, звуке, теплоте и многом другом. Математика тоже исходит из представлений о числах, формах, количественных соотношениях, которые начинают формироваться уже в дошкольном возрасте.

Но иначе обстоит дело с психологией. У каждого из нас есть запас житейских психологических знании. Есть даже выдающиеся житейские психологи. Это, конечно, великие писатели, а также некоторые (хотя и не все) представители профессий, предполагающих постоянное общение с людьми: педагоги, врачи, священнослужители и др. Но, повторяю, и обычный человек располагает определенными психологическими знаниями. Об этом можно судить по тому, что каждый человек в какой-то мере может понять другого, повлиять на его поведение, предсказать его поступки, учесть его индивидуальные особенности, помочь ему и т. п.

Давайте задумаемся над вопросом: чем же отличаются житейские психологические знания от научных? Я назову вам пять таких отличий.
Первое: житейские психологические знания, конкретны; они приурочены к конкретным ситуациям, конкретным людям, конкретным задачам. Говорят, официанты и водители такси — тоже хорошие психологи.

Но в каком смысле, для решения каких задач? Как мы знаем, часто — довольно прагматических. Также конкретные прагматические задачи решает ребенок, ведя себя одним образом с матерью, другим — с отцом, и снова совсем иначе — с бабушкой. В каждом конкретном случае он точно знает, как надо себя вести, чтобы добиться желаемой цели. Но вряд ли мы можем ожидать от него такой же проницательности в отношении чужих бабушки или мамы. Итак, житейские психологические знания характеризуются конкретностью, ограниченностью задач, ситуаций и лиц, на которые они распространяются.

Научная же психология, как и всякая наука, стремится к обобщениям. Для этого она использует научные понятия. Отработка понятий — одна из важнейших функций науки. В научных понятиях отражаются наиболее существенные свойства предметов и явлений, общие связи и соотношения. Научные понятия четко определяются, соотносятся друг с другом, связываются в законы.

Например, в физике благодаря введению понятия силы И. Ньютону удалось описать с помощью трех законов механики тысячи различных конкретных случаев движения и механического взаимодействия тел. То же происходит и в психологии. Можно очень долго описывать человека, перечисляя в житейских терминах его качества, черты характера, поступки, отношения с другими людьми.

Научная же психология ищет и находит такие обобщающие понятия, которые не только экономизируют описания, но и за конгломератом частностей позволяют увидеть общие тенденции и закономерности развития личности и ее индивидуальные особенности. Нужно отметить одну особенность научных психологических понятий: они часто совпадают с житейскими по своей внешней форме, т. е. попросту говоря, выражаются теми же словами. Однако внутреннее содержание, значения этих слов, как правило, различны. Житейские термины обычно более расплывчаты и многозначны.

Однажды старшеклассников попросили письменно ответить на вопрос: что такое личность? Ответы оказались очень разными, а один учащийся ответил так: «Это то, что следует проверить по документам». Я не буду сейчас говорить о том, как понятие «личность» определяется в научной психологии, — это сложный вопрос, и мы им специально займемся позже, на одной из последних лекций. Скажу только, что определение это сильно расходится с тем, которые было предложено упомянутым школьником.

Второе отличие житейских психологических знаний состоит в том, что они носят интуитивный характер. Это связано с особым способом их получения: они приобретаются путем практических проб и прилаживаний. Подобный способ особенно отчетливо виден у детей. Я уже упоминала об их хорошей психологической интуиции. А как она достигается? Путем ежедневных и даже ежечасных испытаний, которым они подвергают взрослых и о которых последние не всегда догадываются. И вот в ходе этих испытаний дети обнаруживают, из кого можно «вить веревки», а из кого нельзя.

Часто педагоги и тренеры находят эффективные способы воспитания, обучения, тренировки, идя тем же путем: экспериментируя и зорко подмечая малейшие положительные результаты, т. е. в определенном смысле «идя на ощупь». Нередко они обращаются к психологам с просьбой объяснить психологический смысл найденных ими приемов.
В отличие от этого научные психологические знания рациональны и вполне осознанны. Обычный путь состоит в выдвижении словесно формулируемых гипотез и проверке логически вытекающих из них следствий.

Третье отличие состоит в способах передачи знаний и даже в самой возможности их передачи. В сфере практической психологии такая возможность весьма ограничена. Это непосредственно вытекает из двух предыдущих особенностей житейского психологического опыта — его конкретного и интуитивного характера.

Глубокий психолог Ф. М. Достоевский выразил свою интуицию в написанных им произведениях, мы их все прочли — стали мы после этого столь же проницательными психологами?
Передается ли житейский опыт от старшего поколения к младшему? Как правило, с большим трудом и в очень незначительной степени. Вечная проблема «отцов и детей» состоит как раз в том, что дети не могут и даже не хотят перенимать опыт отцов. Каждому новому поколению, каждому молодому человеку приходится самому «набивать шишки» для приобретения этого опыта.

В то же время в науке знания аккумулируются и передаются с большим, если можно так выразиться, КПД. Кто-то давно сравнил представителей науки с пигмеями, которые стоят на плечах у великанов — выдающихся ученых прошлого. Они, может быть, гораздо меньше ростом, но видят дальше, чем великаны, потому что стоят на их плечах. Накопление и передача научных знаний возможна благодаря тому, что эти знания кристаллизуются в понятиях и законах. Они фиксируются в научной литературе и передаются с помощью вербальных средств, т. е. речи и языка, чем мы, собственно говоря, и начали сегодня заниматься.

Четверное различие состоит в методах получения знаний в сферах житейской и научной психологии. В житейской психологии мы вынуждены ограничиваться наблюдениями и размышлениями. В научной психологии к этим методам добавляется эксперимент. Суть экспериментального метода состоит в том, что исследователь не ждет стечения обстоятельств, в результате которого возникает интересующее его явление, а вызывает это явление сам, создавая соответствующие условия.

Затем он целенаправленно варьирует эти условия, чтобы выявить закономерности, которым данное явление подчиняется. С введением в психологию экспериментального метода (открытия в конце прошлого века первой экспериментальной лаборатории) психология, как я уже говорила, оформилась в самостоятельную науку.

Наконец, пятое отличие, и вместе с тем преимущество, научной психологии состоит в том, что она располагает обширным, разнообразным и подчас уникальным фактическим материалом, недоступным во всем своем объеме ни одному носителю житейской психологии. Материал этот накапливается и осмысливается, в том числе в специальных отраслях психологической науки, таких, как возрастная психология, педагогическая психология, пато- и нейропсихология, психология труда и инженерная психология, социальная психология, зоопсихология и др.

В этих областях, имея дело с различными стадиями и уровнями психического развития животных и человека, с дефектами и болезнями психики, с необычными условиями труда — условиями стресса, информационных перегрузок или, наоборот, монотонии и информационного голода и т. п., — психолог не только расширяет круг своих исследовательских задач, но и сталкивается с новыми неожиданными явлениями. Ведь рассмотрение работы какого-либо механизма в условиях развития, поломки или функциональной перегрузки с разных сторон высвечивает его структуру и организацию.

Приведу короткий пример. Вы, конечно, знаете, что у нас в г. Загорске существует специальный интернат для слепоглухонемых детей. Это дети, у которых нет слуха, нет зрения, нет зрения и, конечно, первоначально нет речи. Главный «канал», через который они могут вступать в контакт с внешним миром, — это осязание.

И вот через этот чрезвычайно узкий канал в условиях специального обучения они начинают познавать мир, людей и себя! Процесс этот, особенно вначале, идет очень медленно, он развернут во времени и во многих деталях может быть увиден как бы через «временную лупу» (термин, который использовали для описания этого феномена известные советские ученые А. И. Мещеряков и Э. В. Ильенков).

Очевидно, что в случае развития нормального здорового ребенка многое проходит слишком быстро, стихийно и незамеченно. Таким образом, помощь детям в условиях жестокого эксперимента, который поставила над ними природа, помощь, организуемая психологами совместно с педагогами-дефектологами, превращается одновременно в важнейшее средство познания общих психологических закономерностей — развития восприятия, мышления, личности.

Итак, обобщая, можно сказать, что разработка специальных отраслей психологии является Методом (методом с большой буквы) общей психологии. Такого метода лишена, конечно, житейская психология.

Теперь, когда мы убедились в целом ряде преимуществ научной психологии перед житейской, уместно поставить вопрос: а какую позицию научные психологи должны занять по отношению к носителям житейской психологии? Предположим, вы окончили университет, стали образованными специалистами-психологами. Вообразите себя в этом состоянии. А теперь вообразите рядом с собой какого-нибудь мудреца, необязательно живущего сегодня, какого-нибудь древнегреческого философа, например.

Этот мудрец — носитель многовековых размышлений людей о судьбах человечества, о природе человека, его проблемах, его счастье. Вы — носитель научного опыта, качественно другого, как мы только что видели. Так какую же позицию вы должны занять по отношению к знаниям и опыту мудреца? Вопрос этот не праздный, он неизбежно рано или поздно встанет перед каждым из вас: как должны соотноситься в вашей голове, в вашей душе, в вашей деятельности эти два рода опыта?

Я хотела бы предупредить вас об одной ошибочной позиции, которую, впрочем, нередко занимают психологи с большим научным стажем. «Проблемы человеческой жизни, — говорят они, — нет, я ими не занимаюсь. Я занимаюсь научной психологией. Я разбираюсь в нейронах, рефлексах, психических процессах, а не в «муках творчества».

Имеет ли эта позиция некоторые основания? Сейчас мы уже можем ответить на этот вопрос: да, имеет. Эти некоторые основания состоят в том, что упомянутый научный психолог вынужден был в процессе своего образования сделать шаг в мир отвлеченных общих понятий, он вынужден был вместе с научной психологией, образно говоря, загнать жизнь in vitro* «разъять» душевную жизнь «на части».

Но эти необходимые действия произвели на него слишком большое впечатление. Он забыл, с какой целью делались эти необходимые шаги, какой путь предполагался дальше. Он забыл или не дал себе труда осознать, что великие ученые — его предшественники вводили новые понятия и теории, выделяя существенные стороны реальной жизни, предполагая затем вернуться к ее анализу с новыми средствами.

История науки, в том числе психологии, знает немало примеров того, как ученый в малом и абстрактном усматривал большое и жизненное. Когда И. В. Павлов впервые зарегистрировал условнорефлекторное отделение слюны у собаки, он заявил, что через эти капли мы в конце концов проникнем в муки сознания человека. Выдающийся советский психолог Л. С. Выготский увидел в «курьезных» действиях типа завязывания узелка на память способы овладения человеком своим поведением.

О том, как видеть в малых фактах отражение общих принципов и как переходить от общих принципов к реальным жизненным проблемам, вы нигде не прочтете. Вы можете развить в себе эти способности, впитывая лучшие образцы, заключенные в научной литературе. Только постоянное внимание к таким переходам, постоянное упражнение в них может сформировать у вас чувство «биения жизни» в научных занятиях. Ну а для этого, конечно, совершенно необходимо обладать житейскими психологическими знаниями, возможно более обширными и глубокими.

Уважение и внимание к житейскому опыту, его знание предостерегут вас еще от одной опасности. Дело в том, что, как известно, в науке нельзя ответить на один вопрос без того, чтобы не возникло десять новых. Но новые вопросы бывают разные: «дурные» и правильные. И это не просто слова. В науке существовали и существуют, конечно, целые направления, которые заходили в тупик. Однако, прежде чем окончательно прекратить свое существование, они некоторое время работали вхолостую, отвечая на «дурные» вопросы, которые порождали десятки других дурных вопросов.

Развитие науки напоминает движение по сложному лабиринту со многими тупиковыми ходами. Чтобы выбрать правильный путь, нужно иметь, как часто говорят, хорошую интуицию, а она возникает только при тесном контакте с жизнью. В конечном счете, мысль моя простая: научный психолог должен быть одновременно хорошим житейским психологом. Иначе он не только будет малополезен науке, но и не найдет себя в своей профессии, попросту говоря, будет несчастен. Мне бы очень хотелось уберечь вас от этой участи.

Один профессор сказал, что если его студенты за весь курс усвоят одну-две основные мысли, он сочтет свою задачу выполненной. Мое желание менее скромно: хотелось бы, чтобы вы усвоили одну мысль уже за одну эту лекцию. Мысль эта следующая: отношения научной и житейской психологии подобны отношениям Антея и Земли; первая, прикасаясь ко второй, черпает из нее свою силу.

Итак, научная психология, во-первых, опирается на житейский психологический опыт; во-вторых, извлекает из него свои задачи; наконец, в-третьих, на последнем этапе им проверяется.

отрывки из книги Гиппенрейтер Ю.Б. «Введение в общую психологию»

Источник:
Житейская психология
Любая наука имеет в качестве своей основы некоторый житейский, эмпирический опыт людей. Например, физика опирается на приобретаемые нами в повседневной жизни знания о движении и падении тел, о
http://www.modo-novum.ru/psiholog/znanie5.htm

COMMENTS